Не всякий человек способен быть у власти, а лишь такой, что по природе своей стремится к правде и справедливости.
Станислав Ореховский-Роксолан, украинский писатель, оратор, публицист, философ, историк, полемист, гуманист эпохи Возрождения

По следам катастрофы

Корреспонденты «Дня» одними из первых посетили экскурсию по Киеву по мотивам американского сериала «Чернобыль»

Утром в пятницу на Крещатике, как всегда, многолюдно. Около красного двухэтажного автобуса собираются разговорчивые иностранцы, а около старенькой, но нарядной туристической версии автобуса ЛАЗ — первопроходцы тура на основе сериала «Чернобыль».

Антон ТАРАНЕНКО, начальник управления туризма и промоций КГГА, говорит, что маршрут экскурсии разрабатывали чиновники, гиды и туроператоры. Он включает в себя пешеходную экскурсию, визит в музей «Чернобыль» и переезды на автобусе. Ориентировочная стоимость — 30 евро, доступны программы на украинском, русском, английском и немецком языках. Заказывать можно уже.

«Это не развлечение, мы в любом случае не хотели задевать чувства тех, на чью жизнь повлияла чернобыльская катастрофа, — отметил чиновник. — Это всего лишь попытка направить волны хайпа вокруг сериала в правильное русло, напомнить всему миру, как произошла катастрофа и как она отразилась на жизни Киева».

ЭПИЗОД 1: ЭВАКУАЦИЯ

Неожиданно из автобуса выходит «ликвидатор» в полном снаряжении. Он опрыскивает водой из баллона наш транспорт, будто очищая его от радиоактивной пыли.

Из динамика женский голос говорит: «...в связи с аварией на Чернобыльской атомной электростанции в городе Припяти складывается неблагоприятная радиационная обстановка». Сообщает, что вот-вот начнется временная эвакуация, рекомендует взять документы, продукты и одежду на первое время и призывает перекрыть воду, газ и свет на выходе из дома.

Это запись реального сообщения, которое местная журналистка Нина Мельник озвучила через радиоточки Припяти на следующий день после аварии на Чернобыльской АЭС, 27 апреля 1986 года. Села в 30-километровой зоне вокруг аварии начали отселять 2 мая. Большинство киевлян между тем жило вполне мирной жизнью. Эвакуированным, правда, многие были не рады: боялись «подцепить» радиацию, ненавидели за «отобранные» квартиры и рабочие места. Очень напоминает то, что происходит последние 5 лет с переселенцами из Донбасса...

Пока ЛАЗ чихает и пыхтит, пробираясь по подольским улочками, гиды рассказывают нам некоторые подробности тех страшных дней, событий на станции и в атомограде, преступного укрывательства катастрофы советской властью. Некоторые свои слова они подкрепляют кадрами из сериала на планшете. Обещают позже установить для этого большой экран.

Как известно, большинство сцен «Чернобыля» снято в Литве, которая предложила съемочной группе выгодные налоговые условия. Но украинская продакшн-компания Radioaktive все же подобрала ряд локаций в Киеве. Кроме улицы Богдана Хмельницкого с видом на сталинскую высотку на Крещатике, отдельные эпизоды снимались в кварталах от Пушкинской до Владимирской, около кинотеатра «Жовтень» на Подоле, в библиотеке имени Вернадского и отдельных помещениях НАУ и КПИ. Роль припятской медсанчасти «сыграл» Институт гидробиологии на Оболони. На троещинской улице Лисковской летом снимали зимнюю сцену с искусственным снегом. Но все это многообразие в рамках данной экскурсии туристы не увидят. Заторы и неудовлетворительное качество дорог не позволят уместить посещение всех локаций в несколько часов. Зато можно заказать расширенный тур с поездкой в Чернобыль. Ярослав ЕМЕЛЬЯНЕНКО, председатель Ассоциации чернобыльских туроператоров и компании «Чернобыль ТУР», рассказывает: специально для этой программы администрация зоны отчуждения позволила завести туристов в подвалы защитного сооружения №1 на ЧАЭС, где во время аварии был штаб ликвидации.

Емельяненко признается: гиды и туроператоры могли «оседлать» волну интереса к сериалу еще после появления первых трейлеров, когда в Чернобыль потянулись первые заинтересованные. Но они не придали этому значения. Теперь же были вынуждены экстренно разрабатывать новые туристические продукты. Уверены: несмотря на спешку, получилось интересно.

Между тем каждый из нас, как «сержант», получает повестку на срочные собрания. Место встречи — национальный музей «Чернобыль».

ЭПИЗОД 2: ФАКТЧЕКИНГ

Заместитель директора по научной работе Анна КОРОЛЕВСКАЯ рассказывает: «Предлагаем специальный экскурсионный тур-диалог «Сериал «Чернобыль»: проверка фактов». Отдельные объекты в экспозиции имеют специальные отметки: здесь посетители могут сравнить увиденное в сериале с документами и свидетельствами очевидцев. Музейщики обещают: это будет не монолог гида с вопросами в конце, а динамическое обсуждение. Для молодежи также будет доступен тематический квест по мотивам сериала, но уже не в рамках НВО-тура.

Анна Королевская как представительница музея консультировала съемочную группу и сценариста сериала Крейга Мезина. По ее мнению, авторам сериала удалось передать самое важное — глубину трагедии, атмосферу тотальной лжи и пренебрежения советской властью жизнью и здоровьем своих граждан.

 «Впервые я посмотрел сериал в интернете, второй раз — когда шел на одном из украинских телеканалов. Тогда взял карандаш и записывал фактологические ошибки и несоответствия, которые заметил. Был не очень придирчив, понимая, что это не документальное кино, но все же насчитал 122 неточности, — говорит старший научный сотрудник музея, участник ликвидации аварии на ЧАЭС Сергей БАБАКОВ.— С таким взглядом автора можно было бы смириться, если бы не использование реальных фамилий. Впрочем, плюс в том, что после сериала сами участники событий начали по-другому реагировать на наши предложения поделиться воспоминаниями, предоставить документы».

Мы как экскурсанты имеем лишь 40 минут на осмотр 3 залов. Наш гид разочарован, но все же за такое короткое время успевает немало нам показать и рассказать несколько интересных и жутких в то же время историй. Это, например, тайное награждение орденами работников станции, задействованных в ликвидации, неэффективные и опасные работы по дезактивации крыши 3-го энергоблока, отсутствие надлежащей защиты и дозиметров с высокими значениями. Контрастный фон этому создает мнимый покой партийных функционеров, умолчание новостей об аварии и затягивание эвакуации.

Среди наиболее примечательных экспонатов — образцы защитной одежды, макет реактора, из которого декораторы сериала сделали реплику для сцен в суде (на настоящем заседании такого не было). Диорама с меняющимися макетами демонстрирует вид станции до и после аварии, а также создание первого объекта «Укрытие». Есть и анимация о создании нового безопасного конфаймента, который создает вокруг реактора герметическую среду. (В №124 «День» писал о нем в материале «Опасность — под накрытием»).

Последний зал осмотреть не успеваем, просим сказать хотя бы пару слов о нем. Сергей Бабаков говорит: это о современном положении атомной энергетики в мире. Избавиться от нее совсем сложно, более того — к 450 действующим реакторам ежегодно добавляется по 50-60 новых. «Я заметил такую тенденцию: как только в стране или рядом с ней начинают строить атомный энергоблок, к нам едут оттуда. Так в последнее время происходит с турками и белорусами, чьи страны строят первые реакторы. Людей интересует, может ли повториться такая трагедия? До Чернобыля вообще были уверены, что ничего такого случиться не может. Фукусима доказала, что вероятность такой трагедии сохраняется до сих пор. Наши граждане сегодня не чувствуют опасности, даже не знают, что она ближе, чем кажется. Ближайший ядерный реактор, хоть и маленький, находится на территории Института ядерных исследований НАН Украины («День» писал о нем в материале «Встреча с мирным атомом» в №122—123). Ближайшее хранилище радиоактивных отходов — вблизи Национального музея архитектуры и быта в Пирогово. Но об этом мало кто знает».

ЭПИЗОД 3: ПЕРФОРМАНС

После музея возвращаемся на улицу Богдана Хмельницкого, которую в сериале назвали Москвой 1987 года. Отсюда идем по Крещатику, изображая праздничную демонстрацию трудящихся 1 мая 1986 года. В этот день уровни радиации в столице УССР в сотни раз превышали норму. А люди без каких-либо средств защиты шли колоннами по главной улице города, более того — на трибунах их встречали местные главы партии со своими семьями.

Идем и мы, только в 2019-ом, размахиваем флажками, повторяем за гидом-политруком лозунги. Кто-то из прохожих удивленно оборачивается, большинство бежит дальше по своим делам. Когда доходим до Майдана, начинается ливень, поэтому экскурсия экстренно завершается. По плану мы должны были выслушать еще ряд историй, сделать праздничное фото для первой колонки «Советской Украины» и «для защиты от радиации» выпить стакан вина на лестнице «музея Ленина».

Говорят экскурсоводы: несмотря на страх и боль темы, финал тура по Киеву должен был показать посетителям, что мы победили, что жизнь продолжается. Со вторым тезисом не поспоришь, а вот победа выглядит сомнительно. Экологические последствия Украина будет преодолевать еще не одну сотню лет, социальные проблемы тоже достаточно острые даже через три десятилетия. Заместитель председателя КГГА Марина Хонда говорит: «В Киеве — 30000 «чернобыльцев», из них 13000 ликвидаторов первой очереди. Наибольшая проблема — болезни. Мы обеспечиваем их бесплатными лекарствами, но они дорожают, даже выделенные в этом году 20 миллионов гривен не хватает. Еще обеспечиваем бесплатный проезд, в этом году выделили 7 квартир, хотя этот вопрос должен был быть решен государством еще в конце 1980-х. Поэтому для городской власти эта экскурсия прежде всего о человеке, который живет у нас, который потерял здоровье, возможно, родных или имущество».

Надеемся, во время обкатки экскурсии на реальных туристах гидам удастся сохранить, углубить и убедительно донести именно этот смысл. Особенно это важно во взаимодействии с иностранными туристами, которые, не зная советского контекста, могут считать только поверхностную имитацию благополучия и воспринять все это как остросюжетное развлечение.

Дарья ТРАПЕЗНИКОВА, фото Руслана КАНЮКИ, «День»

«День» у Facebook, , Google+

Новини партнерів