Истории надлежит не судить, а объяснять. История не судья, а адвокат.
Бенедетто Кроче, итальянский интеллектуал, философ, политик, историк и литературный критик

Веселися, храбрый росс!

23 августа, 2018 - 13:48

Министерство обороны России в очередной раз отчиталось о победных итогах операции российского воинского контингента в Сирии. Как и можно было ожидать, доверчивой российской публике было представлено очередное издание сказок Шахерезады. В видеоролике, который Минобороны подготовило к третьей годовщине ввода российских войск в Сирию, утверждается следующее. В сентябре 2015 года, когда началась российская операция, правительственные войска в Сирии контролировали 8% территории, тогда как террористы и другие вооруженные формирования – 92%. Под прочими формированиями, по всей видимости, подразумеваются вооруженные отряды курдов, так как всех других сирийских повстанцев, как принадлежащих ИГИЛ, так и враждебных Исламскому государству, российская пропаганда чохом именует террористами. Сейчас же, утверждает российское военное ведомство правительство и отряды народного ополчения (под ополчением на самом деле подразумеваются иранские регулярные и иррегулярные военные формирования и отряды проиранского движения «Хезболла») контролируют более 96% территории, и только 3,5% приходится на зону деэскалации в Идлибе, неподконтрольную Дамаску. За время операции удалось освободить более 1,4 тыс. населенных пунктов.

Сергея Шойгу уже неоднократно уличали в неладах с географией. Что ж, сделаем это еще раз. Территория Сирии, как хорошо известно – 185,2 тыс. кв. км. Площадь провинции Идлиб, которая действительно контролируется антиасадовской оппозицией под негласной защитой войск возглавляемой США международной антиисламистской коалиции войск, главным образом турецких, составляет 6,1 тыс. кв. км, что составляет 3,3% сирийской территории. Кроме того, противники Асада контролируют небольшой анклав у иорданской границы, составляющей около 1% территории Сирии. Если взять только эти две территории, то действительно, получится примерно та площадь, которую называет российское Минобороны в качестве неподконтрольной асадистом. Но при этом оно совершенно забывает про обширную территорию к северу от Евфрата, которая контролируется курдскими и протурецкими вооруженными формированиями, включая район Африн, занятый непосредственно турецкой армией. Возможно, забыло потому, что именно к северу от Евфрата в феврале этого года была разгромлена ЧВК «Вагнер» (ныне ЧВК «Патриот»). Площадь района Африн – около 1841 кв. км, что составляет 1% сирийской территории. А все неконтролируемое Асадом и его союзниками Заевфратье составляет до трети территории Сирии. Получается, что под контролем сирийского правительства сейчас находится чуть более 60% территории страны, но никак не более 96%, как то утверждают подчиненные Шойгу пропагандисты. Если быть совсем точным, то по оценке западных военных экспертов на 5 августа этого года асадисты контролировали 60,7% территории Сирии, преимущественно курдские Сирийские демократические силы – 27,6%, представители антиасадовской умеренной оппозиции и протурецкие силы вместе с регулярной турецкой армией – 27,6% и ИГИЛ – около 2% территории. С тех пор расклад принципиально не изменился. При этом значительную часть контролируемой правительством территории составляет пустыня, которую фактически никто не контролирует. Обитаемая же часть зоны Асада контролируется не слабосильной правительственной армией и мизерным российским контингентом, после разгрома вагнеровцев практически оставшимся без пехоты, а преимущественно иранскими войсками и их союзниками. И все равно контроль этот весьма относителен и в условиях, когда за пределами алавитского анклава большинство населения настроено по отношению к Асаду враждебно, распространяется главным образом на города.

Дальше – больше. Российское Минобороны утверждает, будто бы Российские военные ударами авиации и крылатых ракет уничтожили в Сирии более 86 тыс. боевиков, в том числе 4,5 тыс. выходцев из России и стран СНГ. Цифры эти совершенно фантастические, никак не связанные с действительностью. По оценке сирийских правозащитников, число жертв конфликта в Сирии с марта 2011 года по настоящее время составляет от 353 до 511 тыс. человек. Из этого числа не менее 261,8 тыс. сирийцев погибло до конца 2015 года, т. е. до того времени, когда российский контингент не мог нанести больших потерь как неприятелю, так и гражданским лицам. Даже если взять верхнюю оценку в 511 тыс. погибших сирийцев, на период российской военной интервенции приходится не более 249 тыс. погибших, из которых не менее трети приходится на гражданское население.  Получается, что из примерно 166 тыс. погибших (без учета иранцев, россиян и бойцов «Хезболлы») на долю российских военных приходится уничтожение примерно 51,8% всех комбатантов. За 2016-2018 годы доля сирийских правительственных солдат среди погибших составила около 40% жертв среди всех сирийских комбатантов, или около 66, тыс. человек. Если вычесть их из 166 тыс. всех жертв среди сирийских комбатантов, то безвозвратные потери всех антиправительственных сил составят около 100 тыс. погибших. Получается, что сирийская правительственная армия и превышающие ее по численности иранские войска, иранские иррегулярные формирования и «Хезболла» за три года смогли уничтожить только  14 тыс. повстанцев – в 6 раз меньше, чем уничтожил их крошечный контингент российских чудо-богатырей! Тогда встает законный вопрос – а что в Сирии делают армия Асада и иранцы? Неужели только баклуши бьют, пока русские за них воюют? Разумеется, в статистику ведомства Шойгу может поверить только полный идиот. Равно как и в приводимые им данные о российских потерях – 97 погибших. Реальные российские потери в Сирии, как мне уже неоднократно приходилось писать, можно оценить в пределах от 500 до 1000 погибших.

Ну, а слава отчета о том, что в Сирии испытано около 70 новейших оружейных разработок, должно радовать слух российских генералов и руководителей ВПК. Другой вопрос, есть ли от них толк и не избыточны ли они при борьбе с малочисленными партизанскими отрядами? Против американцев, как мы убедились, эти разработки ничего не стоят.

Зачем ведомству Шойгу понадобилась откровенная ложь о положении в Сирии, трудно сказать. По отношению к западной публике это точно не прокатит. Любой американец или европеец просто не поленится заглянуть в соответствующую статью англоязычной или другой, не связанной с Россией, Википедии. Остается расчет только на зомбированных телепропагандой россиян. Кроме того, нельзя исключить, что Шойгу и другие чиновники Минобороны такими сказками пытаются успокоить себя по принципу «Все хорошо, прекрасная маркиза». То-то Путин сейчас усилено просит деньги на восстановление Сирии то у американцев, то у немцев, да никто не дает. Бравый отчет Минобороны призван прикрыть реальные проблемы, с которыми сталкивается в Сирии Россия и ее союзники.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments