Жизнь без совести и чести - все равно что земля, лишенная силы тяжести
Нагиб Махфуз, египетский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе

Углубление перемирия или поощрение террористов к войне?

21 сентября, 2014 - 18:10
Фото Reuters

Под аккомпанемент тяжелых орудий и «Градов», под стоны раненых и предсмертные крики погибших, в свете горящих вокруг Мариуполя полей в Минске подписан очередной документ об очередном перемирии на Донбассе. Его полное название - Меморандум о выполнении положений «Протокола по итогам консультаций Трехсторонней контактной группы относительно шагов, направленных на имплементацию Мирного плана Президента Украины Петра Порошенко и инициатив Президента России Владимира Путина». Он уже обнародован на сайте ОБСЕ, спикеры от власти уже рассказывают о нем как об успехе украинской дипломатии, независимые эксперты (в который раз уже!) хватаются за головы, а растерянное общество не знает, что думать.

Действительно: какова цена этого документа и этого перемирия, если за две недели с момента подписания предварительного (который, оказывается, сейчас выполняется) стрельба со стороны «ДНР» и «ЛНР» не утихала ни на день, если погибло два десятка украинских военных, если число раненых достигает сотни, если российские войска и террористы на отдельных участках продолжали наступать, если все это время продолжался штурм донецкого аэропорта (куда были переброшены формирования ГРУ РФ), если боевики продолжают убивать мирных жителей и разрушать инфраструктуру региона, а их лидеры публично угрожают идти на Киев и завоевать всю Украину? И почему при этом шаг за шагом внедряются элементы так называемого «плана Путина», однако при этом не воплощаются важнейшие составляющие «мирного плана Порошенко», например восстановление украинского контроля за всей границей с РФ, освобождение административных зданий в захваченных террористами районах, восстановление украинского радио- и телевещания, наконец, разоружения боевиков? Более того: где оно, это заложенное в «мирный план» двустороннее перемирие, которое должно стать реальным фундаментом дальнейших переговоров и деэскалации напряжения?

Что же касается экспертной среды, то здесь действительно есть основания не только хвататься за голову, но и переходить на лексику Леся Подеревянского. Потому что непонятно, почему подавляющее большинство пунктов нового документа (если уже президент и правительство решили пойти путем переговоров с террористами и достижения договоренностей с ними) не содержалось в протоколе от 5 сентября? Неужели Леонид Кучма самостоятельно решал, каким должен быть текст, который он будет подписывать от имени Украины? Неужели в Минск не была отправлена (и тогда, и сейчас) квалифицированная команда из юристов и военных? Читаем в тексте меморандума: «Прекращение применения оружия считается общим... Запрет на применение всех видов оружия и ведения наступательных действий ... В течение суток с момента принятия данного Меморандума - отвод средств поражения калибром свыше 100 мм от линии соприкосновения на расстояние не менее 15 км с каждой стороны... Запрет на установку новых минно-взрывных инженерных заграждений в пределах зоны безопасности... Обязательства на снятие ранее установленных минно-взрывных заграждений в зоне безопасности... Развертывание в зоне прекращения применения оружия мониторинговой (наблюдательной) миссии ОБСЕ в составе групп наблюдателей организации...» Вещи элементарные, если всерьез заботиться о государственных интересах. И вещи, без фиксации которых официальный Киев просто-таки не имел права объявлять прекращение огня, потому что оно становилось (и стало!) фикцией.

Результатом подписания того, что нельзя было подписывать, стало наступление российских сил и местных боевиков, в результате чего они «отхватили» кусок территории размером - по данным штаба АТО - 30 на 50 километров с несколькими населенными пунктами. А в момент, когда Леонид Кучма обсуждал меморандум, россияне и террористы обстреливали пригородную зону Мариуполя и брали в кольцо украинских военных под Дебальцево. Я понимаю, что если их не остановило обязательство прекратить огонь, то не остановило бы и обязательство прекратить наступательные действия (вспомним, они начались без выстрелов, выдвижением танков и «Градов» буквально вплотную к украинским позициям), но вписать в Минский протокол это положение, как и положение о демаркации наблюдателями ОБСЕ линии прекращения огня, все равно нужно было - это по крайней мере укрепило бы международно-правовую позицию Украины.

Следствием непрофессионализма, если не сказать больше, команды, возглавляемой в Минске Леонидом Кучмой, стало продолжение наступления на украинские позиции в период с 5 по 19 сентября и появление в Меморандуме положения: «Остановка подразделений и формирований сторон на линии их соприкосновения на 19 сентября 2014 года». Другими словами, российские интервенты и их местные марионетки были поощрены захватывать новые территории. Я уже не говорю о том, что этот пункт меморандума подталкивает как «ЛНР» и «ДНР», так и их кукловодов к дальнейшим наступательным действиям: действительно, если после «прекращения огня» 5 сентября удалось безнаказанно захватить значительную территорию, то почему бы не попробовать повторить успех? Тем более что украинское тяжелое оружие будет отведено на достаточно большое расстояние... Молниеносный бросок танков, САУ и БТР - и новая территория, новые населенные пункты в руках «борцов Новороссии»! А потом можно будет подписать в Минске еще какой-нибудь документ об «окончательном и бесповоротном» перемирии. А потом еще раз его нарушить - ведь укрепления и модернизации украинских войск практически не происходит. Вон советник министра обороны Александр Данилюк написал в Facebook, что министерство не имеет средств, чтобы купить новую военную технику, которая стоит на заводах Укроборонпрома. Вот и приходится восстанавливать новую, еще советских времен. А одновременно высокопоставленные чиновники отмечают, что Минобороны до сих пор не освоило миллиарды и миллиарды гривен, выделенные правительством на нужды армии...

Собственно, быстрая модернизация и значительное усиление украинского войска - это то, что могло бы оправдать и переговоры с террористами, и уступки им. Но, по оценкам экспертов, такая модернизация движется слишком медленно. Наверное, потому, что министр обороны слишком занят другими делами – раньше парадом, теперь идеологической войной с теми командирами добровольческих батальонов, которые баллотируются в Верховную Раду... Обратите внимание: с момента назначения на должность министра пана Гелетея резко уменьшился поток пожертвований на предназначенный для нужд армии счет, и это, очевидно, не случайно.

Но проблемы командования армией - это другая тема. Здесь же заметим, что пункт меморандума, где говорится о «выводе всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины при мониторинге ОБСЕ» Россия сразу же отказалась выполнять, в который раз заявив, что ее войск на территории Украины нет. Что ж, не зря накануне консультаций в Минске российских военных переодевали в форму «ополченцев» и выдавали им соответствующие документы. Непонятно, какой мониторинг в этом случае способна осуществить ОБСЕ, как ее наблюдатели отличат этнического россиянина из Пскова от этнического россиянина из Донецка и как отличат кадыровца от местного переселенца из Чечни. Это могли бы сделать наблюдатели-украинцы в составе миссии ОБСЕ, но будут ли они там?

Даже если кого-то эти наблюдатели и выловят, то Россия сможет потом завести в десять раз больше своих «добровольцев» и любое количество военной техники, ведь, как справедливо заметил обозреватель Deutsche Welle, «договоренности между Украиной, Россией и пророссийскими сепаратистами на Донбассе не содержат пункта о контроле за украинско-российской границей». А это означает высокую вероятность развития событий в регионе по т.н. «абхазскому сценарию», о чем автор этих строк писал в «Дне» еще в середине июня («Война против Украины», 14 июня). Позволю себе автоцитаты: «В октябре 1992 года, получив пополнение и большое количество современного вооружения, абхазские сепаратисты перешли в наступление. С помощью российских танков они взяли штурмом город Гагру... 15 декабря 1992 года обе стороны подписали несколько документов о прекращении военных действий и выводе всех тяжелых вооружений и войск из зоны конфликта. Но уже в начале 1993 года боевые действия возобновились после того, как сепаратисты двинулись на занятый грузинскими войсками Сухуми. После ожесточенных боев 27 июля 1993 года в Сочи было подписано соглашение о временном прекращении огня, где Россия выступала в роли гаранта. И снова соглашение было сорвано сепаратистами. Они пополнили свои формирования (в том числе и кадровыми российскими военными), получили из России артиллерию, минометы, бронетехнику, боевые катера, самолеты, обеспечили их необходимыми боеприпасами, а потом в сентябре нарушили перемирие и начали штурм Сухуми». Как видим, сценарий тот же, только тогда речь шла о части Грузии, а сегодня - о всей Украине.

В итоге новый документ, подписанный Леонидом Кучмой от имени Украины в Минске, вызывает еще больше вопросов, чем предыдущий. И главное из этих вопросов - не выльется ли некоторый спад напряженности на Донбассе в обновление российских сил, в новую вспышку войны и новые территории, захваченные террористами?

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments