Терпеть кандалы - это всемирный стыд, забыть их, не разбив, - худший стыд.
Леся Украинка, украинская писательница, переводчица, культурная деятельница

Разрубит ли Трамп ближневосточный гордиев узел

4 января, 2020 - 14:54

Убийство с помощью ракет, выпущенных с американских беспилотников, командующего специальными подразделениями «Аль-Кудс» иранского Корпуса стражей исламской революции генерала Касема Сулеймани, по всей видимости, знаменует собой принципиально новый этап военно-дипломатического противостояния на Ближнем и Среднем Востоке вообще и противостояния США и Ирана в частности. Вместе с Сулеймани погиб и Абу Махди аль-Мухандис, заместитель командующего Силами народной мобилизации, вооруженной шиитской группировки Ирака, поддерживаемой Ираном, и еще 10 человек командиров Сил народной мобилизации и офицеров КСИР. Это для американцев стало приятным бонусом, но главной целью атаки, несомненно, был Сулеймани. Некоторые обозреватели уже назвали убийство иранского генерала фактическим объявлением Америкой войны Ирану. Особой пикантности происшедшему придает то, что ракетный удар был нанесен по международному аэропорту после того, как самолет с Сулеймани на борту, прибывший из Ливана или из Сирии, приземлился в Багдаде. Ракеты упали как раз в тот момент, когда аль-Мухандис со свитой встречал на поле аэропорта Сулеймани и иранскую делегацию. Перепало и иракским военнослужащим, державшим оцепление. 12 иракских солдат были ранены. Попробуем разобраться, почему Дональд Трамп отдал приказ о ликвидации Сулеймани, прекрасно сознавая, сколь провокационной будет эта акция как по отношению к Ирану, так и по отношению к нынешнему правительству Ирака.

Все началось с того, что базирующиеся в Ираке подразделения «Хезболлы» 28 декабря обстреляли военную базу США в иракском Киркуке. При обстреле погиб один гражданский американец – подрядчик Пентагона. Ответ не заставил себя ждать. 29 декабря Авиация США разбомбила объекты «Хезболлы» в Ираке и Сирии, уничтожив 25 боевиков и не предупредив об акции возмездия ни российское командование в Дамаске, ни правительство в Багдаде. После этого было объявлено, что США будет без предупреждения наносить удары по своим противникам в регионе. Тегеран тотчас нанес ответный удар. 30 декабря бойцы шиитских проиранских вооруженных формирований, в том числе и Сил народной мобилизации, хотя и без оружия, устроили демонстрацию в Багдаде и, при попустительстве вооруженной иракской охраны, проникли на территорию американского посольства и разгромили одно из подсобных зданий посольского комплекса. Перед Трампом явственно замаячил призрак захвата американского посольства вместе с заложниками в Тегеране. В свое время это обеспечило поражение Джимми Картера на выборах 1980 года. Если бы нечто подобное произошло сейчас в Багдаде, Трамп мог бы смело объявить об отказе повторно баллотироваться в президенты. Потерю Ирака и новый захват заложников американские избиратели ему бы не простили. Поэтому Трамп выбрал простой, но очень действенный ответ, который должен ясно дать понять Тегерану, что тот перешел «красную линию», и теперь пощады не будет. «Красная линия» - это попытка Ирана полностью вытеснить США из Ирака и установить свое преобладающее влияние в этой стране. Министр обороны США Марк Эспер заявил, что «условия игры изменились», и теперь на любые акты насилия со стороны проиранских группировок будет даваться вооруженный ответ.

Следует понимать, кем был Сулеймани. Почти четверть века он возглавлял силы специальных операций КСИР, занимавшиеся подрывной деятельностью за рубежом и созданием там проиранских вооруженных формирований. Он это называл «упреждающей обороной». Дескать, если создать врагам Ирана серьезные проблемы в том же Ираке, Палестине, Ливане или Ливии, Саудовской Аравии или Йемене, они будут вынуждены отвлекать силы и средства на их решение, а поэтому у них не останется сил для нападения на Иран. На внешнюю политику Ирана Сулеймани оказывал влияние, сравнимое только с влиянием верховного аятоллы и высшего руководителя Ирана Али Хаменеи. В 2015 году он в Москве вел переговоры с Владимиром Путиным о вторжении российских войск в Сирию, за которыми последовал ввод туда иранских войск. Сулеймани фактически руководил действиями всех иранских войск в Сирии и Ираке. Он был, безусловно, не только самым политически влиятельным из всех иранских генералов, но и одним из самых могущественных политиков Ирана, чье значение было сравнимо со значением верховного аятоллы, президента и премьер-министра. Поэтому ликвидация генерала дает сигнал руководству Ирана – для американцев в его рядах больше нет неприкасаемых. Беспилотники и спецназ США теперь могут при необходимости уничтожить любого из первых лиц Иранского государства. Гибель Сулеймани – очень серьезный удар по Ирану. Значительной частью информации, в том числе о планируемых новых подрывных акциях, обладал только он. И ни один из его преемников еще долго не будет иметь того влияния на руководство Ирана, какое имел погибший генерал.

Ликвидация Сулеймани произошла на фоне массовых протестов в Иране, не утихающих уже несколько месяцев. Демонстранты, которых не удалось разогнать с помощью огнестрельного оружия с десятками и сотнями убитых и раненых, протестуют против иранского засилья в стране и присутствия на иракской территории вооруженных проиранских формирований и иранских войск. При этом преобладают среди протестующих шииты. В этих условиях гибель Сулеймани вызвала в Ираке всеобщее ликование. И вообще его смерть нигде в мире не вызвала огорчения, за исключением Ирана и России. Глава российского МИД Сергей Лавров уже назвал действия США противоправными, Путин посетовал, что американская акция «может серьезно обострить ситуацию в регионе», а Тегеран устами аятолла Хаменеи и президента Хасан Роухани пообещал жестоко отомстить американцам за смерть Сулеймани. Однако очевидно, что теперь за любой акцией Ирана, угрожающей союзникам США и американским гражданам, а тем более вызвавшей жертвы среди них жертвы, будет следовать американский жесткий военный ответ. Проиранское же правительство в Багдаде сейчас уже дышит на ладан. Оно вынуждено было уйти в отставку, но пока что остается у власти из-за невозможности сформировать новое правительство. Само по себе показательно, что Сулеймани мог свободно прилетать в Багдад, как в какой-нибудь Дамаск, несмотря на то, что в Ираке находятся американские военные и советники, а сам генерал был официально включен США в список разыскиваемых международных террористов. Несомненно, последний визит Сулеймани в Ирак происходил с ведома и одобрения иракского правительства и командования иракской армии. Скорее всего, утечка информации о времени и месте прибытия иранского генерала произошла от кого-то из иракских офицеров, недовольных иранским засильем.

Теперь перед США стоит задача помочь сформировать в Ираке более или менее устойчивое антииранское правительство, а также не допустить до президентских выборов массового ввода американских войск в эту страну. Кстати сказать, недавно опубликованные документы доказывают, что нынешняя непростая ситуация в Ираке во много сложилась из-за того, что две предыдущие американские администрации, Джорджа Буша-младшего и особенно Барака Обамы, не имели ясной политики в отношении внутреннего переустройства этой страны, и нередко бросались из одной крайности в другую. Пока что Трамп ограничился переброской в Ирак дополнительно 750 американских военных. Однако развитие событий может заставить его направить в регион новые силы. Но, скорее всего, американцы будут действовать против Ирана и его союзников с помощью бесконтактных средств борьбы, чтобы минимизировать собственные потери.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ