Власть опирается на всех, кто живет во лжи.
Вацлав Гавел, чешский политик и общественный деятель, диссидент, критик коммунистического режима, драматург и эссеист, девятый и последний президент Чехословакии и первый президент Чехии

«Как ныне собирается вещий Олег...»

Где могила знаменитого князя? Не лишний вопрос в начале туристического сезона

Воспетый великим Пушкиным, знакомый со школьных лет, Олег часто представляется нам в ореоле легендарном, несколько романтичном и сказочном. Между тем это вполне реальное историческое лицо, мудрый государственный деятель в свое время. Покорив племена древлян, северян, радимичей, он значительно расширил владения Киевской Руси, а впоследствии осуществил победный поход на Царьград (Константинополь) и в 911 году заключил выгодный для Руси договор с Византией. Именно он произнес о Киеве: «Это будет мать городам руським»...

Миновали десятилетия, миновали века и эпохи... Безжалостная рука времени разрушала, жгла, хоронила. Но выстояла, прошла все невзгоды, дошла и до наших дней гора Щекавица. И утверждение о том, что именно на ней «словеть могыла Олегова» волнует не одно поколение археологов, историков, краеведов.

Следовательно, если сохранилась Щекавица, то должен быть хотя бы какой-то намек на могилу князя Олега... Преисполненный таких мыслей, я подхожу к подножию горы Щека, по узкой улочке — кстати, Олеговской — поднимаюсь все выше и выше. И что я вижу? В месте, где улица Олеговская соединяется со Щекавицей, вплотную друг к другу выстроились частные гаражи, и только обойдя их, можно выйти на узкую тропинку, которая и ведет на летописную гору. А на наивысший ее точке «тусуется» молодежь: шестеро ребят под веселый хохот «расправляются» с бутылками вина, а трое других ребят, безразличных к вину, с удовольствием качаются на ветвях молодых деревьев. И вдруг я имею возможность подставить ладони большому и веселому костру — это юноши школьного возраста жгут все, что оставляют по себе многочисленные губители природы: бумага, картонные коробки, разнообразная пластиковая посуда. Неплохо горят сломанные ветви, вырванные «с мясом» кусты. И поневоле начинаешь осознавать такой исторический парадокс: в далекие необразованные годы Щекавица представляла собой значительный культурный центр — с княжескими дворцами, кремлем и церковью, ее земля приняла тело выдающегося политического и военного деятеля Киевской Руси. А в наше весьма цивилизованное время, которое характеризуется общей компьютеризацией и мобильной телефонизацией, на Щекавице распивают вино и жгут костер из скупой ее растительности.

ФОТО ИЗ АРХИВА СЕРГЕЯ ПЯТЕРИКОВА

Должен сказать: горе Кия (ученые называют ее Старокиевской горой) повезло значительно больше: на ее территории расположился Государственный исторический музей Украины (и это не является простым стечением обстоятельств), сохранились и остатки величественной Десятинной церкви, и любители сильных впечатлений могут даже потрогать их собственными руками. С началом туристического сезона здесь наблюдается настоящее паломничество, ведь и нашим и иностранным туристам непременно хочется побывать на месте, откуда начался он — цветущий и прекрасный город на берегу большой реки...

Что же касается горы Щека, о ее месторасположении, а особенно о том, что на ней похоронен «вещий» князь Олег, не знают не только новички-экскурсанты, не знает об этом и большинство экскурсоводов. И потому никогда не остановится здесь автобус с туристами, и они не будут иметь возможность перенестись воображением на самый рассвет нашей Родины, а в то же время пополнить копилку своих знаний, которые пока еще остаются достоянием небольшой группы специалистов.

ФОТО ИЗ АРХИВА СЕРГЕЯ ПЯТЕРИКОВА

...30 октября далекого, почти мифического, 1976 года был принят Закон Союза ССР об охране памятников истории и культуры. На выполнение данного закона Киевский горисполком принял постановление № 920 от того же года, которым Щекавица объявлена заповедной зоной и охраняется государством. Этим же постановлением одна из ближайших к Щекавице улиц была названа Олеговской, и этот факт красноречив сам по себе: Киев стал единственным городом в СССР, который имеет улицу с таким названием. Однако пройдитесь по Олеговской улице — никакого намека на то, в честь кого она названа. И даже те, кто живут на этой уютной улице, стеснительно пожимают плечами...

Читаю замечательные положения уже и украинских соответствующих законов, и возникает вопрос: почему они обошли Щекавицу? Почему в далекие советские времена не смогли пробить толщу чиновнического безразличия такие энтузиасты заповедника «Могила Олега на Щекавице», как Владимир Валерьянович Билоус, начальник Управления культуры Киевского горисполкома, Алла Александровна Леонова, заместитель начальника того же управления, Сергей Степанович Росинский, археолог-киевовед, Юрий Анатолиевич Паскевич, краевед и исследователь Подола?

Не потому ли, что всей общественно-политической жизнью Киева тогда руководила КПСС, а ей было не до былинных времен: она возводила музей Ленина на площади Ленинского комсомола (в настоящее время Европейская площадь), рядом — арку Дружбы народов, открывала площадь Брежнева в Соломенском районе, завершала строительство Чернобыльской АЭС...

А в Независимой Украине вопрос о заповеднике поднимают... не украинцы и не украинские учреждения. Так, в 1996 году проездом из США в Киеве остановился Булат Окуджава. У него была встреча со студентами и преподавателями Киевского политехнического института, а затем его пригласил мэр Киева Александр Омельченко. Выступая в актовом зале перед депутатами и сотрудниками Киеврады, прославленный бард говорил (дословно):

«Я родился в Москве, которая с 1922 года стала столицей СССР. Но на полтора тысячелетия раньше столицей древней Руси стал Киев, дав ей название  — Киевская.

Я хорошо знаю Москву, и могу заявить уверенно: по количеству памятников древности Киев преобладает Москву. Не дальше, как сегодня утром я был у Золотых ворот. И что же? Увидел обычные ворота, обычный въезд в древний Киев. Вспомните, у Нестора-летописца: «И те, что приходили от других земель, говорили: нигде такой красоты нет». Неповторимой красоты Киеву придавал именно золотой блеск ворот, еще в XVI веке его видел и передал на полотне голландский художник ван дер Вестерфельд. Но где сегодня этот блеск, господа реставраторы? Где медные листы, покрытые сусальным золотом, как бани окружающих церквей? Никто не скажет.

Не лучше обстоят дела и со  Щекавицей — летописной горой, где развивались события, описанные Пушкиным в знаменитой «Песне о вещем Олеге»: на Щекавице он умер и на месте кончины был похоронен. И Нестор констатирует наличие его могилы, что простояла не одну сотню лет.

Сегодня я опровергаю древнюю летопись: нет там не только могилы Олега, но и наименьшего упоминания о ней, как нет ни слова о том, что во время пребывания в Киеве в феврале 1821 года на Щекавице около могилы Олега долго стоял Александр Сергеевич Пушкин».

В своей деятельности мэр Александр Омельченко уделял большое внимание духовному и религиозному возрождению: при его каденции были отстроены и стали действующими Успенский собор Киево-Печерской лавры, Михайловский Золотоверхий собор, церковь на Почтовой площади, в которой в 1861 году отпевали Тараса Шевченко и там же, на Подоле, церковь Святой Пирогощи. Без сомнения, мэр «разобрался» бы и с проблемами Щекавицы — вдруг дело государственной важности: он назначен координатором сооружения монумента в честь Независимости Украины с Берегиней-Орантой на шпиле...

Следующий мэр — Леонид Черновецкий —  по просьбе посла Государства Израиль в Украине Анны Азари принял бывших киевлян, а в настоящее время граждан Израиля Викторию Дижур и Аркадия Спектора. Специалисты довольно редкой профессии — рекреационной реконструкции, супруги предложили мэру проект перестройки Щекавицкого комплекса — недорогой, который обновит не только Щекавицу, но и все прилегающие к ней улицы — Олеговскую, Лукьяновскую, Мирную, Нижний Вал.

Выслушав все внимательно, Леонид Михайлович отметил, что лично он специалист по банковскому делу, а относительно истории... И посоветовал обратиться к недавно созданному Управлению по охране исторической среды. А там, как выяснилось, было не до Щекавицы, управление занималось более прибыльным делом — выдачей разрешений... и достигло на этой ниве определенных «успехов»: на территории Киево-Печерской лавры разрешило открыть... шашлычную, рядом с Софией Киевской построить подземные гаражи, от чего эта уникальная местность начала оседать. Сразу возникли протесты общественности, милиция завела уголовные дела...

С горьким осадком в душе бывшие киевляне вернулись на новую родину. И вместо того, чтобы сделать Щекавицу туристической Меккой, они сделали таким израильский город Беэр-Шева, в переводе «семь колодцев»: в пустыне Негев откопали один из семи колодцев, из которого, как свидетельствуют библейские свитки, пили цари Давид и Соломон.

Весть об этом всколыхнула весь Израиль, и не только его: туристы понаехали со всего мира, количество гостиниц в старинной Беэр-Шеве увеличилось в разы.

Но что же это за колодец без воды, а вода в Израиле дороже нефти...

И здесь выход был найден: супруги приобрели опреснитель воды, и, прежде чем попасть в колодец, вода Средиземного моря проходила сквозь опреснитель. Эффект был сказочный!

На этом я прекращаю рассказ о туристических достижениях далекой страны, потому что мне значительно приятнее было бы рассказать о возрождении памятников древности в моем родном столичном городе. Но пока не о чем рассказать, и ответа на вопрос, которым озаглавлена эта статья, все еще нет.

Анатолий СИГАЛОВ, член комиссии Киеврады по топонимическим названиям. Фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»

«День» у Facebook, , Google+

Новини партнерів
comments powered by HyperComments