Не знать истории - значит всегда быть ребёнком.
Цицерон, древнеримский политический деятель, выдающийся оратор, философ и литератор

Удар по Днепру. С путинской точностью

Это классика колониализма, в том числе русского, — союз одной части элиты с потенциальной метрополией — против другой
3 ноября, 2015 - 18:41
ФОТО НИКОЛАЯ ЛАЗАРЕНКО

Украинские выборы — дело сугубо внутреннее, поэтому я две недели воздерживался от любых публикаций. На главную тему высказываться не с руки, а писать о чем-то другом нет особого смысла. Но в последние дни произошло нечто такое, что заставляет взглянуть на результаты выборов в российском контексте. События эти таковы: погром в Библиотеке украинской литературы и задержание ее директора Натальи Шариной. Задержание сопредседателя Объединения украинцев России Валерии Семененко и требование Федеральной миграционной службы РФ о перерегистрации всех украинцев, кроме беженцев с оккупированных Россией юго-восточных территорий. Ни у кого нет сомнений, что это означает начало этнической чистки. При этом жители Донбасса получают некий промежуточный статус — они теперь не совсем граждане Украины. Но и не российские граждане.

И сразу после этого круг замкнулся — в том же ряду, что и события в Москве, оказался арест Геннадия Корбана и разгром партии «УКРОП», означающий наступление на волонтерское движение и на участников АТО.

Может быть, не слишком корректно цитировать главного редактора издания, с которым сотрудничаешь, но я уже выражал согласие с суждением Ларисы Ившиной, что в Украине существуют две партии — партия сопротивления и партия коллаборационизма. Но можно ли в таком случае считать последние события наступлением партии коллаборационизма на партию сопротивления?

Думаю, можно, понимая условность спрямления, которое подобно тому, что делалось в России во время ареста Михаила Ходорковского. Он не был убежденным демократом, не является им и сейчас. Неопределенность правовой ситуации девяностых годов и предвзятость следователей и судей позволяли посадить его за что угодно. В России происходил переход от клановой демократии, основанной на равновесии нескольких олигархических групп, к монополии одного клана, обеспечившего себе силовую поддержку. Ходорковский пытался противостоять этому, покупая депутатов (а в России только это и обеспечивает их относительную независимость от исполнительной власти), занимаясь просвещением и прочим баловством. Правящий клан, кстати, не против просвещения — Михаилу Прохорову позволено. Но в рамках, товарищи. Широкие массы миллиардеров не должны думать о политической самостоятельности.

Нынешняя ситуация в Украине сопоставима с тогдашней российской. Заканчивается период клановой демократии, наметились тенденции к монополизации власти. При этом удар наносится по партии сопротивления, выбранного частью олигархата в качестве своей политической платформы вместе с территориальной целостностью Украины. Неизбежно давно уже прогнозируемое наступление на волонтерское движение и участников АТО. Они рассматриваются противоположной стороной как силовой резерв. При этом силовым ресурсом наступающих, кроме украинских государственных органов, становится и кремль. Недавнее сочинское заявление Путина о поддержке Порошенко не стоит рассматривать как попытку скомпрометировать украинского Президента. Похоже, это тот случай, когда сказанное следует понимать буквально.

Это классика колониализма, в том числе русского, — союз одной части элиты с потенциальной метрополией против другой. Мало кто помнит, что при Брежневе (а до того было два раза при Сталине) русские войска в Афганистан были введены после шести обращений Хафизуллы Амина за помощью. И ему в первые часы докладывали о их продвижении. Пожалуй, только двум политикам после Второй мировой войны удалось воспользоваться помощью Москвы, но не подчиниться ей полностью, — это Тито и Мао, у которых был для этого достаточный собственный силовой ресурс.

Очевидно, что отношение к агрессии России не стало критерием оценки политических позиций в Украине. Таковым оно является для незначительной и невлиятельной части общества, сосредоточенной в Киеве и других крупных городах. При этом после выборов никак нельзя говорить о Харькове как городе украинского сопротивления. Арест Корбана ставит крест на Днепропетровске как одном из центров национальной консолидации. Удар нанесен с путинской точностью и выверенностью. Неожиданностью для всех стало то, что за последние два года новая украинская идентичность получила свое развитие в городской культуре Юго-Востока, опровергая стереотипы об архаическом, фольклорном, крестьянском украинстве, которое достойно лишь этнографического изучения. И вот сейчас, похоже, эту ситуацию начинают исправлять.

Все это, однако, не означает, что Москва вот-вот возьмет нынешнюю действующую власть на содержание. Как раз нет — кремлю не нужна никакая сильная украинская власть. Януковича отозвали и, по существу, похитили после подписания предварительных договоренностей с участием представителей ЕС. Он начал обретать новую легитимность. Кремлю совсем не нужен пророссийский режим в Киеве, да и что это такое — пророссийский? В Майдане не было ничего антироссийского — его объявил таким кремлевский агитпроп. И Лукашенко весьма относительно дружелюбен, но устраивает Москву по другой причине.

Нынешнее поколение правителей России куда умнее своих предшественников. Им совсем не нужно готвальдовское «с Советским Союзом на вечные времена» и гимнастерка в венгерской армии, которую пытался ввести Ракоши. У болгар, кстати, форма была скопирована с русской, но это не мешало им в обеих мировых войнах примыкать к враждебным России силам. Кремлю нужно тоталитарное пространство на Востоке Европы, проникнутое духом вечной вражды и ненависти во внутренних делах и по отношению к внешнему миру. Именно с этой точки зрения и следует рассматривать нынешнюю украинскую смуту, шаг за шагом уничтожающую демократию.

На умножение этой смуты и направлены меры ФМС России, которые грозят обернуться этнической чисткой и депортациями. Таким образом кремль собирается напомнить украинскому населению об экономической зависимости. Вполне реальной, надо признать. И вызвать недовольство партией сопротивления. Хотя, конечно, главная цель таких действий, как и всей внешней политики кремля, — поддержание ненависти и напряжения в самой России. Клише «геббельсовская пропаганда» по отношению к русскому агитпропу и сочувствующим ему совершенно неуместно. Это уже штрайхеровский уровень, это уже давно «Штюрмер», а не «Фелькишер беобахтер». И потому когда я вижу, как юлит какой-нибудь любитель мира и сторонник равной ответственности, то меня тошнит. Любой здравомыслящий человек не может не видеть, в каком информационном пространстве живет. Игнорировать это в своих высказываниях — это заведомые ложь и подлость.

Очередную порцию лжи и подлости следует ожидать и в связи с грядущей перерегистрацией украинцев в России.

Дмитрий ШУШАРИН, историк, публицист, Москва, специально для «Дня»

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ