Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

В тисках монополизма

История с хлором как отражение экономической и политической жизни
27 июля, 2018 - 12:25

Из-за глобального потепления или из-за аннексионной глупости российской власти, скорее всего, по двум этим причинам сразу, но в Крыму проблемы с водой. Об этом российским гражданам не сообщают, но зато радостно писали буквально на каждом углу и в каждом боевом листке под названием газеты, что в Украине стоит страшная жара, а большие и малые города вот-вот останутся без водоснабжения. Власть поссорилась с Коломойским, а он владеет единственным предприятием, производящим жидкий хлор и теперь обрабатывать воду буквально нечем. И это самая важная новость, конечно, после встречи Путина и Трампа в Хельсинки.

Сам ход конфликта, его искусственность и политическая направленность, хотя экономической и финансовой составляющими пренебрегать не следует, сейчас потерял значительную актуальность. Как писал в Facebook заместитель городского головы Днепра Михаил Лысенко, «Вчера «Днепрводоканал» заключил договор с «ДнепрАзотом» на поставку хлора в Днепр. Первые цистерны сегодня уже пошли. Зрадофилы выдыхайте».

В свою очередь мэр Днепра Борис Филатов сообщил, что «В первую очередь — это Днепр, Кривой Рог. Мы помогаем Виннице, Харькову. В этой ситуации все мэры городов объединили свои усилия. Созванивались ночью, ведь в какой-то момент ситуация стала приближаться к катастрофической».

Отдельный вопрос об Аульской хлоропереливной станции, которая занимается расфасовкой хлора для очистки питьевой воды. Ее продукцию используют потребители 23 областей Украины, а также Молдовы и Беларуси. Однако непосредственно к проблеме хлора и остановки «ДнепрАзота» она отношения не имеет. Это более частная проблема для Днепропетровского областного совета и областной администрации.

Вроде бы все закончилось хорошо и возникает острое желание забыть хлорное напряжение, как тяжелый сон. К тому же других проблем в стране и вокруг нее хватает. Тем не менее, расслабляться не стоит, так как хлор и вода в очередной раз наглядно показали, что страна и власть остаются заложниками системной проблемы. И это не олигархат и с ним связанное, а более глубокая причина, хотя и давно известная — монополизм.

Болезнь это давняя и полученная в наследство от СССР. Вся структура советской экономики была построена на монополизме, на диктате производителя по отношению к потребителю. В Госплане планировали и привязывали к поставщику. Поменять его невозможно, так как чаще всего это был единственный производитель. Если их было несколько, то легче не становилось. Выбора все равно не было, Москва не разрешала.

Это тяжелое наследство до сих пор достаточно часто лихорадит нашу экономику и крайне тяжело изживается. Именно монополизм является питательной средой олигархата, который самым жестким способом противодействует конкуренции и не допускает создания настоящего рынка товаров и услуг. Отсюда монопольно высокие цены, картельный сговор и все другие прелести монополизма. Это в экономике, но нечто подобное мы наблюдаем и в политике, так как монополии и олигархи ими владеющие прекрасно понимают необходимость политической защиты их особого положения в государстве.  

Возвращаясь к проблеме хлора, следует сказать, что явный шантаж и попытка с его помощью добиться экономических и финансовых, а потом и политических преференций являются только одной стороной проблемы.

В конце концов, может возникнуть ситуация, которая по-французски называется force majeure — непреодолимой силы, имеющая объективный или технологический субъективный характер. Например, стихийное бедствие, техногенная катастрофа или еще что-нибудь подобное. При самом лояльном отношении владельца предприятия такого исключить нельзя. Как говорится, всякое случается.

И оказывается, что старая советская привычка решать проблемы в авральном порядке, проявляя массовый или одиночный героизм по типу Павки Корчагина, остается доминирующей. При этом в романе «Как закалялась сталь» практически не писалось, что проявлять героизм и жертвовать здоровьем пришлось из-за глупости и халатности как раз пролетарской власти, так как при проклятом царизме ничего подобного не происходило.

 Что до этого случая не было известно о монопольном положении «ДнерАзот» в отношении жидкого хлора, который в этом случае является частью экономической и социальной безопасности государства. Почему соответствующие чиновники не разработали план мер, во-первых, преодоления монопольного положения единственного производителя.

Во-вторых, заблаговременной разработки мероприятий по обеспечению страны в этом реагенте с решением технических и технологических проблем возможных поставок по импорту, а не разводить руками и печалиться, что ширина железнодорожной колеи в Румынии, Словакии и Польше уже нашей. Или это тоже новость, которой больше 170 лет для кое-кого в высоких киевских кабинетах.

В-третьих. Жидкий хлор становится стратегическим товаром и в государстве необходим соответствующий запас его на случай именно force majeure независимо от его происхождения.

Как показало случившееся, ничего этого нет, и мы опять в этом частном случае оказываемся в ситуации начала конфликта на Донбассе и российской аннексии Крыма. В нужный момент защищать страну есть кому, а у них для этого практически ничего нет. И снова героические усилия народа помогли переломить ситуацию, которая могла иметь катастрофические последствия.   

Можно предположить, что с хлором не так все страшно. Как сказать. Если страна по чьей-то злой воле и служебной халатности, а, возможно, из-за низкой квалификации администраторов и менеджеров могла остаться практически без питьевой воды, то это проблема не столько хлора и «ДнепрАзота» вместе с Коломойским, а сколько политическая и структурная. Это проблема крайне плохой работы государственного аппарата как в центре, так и на местах.

Дальше следуют политические и, если хотите, стратегические последствия.

О политических и шантаже власти написано достаточно. Мы же остановимся на вторых. У нас крайне агрессивный сосед и отношения с ним будут колебаться между плохими и очень плохими в обозримой перспективе. Это на десятки лет и в этом нужно отдавать себе отчет.

Не трудно представить, что в соответствующих московских структурах досконально ведут учет подобных объектов, выведение из строя которых может самым тяжелым образом сказаться на стране, на ее населении и способности противостоять агрессии. Если кто-то за пять лет войны этого не понял, то самое время задуматься над этим вопросом.

Безопасность страны — это не только защита на линии фронта и работа спецслужб. Не в меньшей мере это также дублирование важнейших предприятий, выпускающих жизненно важную продукцию и наличие четко разработанных планов действий по предотвращению того, что случилось с хлором. Есть все основания полагать, что подобных случаев у нас может быть достаточно много.    

Мы вступили в очень сложный период, когда в Москве начинают осуществлять комплекс мер по дестабилизации внутренней ситуации в Украине. Идя навстречу нашим выборам, Кремль основную ставку делает не на фронтальный военный удар, на это он не решится, а на разброд и шатание с использованием пророссийской открытой и скрытой агентуры. 

И случай с хлором просто подарок для Кремля. Причем преподнесенный нашими собственными руками. Может хоть это нашу власть заставит задуматься или инстинкт самосохранения у нее полностью деградировал.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments