Не мыслям надобно учить, а мыслить.
Иммануил Кант, немецкий философ, писатель, антрополог, физик, библиотекарь, педагог, родоначальник немецкой классической философии

Время опришков

6 декабря, 2017 - 11:49

Взгляды историков на опришковское движение XVI-XIX вв. диаметрально изменились. Если советские историки писали о тех парнях все хорошее, то постсоветские - все плохое. Все главари, повстанцы сразу оказались банальными рэкетирами и мародерами. Услышаны свидетельства только потерпевшей стороны, а второй - нет. В наше весьма демократичное и политкорректное время всевозможные радикальные формы протеста не одобряются, даже когда они эффектны и позволяют обиженному человеку получить моральную сатисфакцию, что какого-то крутого избили, совершив над ним самосуд, что где-то повалили забор, который преграждал доступ к реке, а где-то прогнали незаконных застройщиков. И эта тихая радость веселит втайне большинству из нас сердце, хотя на публике приходится хмуро квалифицировать такие вещи как варварство и дикость. Причем обращаться к слугам закона уже не советуют, потому что простой человек, неспособный прокормить семью, беззащитен против напакованных долларами обидчиков. Унижение терпеть могут не все, у кого-то оно прерывается и он идет в суд с топором или гранатой за пазухой. И все чаще украинский люд мечтает об украинском Моссаде, интеллектуалы тоже об этом шепчут. Если нет справедливости, то остается идти в опришки.

Порядочный гуцульский хозяин вечером вымазывал лицо сажей, брал топорик и фузию и шел в опришки. Он вел двойную жизнь, в строгой конспирации. Таких называли «домашними опришками».

Смертельно обиженный гуцул, у которого отобрали все, даже честь, шел к опришкам открыто. Присоединиться к группе было очень сложно. Надо было пройти испытания и проверку, чтобы попасть в славный отряд. Если не удавалось, то хватало и трех повстанцев для создания ватаги. Главное было их найти.

Гуцул не хотел служить светлейшему цесарю и шел тоже в опришки.

К «черным парням» приходили и просили наказать негодяя. Те взвешивали, принимали решение и тогда тщательно продумывали операцию. Их иногда предавали, и жизни опришка заканчивалась на виселице. Они знали, что, ступив на тропу войны, становятся изгоями и никогда не смогут вернуться к нормальной жизни

Среди опришков были не только украинцы, но и евреи и румыны. Опришки не грабили бедных, тех грабила власть и шляхта с арендаторами. У них была везде агентура. В глазах простых людей они были ангелами мести с мечом справедливости, а если попадались среди них личности нехаризматичные, то о них не сочиняли песен. Это было очень важное наказание. И неважно, что там пишут современные историки об опришках или воинах УПА. И что напишут когда-то о нынешних и будущих Довбушах. Общество получает определенную пользу от такой карательной санации. Вот недавно в Трускавце установили турникеты. Городские власти решили брать плату за «Нафтусю» с отдыхающих. Их проучили, грубо, но результативно. Как бы ни хотелось нам правового государства уже и здесь, но на это уйдут годы тяжелого труда. Безнаказанность и право сильного будут порождать стихийное сопротивление все чаще. Оно не изменит Систему, но ослабит ее. Отчаяние от бессилия порождает отчаянных. А порой и террористов. Об этом должна помнить каждая власть. Слишком большой контраст тепла и холода порождает молнию. Слишком большой контраст между богатством и бедностью, правами и бесправностью порождает революции. Это когда отряды опришков сливаются в одну большую армию. Кстати, само название «опришки» имеет латинское происхождение. И означает «преступник». Придумали его в судах несколько сотен лет назад и прилепляли к каждому, кто осмеливался защищать свои права.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments