Или думай сам — или тот, кому приходится думать за тебя, отнимет твою силу, переделает все твои вкусы и привычки, по-своему вышколит и выхолостит тебя.
Фрэнсис Фицджеральд, американский писатель, крупнейший представитель так называемого «потерянного поколения» в литературе

Война нанайских мальчиков

18 декабря, 2017 - 14:59

Люди верят в то, во что привыкли верить. Реальность обычно представлена в ощущениях, на которые можно повлиять, которые можно исказить или повысить до уровня аффектов с помощью пропаганды о распятых мальчиках и т.п. Ощущение - это вещь ненадежная. Но когда ситуация неопределенная - туман или темнота - только ощущения помогают человеку найти путь.

Огромное количество «говорящих голов» три года уверяют украинцев в том, что страной руководит Янукович-лайт. Хотя на самом деле у руля Петр Порошенко, а команда Януковича, как и российский бизнес в сочетании с теми, кто вышел из кучмовской шинели, неплохо чувствуют себя в постреволюционной Украине. Не замечать разницу – значит, подменить объекты для борьбы. Отстранение от власти революционным путем президента, которого вот-вот можно будет переизбрать законно, может привести к хаосу в стране. Отстранение от тела украинского государства пророссийских «бывших» - из-за давления общества на президента - это как раз оздоровление. Совершенно иной процесс. Только мы не видим, чтобы михореволюционеры ратовали за прекращение сотрудничества Банковой с Григоришиным, Сурковым, Медведчуком, Левочкиным и т.д. Чтобы они требовали выдворить из страны российский бизнес, российские СМИ, российских лоббистов. Даже славные антикоррупционные следователи НАБУ не приходят к парламентариям с российскими погонами или олигархам, от которых пахнет русским духом. Российский интерес процветает в Украине, пока борцы-революционеры сосредоточились на требованиях довольно второстепенных (если оценивать их в контексте войны). Почему так?

Кстати, о войне. Давно замечено, что в условиях неопределенности, например, когда невозможно четко установить результат спортивного соревнования, болельщики каждой из команд чудесным образом видят только те факты, которые свидетельствуют в пользу их любимцев. То, что противоречит общим предпочтениям, обычно отвергается, как несущественное. Этот феномен называется сенситивной избирательностью. Так, например, сторонники Саакашвили не замечают откровенно провокационных действий и призывов своего лидера, а те, кто поддерживает президента Порошенко, игнорируют проявления пророссийского реванша по всей стране, которые происходят при содействии представителей власти всех уровней.

Так вот. Украинцев искусственно заставляют поверить, что есть две команды: условного Миши и условного Пети. Хотя на самом деле есть только реальная война между Россией и украинским коллективной единством. Есть цивилизационное противостояние, которое в пылу борьбы за импичмент отходит на второй или двадцать второй план. Сегодня почти невозможно объяснить, что критикуя действия или бездействие Саакашвили или Порошенко, ты не являешься представителем противоположной команды поддержки. Искусственность ситуации заключается в том, что украинцы поверили в противостояние двух политиков так, словно оно является реальностью. И теперь ищут путь из коррумпированной, бедной, полуфеодальной, частично оккупированной Украины в Украину мечтаний именно между Мишей и Петей. Между молотом и наковальней.

Так уж произошло, что большие деньги в Украине сконцентрированы там, где «русские». Каждый, кто пытается сегодня делать политику, так или иначе опирается на финансовую поддержку россиян. Пока президент для борьбы с политическими конкурентами подписал «пакт о ненападении» с российскими агентами влияния, конкуренты, нацелившиеся на свержение президента, кормятся из тех же источников. Если охарактеризовать ситуацию в двух словах, то политическое противостояние «оба плохие» стало возможным из-за дезориентации патриотического украинского сообщества, которое концентрирует внимание на борьбе искусственных политических антагонистов вместо того, чтобы требовать борьбы с реальным противником. Украинцам предлагается быть массовкой, этакой группой поддержки у одного из политиков в то время, как страна нуждается в запросе масс на системную борьбу с реальным врагом и его приспешниками. Феномен Саакашвили создал президент Петр Порошенко. Но пару Саакашвили - Порошенко создали мы с вами. Это мы позволили подменить реальную угрозу совместному выживанию искусственно созданным «или-или».

Классически революция - это смена правящего класса. Но в нашем случае - это в первую очередь смена колониальных или постколониальных элит на национальные. Сто лет назад от шеститысячной армии Муравьева защищать Киев вышли несколько сотен студентов. И это при наличии в столице даже не военных, которых было достаточно, а просто горожан. 100 лет назад украинцы, увлеченные внутриполитической борьбой, не создали добровольческие движения, ополчения, чтобы дать отпор и не допустить армию оккупантов в столицу. Почему? Не видели в воинах Муравьева угрозы? Так же, как угрозой сегодня делают наличие недальновидного президента в первом кресле, игнорируя настоящее наступление на информационном, экономическом, политическом, дипломатическом и военном фронтах.

Михомайдан - это дымовая завеса, которая должна прикрыть нежелание украинских элит избавляться от присутствия врага в украинском пространстве. Изменения, которые не основываются на смене базовых принципов, - лишь имитация процесса. Пока общество не научится направлять вверх из своих рядов людей с национальным видением, мы не сможем завершить украинскую революцию, начатую 100 лет назад. Саакашвили - это Порошенко-хард. Политик, который призывает к смене персоналий и пытается использовать общественный запрос на изменения для собственного прихода к власти в то время, когда новый Муравьев уже движется на Киев.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments