Работать надо идейно, чтобы дать свою духовную лепту для родного народа
Кость Левицкий, украинский государственный деятель, адвокат, публицист

Ощущение жизни

Как люди с проблемами зрения благодаря скандинавской ходьбе учат зрячих замечать красоту

На платформе станции метро «Гидропарк» утром в субботу не очень много людей. Здесь должны собираться участники клуба скандинавской ходьбы Guide Walker, многие из них почти ничего не видят или вообще незрячие. Вот работница метро помогает мужчине в темных очках и с тросточкой дойти до лавочки — и мы понимаем, что это один из участников сообщества. За десять минут собирается группа, около 15 человек. Кто-то с проблемами зрения, кто-то волонтер-сопровождающий, то есть гайд, кто-то пришел просто провести день на природе в хорошей компании. Люди где-то трех поколений, включительно с подростками.

«КАЖДЫЙ РАЗ УСТРАИВАЕМ СЕБЕ ПРАЗДНИК»

На парковке рядом с Гидропарком из машины достают палки для скандинавской ходьбы и раздают тем, кто пришел. Кто-то имеет свой комплект. Предлагают попробовать и мне. Не успеваю оглянуться, как основатель клуба Руслан Рубель, который из-за болезни более десяти лет назад потерял зрение, уже помогает мне правильно взять палки и объясняет, как ими пользоваться. Руки нужно просовывать в специальные тканевые ремешки, похожие на перчатки без пальцев, которые называются темляками. Наконечники палок должны быть повернуты назад. Кажется, настроились.

Как пользоваться палками, доходит не сразу. Ольга Фещенко, которая помогает в клубе как гайд, инструктирует меня. Но когда пытаюсь скоординировать правую руку с правой ногой, то же самое — с левыми конечностями, не могу сделать ни шагу. Как многоножка, которую спросили, как она ходит.

Именно от Ольги я и узнала об этом клубе. Вообще Оля более пяти лет живет в диагнозе, то есть у нее онкология. Поскольку лечить такие болезни в Украине очень трудно, она решила помочь не только себе, но и другим людям с таким диагнозом, и основала благотворительный фонд «Розовая лента Украины». Еще Ольга несколько лет увлекается скандинавской ходьбой, а больше года назад узнала о клубе Guide Walker и подружилась с его командой.

«Я познакомилась с Русланом в метро. Вот увидела, что нужно человеку помочь. Рядом никого не было. Спрашиваю: куда нужно добраться? Печерск. А мне тоже туда. Я же любознательная, прямо спрашиваю: как вы живете, не видя мир?  Разговорились. А для меня эти палки — такой релакс. Если случаются жизненные трудности или хочется побыть одному, то беру их и иду по городу пять-десять километров. Руслан и говорит: «Так приходите. Мы занимаемся, нам нужны люди, которые будут, как наши глаза». С того времени, это уже больше года, мы занимаемся вместе», — вспоминает Ольга.

За это время группа выросла: приобщаются жители городов рядом с Киевом, приходят новые волонтеры, в частности уже несколько людей из онкоболезнями. «Для людей с проблемами зрения мы — как глаза, а для людей в диагнозе это релакс. Каждый раз, когда мы видимся, устраиваем себе какой-то отдых, праздник», — добавляет Ольга. Вот в этот раз праздновали Национальный день Бельгии. Оля прикрепила всем черно-желто-красные ленты и предупредила, что в конце прогулки всех ждут бельгийские вафли.

«РАЗОГРЕВ»

Приходим на Венецианский остров. Сначала — разминка. «Всем удобно? Ничего не мешает под ногами?» — бодро спрашивает тренер Сергей Швыдунов. Перед началом пару минут рассказывает о важности такой разминки для суставов и организма в целом. А затем мы начинаем активно махать ногами, руками и палками.

Сергей с рождения почти не видит. До войны на востоке он жил в Луганске, учился в обычной школе, потом закончил медучилище в Геническе, где выучился на массажиста. «То, что учился в обычной школе, в принципе и дало мне более жесткую закалку по жизни, по сравнению с теми, кто заканчивал интернат для незрячих. Они там уже в адаптированных условиях — и незрячие, и слабовидящие. В чем-то, конечно, и там есть особенности: они много времени живут без родителей, только, например, на каникулы приезжают домой. Мне, чтобы быть со всеми наравне, нужно было шевелиться, шустрить, понимаете? Нужно было на порядок больше кумекать, — улыбается Сергей. — Дети есть дети, в чем-то — детки, а в чем-то очень жесткие».

Мужчину интересует спорт как возможность оздоровления. Он мечтает  стать инструктором по йоге, преподавать реабилитационный и оздоровительный фитнес. «Есть направления спортивного плана, когда «строят» тело с гантелями и тому подобное. Не против этого, но в современном обществе многие так калечат суставы и спины. Люди начинают таскать тяжелое, когда еще не подготовлены к этому, но хотят результата здесь и сейчас. Меня больше интересует реабилитационный аспект: йога, пилатес, та же скандинавская ходьба. Если для мужчин — турники, брусья, акробатика. Больше для здоровья, укрепления тела», — объясняет Сергей.

КАК СТАТЬ ГАЙДОМ

С тропинки, выложенной плиткой, сходим в лес, влажный после дождя, где пахнет мокрыми листьями и хвоей. Идем по песчаным тропинкам, под ногами отдыхают улитки. Все стараются держаться друг друга, чтобы не потеряться. Вскоре я почти убеждаю себя, что научилась справляться с палками. Сопровождать кого-то я пока не рискнула. Но вообще гайдом может стать каждый после нескольких тренировок. Руку гайда и человека, которого он сопровождает, связывают эластичной лентой, и так вместе они преодолевают дистанцию.

«Незрячий человек быстренько научит, расскажет, что к чему. Здесь не нужно особых навыков: движения вверх, вниз, ощущение натяжки ленты. И буквально после первой-второй тренировки человек уже не думает о натяжке, это получается автоматически», — говорит Руслан Рубель.

Раньше занятия проходили иначе. Сергей, который познакомился с Русланом несколько лет назад в реабилитационно-спортивном центре в Яворове, вспоминает: «Сначала мы ходили в связках. Между нами была большая веревка, и мы ходили, грубо говоря, паровозиком. А теперь каждый ходит сам, а если человек не видит, то у него есть гайд. Так мне нравится больше, потому что больше свободы в движениях».

Из-за кустов виднеется Русановская набережная. Кто хочет, любуется видом, и мы идем назад другим путем.

«МЫ ЧУВСТВУЕМ КАЖДОЕ МЕСТО, ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ЕГО ВИБРАЦИИ»

На берегу Днепра расстилают карематы — сейчас Сергей Швыдунов проведет занятие по йоге. Кто-то идет искупаться. Как полушутя объясняет участник клуба Валентин Кащук, если ты не видишь, главное при этом — постоянно говорить.

Пока идут приготовления к йоге, выпадает несколько минут поговорить с Русланом. «Когда я потерял зрение, то искал для себя какой-то хороший вид фитнесса. У меня был большой перерыв в занятиях спортом. Брат, который живет в Риге и работает врачом, посоветовал попробовать скандинавскую ходьбу. Он же помог найти здесь тренеров, я попробовал — и мне очень понравилось. Придумали приспособление, как связываться с гайдом. Потом я стал регулярно заниматься скандинавской ходьбой, и захотелось что-то делать все больше и больше. Сейчас спокойно бегаю полумарафоны, готовлюсь к марафону и занимаюсь плаванием. Надеюсь, еще сяду на велосипед, думаю, в следующем году буду заниматься и этим. Хочу заниматься триатлоном», — делится Руслан, который к тому же является техническим директором ресурсного центра «Безбарьерная среда».

Вообще Guide Walker возник при поддержке клуба «ОНЛАЙН», то есть «Организации незрячих людей, активных и независимых». В первую очередь помог Василий Закревский — незрячий спортсмен, бронзовый призер чемпионата мира по паратриатлону. Василий основал сообщество Guide Runner, участники которого, зрячие и нет, вместе бегают, а на его основе возник клуб скандинавской ходьбы.

Сначала финансирования не было вообще, помогли друзья Руслана из Риги, которые передали семь комплектов палок для скандинавской ходьбы, потом подключились и другие организации. Guide Walker развивался, участники клуба начали выступать на соревнованиях, о них узнали больше, и в итоге инициатива получила грант на организацию занятий по плаванию и скандинавской ходьбе и предоставление юридических консультаций.

«Наша группа для всех, не только для незрячих. Вместе мы общаемся, — подчеркивает Руслан Рубель. — Здесь нет разделения на зрячих и не. Очень рад, что незрячие помогают зрячим. Считаю, что они могут дать многое, настроить своим примером зрячих на позитив».

На этом занятии участники впервые гуляли по лесу. А вообще локации очень разные: Голосеево, Пуща-Водица, были даже выезды в Карпаты и Качановку. «Большая ошибка считать, что нам безразлично место, потому что мы ничего не видим, — говорит Руслан. — Мы чувствуем каждое место, определенные его вибрации. Любим гулять в ботаническом саду. Мне нравится Труханов остров — люблю и ходить, и бегать по нему, Голосеевский парк для нас, как родной, зимой мы в основном встречаемся там, потому что он лучше адаптирован для ходьбы в эту пору, там чистятся дорожки. Гидропарк нам тоже нравится, потому что здесь можно искупаться».

«ПРЕПЯТСТВИЯ У КАЖДОГО В ГОЛОВЕ»

Позы горы, кролика, змеи — люди на ковриках растягиваются и расслабляются. Оксана не стала заниматься йогой, она сидит на колоде рядом. Девушка, которая не видит, живет в Покровске Донецкой области, куда переехала из Донецка, сейчас гостит у подружки и решила попробовать скандинавскую ходьбу. Уверяет, что научиться справляться с палками было легко. В небольшом Покровске таких активностей нет, даже озвученный светофор всего один. Сейчас Оксана в основном занимается домашними делами. Еще увлекается вязанием крючком.

Рядом сидит Леонида, или Леона, Пономарева. Она потеряла зрение в пять лет, училась в столичной специальной школе №5, как раз с Василием Закревским, и потом сразу поступила в Киевский национальный университет имени Шевченко, в Институт филологии. Сейчас получает второе высшее образование — юридическое, и пишет из дома статьи для редакции периодических изданий «Заклик», основанной Украинским обществом слепых.

Леона любит путешествовать, хочет писать на правозащитную тематику и стремится найти именно офисную работу. «Это организовывает, — объясняет она. — Ты с утра знаешь, какой у тебя график. Дома организоваться намного сложнее. И поскольку я училась на дневной форме, привыкла вставать утром, поехать, пойти по делам — и так день пролетает». Но если варианты работы на фрилансе для незрячих найти можно, то с офисной работой все сложнее.

«У нас был сильный класс, многие выпускники поступили в высшие учебные заведения, несмотря на стереотип, что незрячие могут быть только массажистами или музыкантами, — говорит Леона. — Современные технологии позволяют выбирать много профессий. Есть те, кто работает в ІТ-сфере, программисты — их мало, но они есть».

Кстати, Леона начала ходить самостоятельно, когда поступила в университет. «Как по мне, главное — умение владеть тростью, коммуникабельность и пространственное воображение. Нужно запоминать каждый поворот, куда и как идешь. Что-то облегчает твой путь, но когда привыкаешь к собственным методам, на что-то другое даже меньше обращаешь внимание, — признается она. — Препятствия на самом деле у каждого в голове. Кто хочет ходить — будет ходить при любых условиях. В Европе лучше, чем у нас, но тоже далеко не все доступно».

ДОСТУПНОЕ МЕТРО И НЕДОСТУПНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Срывается дождь, и группа срочно пакует коврики, палки и отправляется под навес. Сергей, который умело передвигается хоть по лесу, хоть и до этого — по метро, признается, что когда переехал в Киев, чувствовал себя неуверенно, ведь попал в новый большой город. Сейчас представляет столицу лучше, за что-то в плане доступности может ее поругать, за что-то — похвалить. «Что хорошо — в переходах теперь есть «трещотки», слышно, где вход в метро. Бывает, сотрудники метрополитена откликаются, чтобы сопроводить куда-то, встретить. Те же желтые линии в переходах маякуют, что ступеньки начинаются или заканчиваются, — перечисляет он. — В то же время нет маячков на остановках, не сделаны тротуары для незрячих — чтобы они были какие-то рифленые и человек с тростью мог ориентироваться. В этом плане нам еще далеко до той же Европы, до Китая».

Другая проблема — нехватка возможностей в образовании. «В Европе государство обустраивает все, чтобы вывести человека, имеющего проблемы со здоровьем — незрячего, глухого, колясочника, на уровень со здоровым, дать доступ к профессии, чтобы он мог зарабатывать. Почему глухонемой, слепой или человек в коляске не может быть программистом? Мозги же работают так же. Но таких людей у нас не берут, — продолжает Сергей Швыдунов. — Нужны вложения в систему доступности. Чтобы, например, человек мог добраться до места работы. В 2016 году я был на проекте в Польше, нас возили в интернат для незрячих детей. Это небо и земля, по сравнению с Украиной. А это ближайшая страна».

Дождь усиливается. Под полиэтиленовыми накидками бежим к навесу, чтобы, наконец, чаевничать. Следим, чтобы никто не потерялся. «То, что вы видите сейчас, — это команда, которая сплотила всех вокруг себя, — говорит о Guide Walker Руслан Рубель. — Очень важно само общение, чтобы люди собирались и не прятались по углам. Это же не секрет, что у нас 80% незрячих сидят по домам, и вытянуть их бывает очень трудно. Они начинают бояться выходить на улицу, бояться людей. Хочется им помочь».

Под навесом раскладывают вафли, печенье, бутерброды, разливают чай. Праздник продолжается.

Мария ПРОКОПЕНКО, фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»

«День» у Facebook, , Google+

Новини партнерів
comments powered by HyperComments