Два крыла, которыми возвышается человеческий дух в бескрайние просторы, - это вера и наука.
Иосиф Слепой, украинский церковный деятель, предстоятель Украинской греко-католической церкви, кардинал Римско-католической церкви

У Путина своя война и свой Холокост

24 января, 2020 - 16:47

Центральным мероприятием во время визита российского президента Владимира Путина в Иерусалим на юбилей освобождения Освенцима стало открытие монумента в честь жителей и защитников блокадного Ленинграда «Свеча памяти». Президент Израиля Реувен Ривлин в своем выступлении помянул не только Ленинград, как родной город Путина, но и еврейскую бабушку, которая иногда ухаживала в детстве по-соседски за будущим президентом. И закончил патетическим восклицанием: «Между нашими нациями, господин Президент, есть вечный союз: у нас общая судьба и общее предназначение».

Насчет «вечного союза» Ривлин, чтобы сделать дорогому гостю приятное, пожалуй, немного погорячился. Если вспомнить Российскую империю, то там никакого союза между русскими и евреями или, шире, между Российским государством и евреями не было, а была пресловутая «черта оседлости». В СССР в первые десятилетия его существования евреи в кои веки стали полноправными гражданами. Но недолго музыка играла… После Второй мировой войны началась борьба с «безродными космополитами», т. е. с евреями. После смерти Сталина она потеряла прежнюю остроту, но политика государственного антисемитизма осталась и продолжалась вплоть до последних лет существования Советского Союза – до горбачевской перестройки. Потом государственный антисемитизм в России исчез (бытовой остался, но тоже потерял былую остроту – ксенофобы переключились на мигрантов).

Но говорить о союзе России и Израиля сегодня вряд ли возможно. Слишком велики, например, противоречия между двумя государствами в Сирии, и слишком различается политика России и Израиля в отношении Ирана, в котором еврейское государство видит главную угрозу своему существованию. Да и политические системы двух государств различаются кардинально. И вот тому характерный пример.

Путин в Иерусалиме встретился с матерью израильтянки Наамы Иссахар, которую задержали весной 2019 года с 9,6 грамма гашиша в транзитной зоне аэропорта Шереметьево, где она делала пересадку. За эту дозу легкого наркотика для личного потребления она получила 7,5 лет колонии общего режима. Замечу, что только что российский суд в аналогичном деле продемонстрировал свой гуманизм. Популярная актриса Наталья Бочкарева была задержана примерно с такой же дозой, но только более тяжелого наркотика – кокаина. И отделалась судебным штрафом в 30 тыс. рублей. Почему же беспристрастный и неподкупный российский суд столь сурово отнесся к несчастной израильтянке? Только потому, что она оказалась в нужное время и в нужном месте – в Москве.

Дело в том, что как раз тогда решался вопрос о выдаче в США российского хакера Алексея Буркова, арестованного в Израиле. Он не только успел отметиться в Америке многочисленными финансовыми преступлениями, за которые ему грозит до 80 лет тюрьмы, но и наверняка сотрудничал с российскими спецслужбами. Иначе не объяснишь, почему Кремль отдал команду захватить первого попавшегося заложника для обмена на хакера, и этой заложницей оказалась Наама Иссахар. Но израильтяне проявили принципиальность и менять преступника на заложника не стали. В результате Бурков оказался в американской тюрьме. Однако Путин просто так освобождать израильтянку все-таки не стал. Как будто стороны договорились об ее обмене на передачу России Александрийского подворья в Иерусалиме, и эта сделка должна быть осуществлена вскоре после завершения юбилейных мероприятий в Израиле. Хотя Иссахар отказалась писать прошение о помиловании, но есть предчувствие, что в самое ближайшее время ее освободят.

Премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху вообще назвал Путина своим другом, помянул погибшего в блокаду малолетнего брата российского президента, а блокаду Ленинграда, если верить русскому переводу на сайте президента России, охарактеризовал как «самое жуткое событие современного века» (думаю, холокост все же будет пострашнее). И еще Нетаньяху подчеркнул, что «именно Красная армия открыла и спасла заключённых в Освенциме» (хотя, замечу большинство солдат, освобождавших Освенцим, были украинцами).

Путин же сказал правильные слова о том, что «блокаду Ленинграда и Холокост ни с чем сравнить нельзя. Из поколения в поколение передаётся священная память о мученичестве и мужестве миллионов людей, о не постижимых разуму потерях, лишениях и героизме и наш общий справедливый гнев о содеянном нацистами». А вот затем на форуме «Сохраняем память о Холокосте, боремся с антисемитизмом», состоявшемся на территории мемориального комплекса «Яд Вашем», российский президент отдал дань пропаганде. Он заявил, что из 6 млн. евреев, убитых нацистами, 40% составляли граждане СССР. Однако эта доля не соответствует действительности. Даже если отбросить вопрос о том, считать ли гражданами СССР евреев с тех территорий, которые были захвачены Сталиным в 1939-1940 годах, советских евреев в границах 1941 года погибло около 1,5 млн. человек. Это составляет четверть всех жертв, но все-таки не 40%, и откуда Путин взял эту цифру, непонятно.

Он напомнил о том, что у Холокоста «были и соучастники, пособники. В жестокости они зачастую превосходили своих хозяев. Фабрики смерти, концлагеря обслуживали не только нацисты, но и их пособники во многих странах Европы. На оккупированных территориях Советского Союза, где орудовали эти бандиты, было убито наибольшее количество евреев. Так, на Украине погибло порядка 1,4 миллиона евреев. В Литве уничтожено 220 тысяч человек. Это – обращаю на это ваше внимание, дорогие друзья, – это 95 процентов довоенного еврейского населения этой страны. В Латвии – 77 тысяч. Холокост пережили лишь несколько сотен латышских евреев». Здесь опять идет сознательная путаница с цифрами. В действительности из 6 млн. евреев на оккупированной советской территории погибло около 1,5 млн. советских евреев и около 0,5 млн. евреев из Западной Европы – всего около 2 млн. человек. Это составляет треть всех жертв, но никак не большинство. Подавляющее же большинство евреев, около 4 млн. человек, было уничтожено в гетто и лагерях смерти тогдашнего «генерал-губернаторства», т. е. в оккупированной нацистами Польше, но слова «Польша» и «поляки» Путин в своей речи не произнес ни разу.

Подобно тому, как Германия была главным противником СССР во Второй мировой войне, Польша теперь объявлена Путиным главным врагом России в войне за историческую память о Второй мировой войне. Характерно, что, касаясь истребления евреев на оккупированной советской территории, президент России упомяну только Украину, Литву и Латвию, т. е. те постсоветские государства, отношения с которыми у России откровенно плохие. Белоруссию, с которой у России вроде бы существует союз, Путин упоминать не стал, хотя евреев там погибло до 600 тыс. человек, т. е. больше, чем в Литве и Латвии. Да и по Латвии и Литве Путин дал завышенные оценки. Евреев в Латвии погибло около 60,5 тыс. человек, а евреев Литвы – около 141 тыс. человек. По Украине Путинская оценка также представляется значительно завышенной. Главное же, упоминания Литвы, Латвии и Украины рядом со словами о местных пособниках Холокоста должно создать у слушателей впечатление, что основная масса пособников была именно из этих стран. Между тем, белорусские коллаборационисты не менее усердно трудились над «окончательным решением еврейского вопроса». И совсем не стоит выводить за скобки, как это делает Путин, участие в Холокосте российского населения. Ведь евреев уничтожали не только в Украине, Белоруссии, Литве и Латвии, но и, например, пусть в значительно меньшем количестве, в Смоленской, Воронежской и Орловской областях, где большинство коллаборационистов неизбежно составляли русские. Но, кроме того, русские были достаточно солидно представлены в айнзатцгруппах СД, действовавших в Украине, Белоруссии и странах Балтии. Основная часть айнзатцгрупп рекрутировалась из пленных. А среди пленных русские преобладали над всеми остальными национальностями.

Путин также предложил провести встречу глав государств – постоянных членов Совета Безопасности ООН: России, Китая, США, Франции и Великобритании, назвав ее саммитом «государств, которые внесли главный вклад в разгром агрессора». Ну, насчет вклада Франции хорошо высказался германский фельдмаршал Вильгельм Кейтель, когда подписывал капитуляцию. Увидев среди принимавших капитуляцию французского генерала, он с иронией заметил: «Что, им мы тоже проиграли?» Если же посмотреть на вклад в победу тех же поляков, после захвата немцами Польши сражавшихся как на Восточном, так и на Западном фронте, то он выглядит ничуть не меньше французского. Но Польшу Путин предпочитает не называть, тем более в положительном контексте.

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ