Никто так не уважает нашей свободы как Бог. Но мы не имеем отваги быть свободными. Потому что быть свободными - это быть ответственными.
Любомир Гузар, украинский религийный деятель, патриарх-предстоятель Украинской Греко-Католической Церкви (2001-2011)

Война памятей

Путин хочет, чтобы сталинские и его исторические мифы признал остальной мир
23 января, 2020 - 19:21
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

В ряду русских новостей последнего времени явно выделяется установочная лекция Владимира Путина по истории перед главами «союзных» государств, далее — ритуальные ругательства в адрес поляков и обещания написать статью по Второй мировой войне. Заметно, что даже смене «правительства» России вождь русского народа уделяет намного меньше внимания, чем сеансам полонофобии. С чего бы это?

Да, Россия не может обходиться без кампаний ненависти — они давно стали важным инструментом управления страной, меняется только объект приложения усилий агитпропа и армий патриотов — то Украина, то Грузия, постоянно в фоновом режиме — США, Гейропа, возникают антимигрантские, антипедофильские и другие истерики (и так же быстро исчезают по мановению руки дирижера). Многие поддерживаются населением, но дело не только в этом — а в чем же?

Ответ стоит поискать в прошлом. Нигде нет таких глубоких традиций фальсификации истории, как в Советской России/СССР/Российской федерации, как бы не менялась вывеска. Как ни странно, родоначальники большевизма первое время историей почти не занимались, не считая рассмотрения всего и вся с точки зрения классового подхода (см. писания Покровского). Оно и понятно — создатели нового государства сами говорили и писали про себя вполне откровенно, да и кому и зачем было врать? В результате возникали такие казусы, как Бабель с убийствами евреев конармейцами, Замятин с его «Мы», и Ильф и Петров с сатирой на советскую действительность. Впрочем, свободы оказались временными.

Перепиской истории плотно занялся новый вождь Сталин. Сначала он убрал из истории коллег — кого-то изгнал, как Троцкого, кого-то ликвидировал, как Бухарина с Зиновьевым, с чьей-то помощью организовал процессы (Карл Радек). И, вполне закономерно для людей, ранее судивших своих недавних товарищей эсеров, военспецов, вредителей итп. — стали убирать и память о них. Был Троцкий — и нету! Был Бухарин — и нет его! Был Радек — и сплыл Радек! И так далее, и тому подобное, и имя им легион. В итоге первый сеанс магии завершился печально известным «Кратким курсом истории ВКП(б)», по которому вместе с Лениным вождем революции объявлялся Коба, которого, простите, в 1917 году никто не знал. Вырезались фотографии, цитаты, горели книги (да-да, не одним Гитлером!), исчезали газеты и журналы.

Дальше было лучше и веселее. Читателю сейчас сложно представить обстановку в СССР с августа 1939 по июнь 1941 года — она была а). откровенно эйфорической (Жданов — «мы не воюем, а нам сами всё дают»), б). весьма прогерманской. Причем чекисты умудрялись заявлять на допросах Владиславу Андерсу, схваченному в тогдашней Восточной Польше, что они побьют немцев и завоюют всю Европу. Никто ничего не стеснялся.

Естественно, позже пришлось поворачиваться на 180 градусов и идти на поклон к новым союзникам — западным демократиям. Недавние воспоминания оказались нежелательны. Дальше — больше, в свете натянутых отношения с союзниками и оккупации половины Европы пришлось корректировать прошлое вновь. Появилась на свет брошюра «Фальсификаторы истории». Кстати, она достаточно плохо продавалась на Западе, но внутри страны стала катехизисом для историка и пропагандиста. Историю творил вождь, «как напишем — так и было!». Оккупация Восточной Малопольши стала «освободительным походом», балтийские государства «вошли в СССР добровольно» и так далее.

Ларчик открывался просто — в конце войны к американцам попал массив документов о сотрудничестве нацистов и большевиков, и был опубликован Госдепартаментом. В результате для СССР Черчилль и де Голль из союзников стали «фашистами» (кого только Советы/русские так не называли — от поляков двадцатых-тридцатых до украинцев сейчас), американцы — поджигателями войны (как в 39-41 Англия и Франция), а СССР, как водится, оказался в очередном виртуальном «кольце врагов». И теперь в той самой брошюре вождь объяснял миру, как ему следует понимать недавнюю историю. «Советский Союз мирно трудился», на него «внезапно» напали и прочая ненаучная фантастика. Бред? Бред. Но кто и что мог сделать против «историков в штатском»? Вопрос риторический.

С тех пор случилось многое — менялись цифры потерь в войне, появился некий «культ личности» и «ленинские нормы», читались доклады, ползучая ресталинизация, забвение «героев революции», и  — постоянное вранье, вранье и вранье. Про интернациональную помощь народам Венгрии. Чехословакии и Афганистана, «борьба за мир», построение коммунизма и так далее. Кто мог — слушал радиоголоса и читал самиздат. В семидесятых в КГБ существовал целый справочник на предмет того, что не могло упоминаться в периодической печати, эфирах и литературе.

В конце восьмидесятых всплывшая на поверхность русская/советская история стала едва ли не сенсацией, опять поменялась цифра погибших в войне, заговорили про Польшу с Финляндией и Бессарабией, репрессии, голод и прочая, прочая, прочая — список тем был неисчерпаем. Впрочем, вскоре СССР благополучно развалился, и всем стало не до того — надо было выживать. Дальше же с накоплением денежных знаков, калорий и прочих приятных и полезных вещей массам захотелось красивой истории, непрерывных побед, преемственности царей, вождей и президентов, и явился он — простой питерский парень по имени Владимир.

Сам Путин довольно долго считал, что «после смерти Махатмы Ганди и поговорить не с кем». Надмирность и величавость издавна была присуща руководителям державы, тем более что внешний мир ко всевозможным путинским фокусам (как-то: аннексии, политические убийства, агрессии, поддержка терроризма, сбитые самолеты, влияние на выборы итд) относится в основном лояльно и терпимо, а коли так — почему бы не взять выше? Тем более что враги пытаются задеть важнейшую скрепу — Великую Победу советского (то есть теперь уже русского) народа. И главное — Путин хочет, чтобы сталинские и его исторические мифы признал остальной мир.

В итоге вождь сначала прочел главам соседних стран лекцию, потом обругал польского министра иностранных дел Юзефа Липского, а сейчас пишет свою версию «Фальсификаторов истории», где собирается поставить остальной мир на место. Отсюда же — поездка на конференцию по Холокосту в Израиль. А русские придворные историки вполне открыто обсуждают, как и о чем они будут врать дальше — затронута и Катастрофа евреев в Европе, и левые, и Польша, и всё-всё-всё. Иными словами, ничего нового не происходит, славные традиции лжи,  вранья и подтасовок (какие фронтовики? какая дружба с Гитлером? что вы?) живы и вопрос только в том, как на это реагировать?

Очень просто. Во-первых понимать, что камлания вождя и его коллег — сеанс так называемого вранья. Во-вторых — приводить статьи и телеграммы Молотова, Сталина и других. Приказы по Красной армии. Газетные статьи времен дружбы с Германией с абсолютно недвусмысленными тезисами. Поляки это хорошо понимают, и польский премьер Матеуш Моравецкий уже ясно указал, что Москва пересматривает Холокост. Именно НКВД вместе с гестапо торговал возможностью выезда для евреев в 38-40 годах. Именно СССР долгое время просто не упоминал о трагедии евреев. Именно Советы, освободив нацистские концлагеря, быстро стали использовать их по тому же назначению, в том числе Аушвиц. И. наконец, именно Сталин договорился с коллегами по Политбюро о начале Второй мировой войны 19 августа 1939 года, а 7 сентября подробно излагал Димитрову смысл нацистско-советского  пакта.

И упаси вас боже объяснять что-либо русским патриотам — они проглотят что угодно свыше, даже если их родная власть признает их всех врагами народа и отправит в ГУЛаг. Остальной же мир должен отринуть русское/советское/путинское патриотическое вранье, как делал это всегда.

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ