Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

Зачем я взяла двухлетнюю Саню на акцию #FreeSentsov

21 августа, 2018 - 22:57

Сегодня 100 дней, как голодает Олег Сенцов. Для меня было важно приехать утром на акцию под посольство РФ в Киеве. Ежедневно, считая дни голодовки Олега Сенцова, у меня возникает какое-то такое ощущение бессилия, когда ты хочешь что-то сделать и не знаешь что и как. Не понимаешь, как изменить эту ситуацию, чувствуешь, что ни на что не влияешь... Однако участие в таких акциях дает мне ощущение, что хоть я и не могу изменить ситуацию, но могу не забывать и напоминать, прежде всего самой себе, что в российских в тюрьмах до сих пор находятся украинские политзаключенные, а Олег Сенцов голодает уже 100 дней. И именно поэтому мы сегодня были на этой акции.

На нее я приехала вместе с двухлетней Александрой. И, собственно, я хочу написать о том, почему я взяла с собой Саню, а не оставила, например, с бабушкой дома.

Каждый раз, увидев нас на акции или увидев какие-то наши фото в соцсетях или в СМИ после, знакомые пишут мне и задают различные вопросы, которые порой меня удивляют. Так же и журналисты сегодня спрашивали, почему я взяла с собой такого ​​маленького ребенка на акцию #FreeSentsov, если она еще ничего не понимает.

Попробую сейчас коротко все объяснить и ответить на большинство комментариев и вопросов.

1. Во-первых, большую часть времени мы проводим с Санькой вдвоем, поэтому и посещаем различные события и акции вместе. Мы вместе ходим в магазины, поликлинику, в музеи и на выставки. Мы встречаемся с моими друзьями и с ее друзьями. Если есть возможность оставить ее с кем-то, то это время я чаще всего использую для работы или каких-то неотложных дел. Не вижу необходимости оставлять ее тогда, когда можно взять с собой. Особенно, когда это касается важных для меня событий.

2. Во-вторых, мне нравится проводить время с Александрой. И мне зачастую довольно комфортно с ней быть. Я хочу ее брать на события, важные для меня. Именно такой была сегодняшняя акция под посольством, и я рада, что Саня была со мной. Да, она еще ничего не понимает, но вырастет и поймет. А я буду рядом, чтобы ответить на все ее вопросы и объяснить все, что ее будет интересовать (соответственно ее возрасту).

3. «Это похоже на пиар, взять ребенка на такую ​​акцию». А вот это — да. Что есть, то есть. Здесь попиарюсь с Санькой, там попиарюсь с Санькой и пойду в президенты =) Ну, и не забывайте, что люди рожают детей, чтобы собрать побольше лайков в ФБ.

А если серьезно, то да, участников с детьми чаще снимают телеоператоры и фотографы, потому что им нужно разнообразить видеоряд и фоторепортажи, а дети всегда такие милые и непосредственные. И да, зрители и читатели любят детей, животных и интересных людей старшего возраста. Но это не значит, что мы пришли, чтобы попасть в новости. Нет, мы пришли с совершенно другой целью.

4. «Там может быть опасно». Когда кто-либо из знакомых говорит мне, что на акциях, где мы были, могло быть опасно, — для меня это означает, что этот человек не уважает меня, не верит в меня и не видит во мне взрослого человека, способного оценить возможные риски и принять адекватное решение. Конечно, я не могу предвидеть будущее, но когда я собираюсь на какое-то событие, акцию и т. п., я могу оценить потенциальные опасности и взять или не взять с собой ребенка. Именно поэтому, например, мы не ходили с Санькой на годовщину расстрелов на Майдане, потому что люди писали о возможных провокациях. Именно поэтому мы, например, не пойдем на парад, а будем смотреть его дома, потому что шумно, многолюдно и жарко. Но мы точно будем 29 августа у Стены памяти на Михайловской. Потому что это важная для нашей семьи дата и я хочу, чтобы Саня была с нами там в этот день.

5. «Зачем ты таскаешь ребенка на акции/в музеи/на выставки?» Нет, не таскаю. В наших отношениях с Санькой мы вообще не пользуемся такими категориями как «таскать». Мы с ней куда-то ходим и ездим, что-то или кого-то посещаем. Не таскаем. Если Сане некомфортно, плохо, она устала и дает об этом знать — мы сразу же уходим. Если еще по дороге или во время сборов на какое-то событие Саня капризничает, плачет и дает понять, что не готова и не хочет идти, мы не идем. В конце концов, уважать и понимать потребности ребенка — это так легко. Мы же любим, когда понимают и уважают нас. Поэтому нет, мы не таскаем ребенка на различные акции, мы туда вместе с ней ходим.

6. «Ей неинтересно». Нет, ей интересно. Но что-то свое. В 9-ти из 10-ти случаев Саня ведет себя великолепно, она разглядывает людей, слушает, играет. Вообще, чем дальше, тем больше я с радостью осознаю, что мне с ней комфортно где-то быть и куда-то ходить. Саня очень клевая компаньонка и подруга. И с ней уже можно договариваться и все объяснять. И чем дальше, тем интереснее будет ей и мне, тем интереснее будет нам.

7. «Зачем ты дала ей сегодня плакат, это использование ребенка». Действительно, она еще не понимает, что это за акция и что написано на плакате. Но когда я рисовала дома утром свой плакат, Саня попросила нарисовать и ей. Она видела дома плакат у меня в руках, и захотела тоже. Она видела акции многих людей с плакатами в руках, и ей тоже хотелось иметь свой. Это ребенок, и вот так у них все происходит. Большую часть акции она охотно сама носила свой плакат.

8. «Зачем втягивать ребенка в политику?» Я не втягиваю ребенка в политику. На плакате, который она сегодня держала в руках, была надпись #FreeSentsov. На нем не было политических лозунгов, ненормативной лексики, провокационных глупостей или еще чего-то такого, за что бы впоследствии Саня меня спросила: «Мама, зачем?». Этот плакат о жизни, о справедливости, о правах человека, об Олеге Сенцова. Это плакат, за который ей никогда не будет неловко или стыдно. А если у нее будут впоследствии вопросы — а я надеюсь, что будут, — мы будем готовы на них ответить.

9. «Зачем все это ребенку?» Саня будет жить в Украине, будет видеть и узнавать, будет интересоваться тем, что происходит и происходило. Она будет спрашивать, а что делали в это время мы с Иваном, а где была она. Я не хочу и не планирую нагружать ее тяжелыми и непростыми темами, но я всегда буду готова отвечать и объяснять. Потому что наивно думать, что ребенок сможет расти и взрослеть в информационном вакууме. Нет, она все будет видеть, а мы поможем ей понять сложные вопросы, разобраться в сложных моментах, направить и поддержать. Я хочу, чтобы она училась задавать вопросы, в том числе и себе, касательно различных событий, критически мыслить. И да, мне бы очень хотелось, чтобы Саня росла неравнодушной, я хочу, чтобы ситуации, когда нарушаются права людей, когда происходит несправедливость, когда где-то нужна помощь — не оставляли ее равнодушной. Хотя еще больше мне хочется, конечно же, чтобы в мире, в котором оан живет, ничего подобного не случалось. Конечно, я не могу заставить стать его таким, но приложу все усилия, чтобы у нее не осталось вопросов без ответов, страха или безразличия, стереотипов и предубеждений.

10. Эта акция была важной для меня, и я действительно хотела, чтобы Саня была рядом. И мне было приятно сегодня увидеть еще родителей с детьми на этой акции, детей постарше, которые нарисовали рисунки и написали письма Олегу Сенцову. Не знаю почему, но да, мне было приятно и важно видеть эти семьи.

Давайте не бояться, не лениться и не быть равнодушными. Мы все очень заняты, но давайте помнить, что Олег Сенцов голодает уже сто дней. И что в российских тюрьмах находятся незаконно осужденные украинские политзаключенные.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments