Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Во всем «виноваты» выборы?..

Досадно, что на четвертом году войны комитет по свободе слова Верховной Рады и украинские журналисты собираются вместе, чтобы поговорить о... диффамации
1 марта, 2018 - 19:50

28 февраля комитет Верховной Рады по вопросам свободы слова и информационной политики провел слушания на тему: «Стоп фейк: проблемы законодательного регулирования ответственности за диффамацию в СМИ». Основанием для этого стала озвученное в январе предложение председателя фракции партии «Блок Петра Порошенко» Артура Герасимова о создании рабочей группы по подготовке законопроекта о противодействии фейкам. Комитет Рады согласился с таким предложением и собрал на заседание экспертов и журналистов, чтобы заслушать их мнение по этому поводу.

На слушаниях Герасимов заявил, что нашествие ложной и манипулятивной информации в отечественных СМИ создает иллюзию свободы слова. «Фактически свобода слова превращается в увеличение тем, за которыми заговариваются темы, которые, возможно, как раз достойны внимания». Также речь шла о постепенной потере Украиной качественной аналитической журналистики. «К сожалению, мы имеем засилье ложной, истеричной, манипулятивной вымышленной информации, задача которой исключительно увеличить количество читателей этой информации, а не качество». Все-таки трудно не согласиться с паном народным депутатом. Признаки деградации украинского информационного поля трудно не заметить. Но способны ли сегодняшние политики достойно ответить на вызов времени? - Вряд ли. Ведь в речах многих политиков говорилось о том, что вызовом для сегодняшней Украины является активное и быстрое развитие интернета, блогерства и стремительное вхождение в журналистскую профессию людей, которые имеют другую профессиональную специальность, которая не мешает им быть интересными для публики. И еще один признак времени. Заседание комитета было посвящено диффамации, которую все участники называли крайне чувствительной темой в условиях гибридной агрессии России. Но диффамация - это сведения, которые вредят достоинству, чести и деловой репутации физического или юридического лица, то есть человека, в том числе политика. Это не совсем о защите Украинского государства от российской информационной агрессии. Грядущие выборы, на которых ожидается шквал грязной и компрометирующей информации, были тем самым розовым слоном, которого старательно пытались обходить все присутствующие.

Начнем с того, что диффамация не является дезинформацией, о чем во время заседания справедливо сказала юрист ОО «Институт развития региональной прессы» Людмила Панкратова. Под диффамацией понимается оговор, поношение, распространение о физическом или юридическом лице недостоверной информации, которая унижает его честь и достоинство или наносит вред деловой репутации. Здесь надо сказать, что украинское законодательство не употребляет термин диффамация, однако право на защиту чести, достоинства и деловой репутации закреплено Конституцией Украины (ч. 4 ст. 32), Гражданским кодексом Украины (ст. 277). А вот действенных механизмов, которые могли бы помешать такому позорному явлению, как «джинса», у нас нет. «Пока нет четкого определения, что такое реклама, невозможно определить, что такое «джинса», говорит пани Людмила. Завуалированная политическая реклама, особенно во время выборов, является более разрушительным явлением, чем диффамация, которая, к слову, часто бывает непреднамеренной.

Гражданский кодекс Украины четко определяет, что опровержение информации, наносящей вред чести, достоинству и деловой репутации, должно быть в том же СМИ, в той же полосе издания. Наряду с опровержением таких сведений предусматривается право лица требовать компенсацию имущественного и морального вреда. Вместе с тем законы Украины определяют специальные основания, при наличии которых СМИ освобождаются от ответственности за распространение недостоверной информации: перепечатка изданием материала с другой печатного издания со ссылкой на первоисточник, распространение без предварительной записи выступлений лиц, не являющихся работниками телерадиоорганизации. Общим основанием освобождения от ответственности за унижение чести, достоинства, деловой репутации является выражение оценочных суждений, критика, оценка действий, употребление гипербол, аллегорий, сатиры. Исключением, конечно, являются высказывания оценочных суждений в грубой, унизительной или неприличной форме.

Как сообщил представитель Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания Сергей Костинский, регулятор постоянно отвечает на жалобы граждан и предоставляет материалы для судов по защите чести и достоинства. Другой вопрос, что Нацсовет не имеет возможности проверить, выполнило ли СМИ решение суда, разместив на своих страницах опровержение. По его словам, Нацсовет должен выполнять также функцию проверки исполнения судебных решений. Но это все технические моменты. Самым интересным было другое предложение пана Костинского: для предотвращения распространения неправдивой информации функции Нацсовета должны распространяться на интернет. Хотелось бы понимать, не превратится ли тогда регулятор в «Роспотребнадзор»? Не приведет ли это к возрождению цензуры?

Кстати, о цензуре говорил народный депутат от «Оппозиционного блока» Юрий Павленко. Он отметил, что любые попытки законодательно урегулировать контент могут быстро превратиться в цензуру и диктат. «Тем более в тех условиях, в которых сегодня развивается наша страна. Вместе с тем, по сути, я хотел бы, чтобы по итогам наших слушаний в комитете мы четко определили, что мы считаем нецелесообразной любую криминализацию. Потому что эти инициативы неоднократно появляются в украинском парламенте», - сказал он

Чтобы понять всю иронию высказывания пана Павленко, надо вернуться на несколько лет назад. В 2013 году относительно криминализации диффамации выступал тогдашний первый заместитель генпрокурора Пшонки Ренат Кузьмин. В статье для газеты «Закон и бизнес» он тогда писал, что сам лично столкнулся с диффамацией при расследовании дел против Юрия Луценко и Юлии Тимошенко. «В отдельную плоскость юридической действительности этого метода давления на суд можно отнести эффект Григория Немыри, Сергея Власенко и Евгении Тимошенко, которым путем диффамации во время международных контактов удалось привлечь внимание западных политиков и дискредитировать систему правосудия Украины на международном уровне», - написал Кузьмин.

Основой тогдашней попытки ввести уголовную ответственность за диффамацию стали проголосованные Верховной Радой 18 сентября 2012 года в первом чтении изменения в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы относительно усиления ответственности за посягательство на честь и достоинство человека, которые устанавливали, в частности, 3 года заключения и крупные штрафы за клевету. Автором тогдашнего законопроекта был «регионал» Виталий Журавский. Только после массовых акций протеста журналистов и давления общественности Журавский внес в парламент постановление об отмене голосования в первом чтении за законопроект о клевете от 18 сентября. 2 октября депутаты поддержали это постановление. Я не помню, высказывал ли тогда обеспокоенность установлением цензуры и диктатуры Юрий Павленко, который в то время при президенте Януковиче занимал пост Уполномоченного по правам ребенка, поэтому не буду заниматься диффамацией.

Но что греха таить. Стоит ли возвращаться к борьбе с клеветой и ограничением деятельности интернет-СМИ в ситуации зависимости судебной ветви власти, угрозы реванша и отсутствия в стране мощных независимых информационных площадок, которые могли бы создать конкуренцию олигархическим СМИ? Внедряя любые ограничения, надо в первую очередь думать, кто, когда и как ими воспользуется.

В конце мне хотелось бы добавить, что все выступающие говорили о необходимости борьбы с российской гибридной угрозой, о свободе слова и саморегуляции медиасреды, которая должна изымать из своих рядов распространителей фейков. Все это звучало красиво, если забыть о том, что и «джинса», и фейковые новости, и исторические бессодержательные материалы - все это наше, родное. Как и сотрудничество украинских медийных организаций с пропагандистскими организациями страны-оккупанта, на которое украинская журналистская среда до сих пор не дала четкий ответ. Кто будет определять, что журналист не достоин выполнять свою работу? Те, кто защищают свободу враждебного слова в Украине четыре года подряд? Даже зависимость от олигархов - это тоже добровольный выбор украинской журналистики. Много ли мы слышим о давлении и принуждении говорить то, что заказал хозяин СМИ? Гораздо меньше, чем оправданий, почему украинская журналистика «вынуждена» оставаться беззубой.

Статья 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует свободу слова. «Каждый имеет право на свободу слова. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и распространять информацию и идеи без вмешательства органов государственной власти и независимо от границ. Осуществление этих свобод, поскольку оно связано с обязанностями и ответственностью, может подлежать формальностям, условиям, ограничениям или санкциям, которые предусмотрены законом в интересах национальной безопасности, территориальной ценности или общественной безопасности, для охраны порядка или предотвращения преступлений, охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения конфиденциальной информации или для поддержания авторитета и беспристрастности правосудия, и является необходимым в демократическом обществе».

Конституция Украины гарантирует как защиту чести и достоинства личности, так и свободу слова, которая может быть ограничена по ряду причин: в интересах национальной безопасности, территориальной ценности или общественной безопасности, для охраны порядка или предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности. Защита репутации - это только небольшая часть из них. Жаль, что на четвертом году войны комитет по свободе слова и украинские журналисты собираются вместе, чтобы поговорить о диффамации, «особенно с приближением выборов». Политики хотят быть защищенными от клеветы на выборах, журналисты хотят говорить о чем угодно, кроме как о путях выхода из того нравственного и профессионального упадка, в котором оказалась отечественная журналистика. Так и живем.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments