Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Споры и договоры лицитаторов

21 декабря, 2013 - 13:49
ФОТО РЕЙТЕР

Что примечательного в последнем турне Виктора Федоровича, так это его искусство лицитатора, то есть ведущего аукцион. Провел по-голландски. Не путать с галантностью. Dutch auction — это когда торги начинают сразу с огромной суммы, а затем понижают ставки до покупательной способности собравшихся. Способ применяется в том случае, когда надо продать быстро и много (см. словарь практического бизнеса). Начав со 160 млрд, Виктор Федорович реализовал лот за 15 млрд. Указание вида денежной единицы в данном случае не существенно. Во-первых, не будем впадать в меркантилизм, анализируя высокую игру. Во-вторых, мы не в курсе, что под «колпаком» лота и значения estimate, то есть предварительной оценки продающегося имущества. Мы даже не знаем, будут ли выплачены деньги тем неулыбчивым человеком, который поднял карточку с цифрой. Вдруг эта карточка — манекен-ставка, нередкое явление на торгах, когда покупатель с продавцом решили заработать на третьих лицах. Почему закрадывается такое сомнение? А вы бы не заподозрили неладное при виде хозяина разоренного поместья, продающего бриллиант оборванцу в лаптях?

Имею в виду, конечно же, не личности. С ними все в порядке. Виктора Федоровича персонально, если бы он интересовался предметами искусства, были бы рады видеть устроители «Кристис», «Сотбис» и «Филипс де Пюри». Как и Владимира Владимировича, встречали бы хлебом-солью в любом лакшери заведении, будь оно «Де Бирс» или «Роял Датч Шелл». Но вот хозяйства уважаемых людей с замечательными платежными способностями вызывают недоверие. Об украинской стороне подробно говорить не стану. Мы сами все видим, слышим мнения экспертов и ощущаем по пустоте в закромах. А вот о российском благоденствии известно немного.

Знаем, что у них нефтедоллары не переводятся, недра наполняют бюджет, а туристы с двуглавым в кармане засевают деньгами курорты планеты. Но вот, как живут простые люди в России — загадка. Мы не колесим по их необъятным просторам и не проникаем через голубые экраны в Вологду и Бийск, Ярославль и Уссурийск, в Алтай и на Валдай. О них Москва не говорит и не показывает, словно остались на «почти одной шестой части суши» только она и Питер. Вот почему всякая информация с востока, как минимум, вызывает интерес. Тем более, когда она исходит от Андрея Кончаловского, не последнего человека российской культуры. Он известный в мире кинорежиссер, отец которого написал слова гимна, одобренные И. Сталиным в качестве главной песни СССР. Потом эти же слова Сергея Михалкова и Эль-Регистана чуть-чуть переделали по просьбе В. Путина и сделали гимном России. Брат Андрея Кончаловского, Никита Михалков, тоже известный в стране режиссер, дружит с Путиным и считается ведущим российским патриотом. Словом, информация, которую я получил из блога Андрея Кончаловского почти год назад, во-первых, исходит из глубин близкой к Кремлю российской аристократии. Во-вторых, важна для понимания условности аукционной сделки между Владимиром Путиным и Виктором Януковичем. Взглянем глазами Андрея Кончаловского на субъект, купивший режим Виктора Януковича за 15 млрд.

Россия ежегодно теряет по одной области своего населения. За десять лет — семь миллионов граждан. По уровню продолжительности жизни — на 160-м месте в мире, уступая многим странам Африки. В России около пяти миллионов беспризорников — в десять раз больше, чем в СССР после Второй мировой войны. 80% детей в приютах и домах-интернатах имеют живых родителей. Восемь из десяти стариков в домах престарелых имеют материально обеспеченных детей. От пьянства гибнет ежегодно более 70 тысяч людей и 30 тысяч — от передозировки наркотиками. За последние десять лет только в Сибири исчезло 290 малых городов. Плотность населения в самой значительной по территории и природным богатствам азиатской части страны составляет два человека на один квадратный километр. Для наглядности, возьмите небольшое украинское село, в котором, к примеру, 150 домов, около 500 человек. И представьте его в центре круга, где в радиусе 50 км — ни души. Это лишь некоторые цифры большого и тревожного обращения российского интеллектуала к нации. Оно названо: «Ужаснись самому себе».

Как я могу поверить, что страдающая от нищеты, социальных язв и моральных мучений большая страна отдает последнее своей нелюбимой соседке? По официальной статистике за год их армия нищих увеличилась на полмиллиона человек и достигла численности 19 млн 600 тыс.

Наше «жебрацьке військо» Госкомстат оптимистично оценивает на уровне семи-восьми миллионов. Получается, каждый российский неимущий скидывается по 700 долларов с носа на пропитание Украины. А затем наши восемь миллионов должны им вернуть каждый по 1870 долларов, не считая процентов. Тут пахнет двойным убийством. Сначала мы загоняем в гроб бедных россиян, потом они затаскивают туда повязанных долгами украинцев. Напоминает наш анекдот о кумовьях, ехавших с неудачной ярмарки. Оба ничего не продали и щупают в кармане последнюю гривну, размышляя, как бы удвоить хоть этот маленький капитал. И вот один кум, увидев на дороге кизяк, говорит: «А спорим, куме, я за гривну съем, что на дороге лежит?». Продолжение истории известно всем...

Боюсь, это не только анекдот, но и последствия московского аукциона. Россия, по мнению их экономистов, не собирается выделять кредит Украине живыми деньгами. Видимо, стороны договорились вместе заработать на газе. Таком привычном и соблазнительном товаре для их и наших энерджайзеров бизнеса. Невесомый, невидимый, легко сжимающийся и соединяющийся с воздухом в любых соотношениях, дорогой снаружи и дешевый внутри, с неприятным запахом, но со вкусной ликвидностью. Мечта любого продавца. Жаль, ни мы, ни россияне не попадаем в их число. Только вместе вытаскиваем деньги из пустеющих карманов на щедрые кредиты и убийственные проценты.

Рубрика: 
Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments