Мы должны научиться ощущать себя украинцами – не галицкими, не буковинскими украинцами, а украинцами без официальных границ
Иван Франко, украинский писатель, поэт, переводчик, ученый, общественный и политический деятель

Посуда для сладкой жизни

Учимся замедлять время. Выставка «На десерт» в Музее Ханенко

Чайник, кофейник, шоколадник и универсальная чашка для всех этих напитков — такие вещи входили в набор путешественника XVIII века. Сегодня с таким походным сервизом пришлось бы забыть о дешевых перелетах, впрочем уже давно многие путешествуют вообще без посуды. Упростился и ритуал чаепития и кофепития: вместо сервизов мы нередко обходимся случайными чашками. Если вам не хватает «столовой» эстетики, посетите выставку «На десерт» в Национальном музее искусств имени Богдана и Варвары Ханенко. В двух залах можно увидеть уникальную посуду XVIІI-XX веков для чая, кофе, шоколада, десертов, причем большинство экспонатов демонстрируется впервые. Ведущий научный сотрудник Музея Ханенко, куратор выставки Людмила КРАВЧЕНКО рассказала «Дню», как их изготовляли и использовали.

КИТАЙСКИЙ ФАРФОР, ЕВРОПЕЙСКИЕ ВКУСЫ

Экспозиция начинается с «китайской» витрины. Именно из Китая в конце ХІІІ века в Европу пришел фарфор, «белое золото». Его рецепт европейцы пытались разгадать несколько веков, пока немец Йоганн Беттгер не достиг в этом успеха только в начале XVIII века (потом он стал первым руководителем знаменитой мануфактуры в Майсене). А до того Китай зарабатывал довольно большие деньги, импортируя изделия из, по сути, драгоценного материала.

«ГАЛАНТНОЕ ЗАСТОЛЬЕ». ЖАН-ФРАНСУА ДЕ ТРУА

 

Китайские пиалы для чая варьировались по размеру и росписи, традиционно были без ручек, что сохранилось до сих пор. Однако среди китайских экспонатов есть привычная нам чашка с ручкой ХІХ века. Сама эта ручка, по словам Людмилы Кравченко, является изобретением мастеров Майсенской мануфактуры. Горячие напитки, как чай или кофе, распространились в Западной Европе только в XVII веке. Соответственно, европейцам было необычно и неудобно держать в руках горячую пиалу, и в начале XVIІІ века изобрели ручку. А фарфоровая китайская чашка на выставке показывает наглядно, что на Востоке усвоили эту новацию для товаров на экспорт.

СВЕТЯЩЕЕСЯ «РИСОВОЕ ЗЕРНО»

Китайская пиала периода Цяньлун (1736—1795 гг.) является примером использования изысканной техники «рисовое зерно». Выполнены такие мелкие цветы, что они как будто светятся и похожи на полупрозрачные рисинки. Людмила Кравченко объясняет, как достигали такого эффекта: «В фарфоровом тесте, пока оно не было глазировано, прорезались маленькие отверстия, и когда вещь глазировали, глазурь затекала в эти отверстия. После обжига глазурь становится стекловидной, поэтому эти цветы как будто светятся».

ТАБАКЕРКА. 1750—1760-Е ГГ. КОРОЛЕВСКАЯ ФАРФОРОВАЯ МАНУФАКТУРА. МАЙСЕН, ГЕРМАНИЯ

 

С небольшими пиалами контрастирует ваза гуань периода Канси эпохи Цин (1662— 1722 гг.), расписанная белыми цветами сливы мейхоа, это китайский символ Нового года. Гуань использовали для хранения сухого чая, в частности в таком сосуде его дарили. Правда, человек, который получал такой подарок, должен был высыпать себе чай, а вазу вернуть.

«КУКОЛЬНЫЕ» ЧАЙНИКИ

Восточная тема продолжается в витрине с японской керамикой и фарфором. Миниатюрные чайники кюсу, датированные ХІХ веком, как будто предназначены для кукол, но  нет, это вполне взрослая посуда, рассчитанная на одну чашку. Людмила Кравченко обращает внимание на необычную ручку в виде раструба. Туда могли втыкать что-то вроде деревянной палочки, и так придерживать чайник, чтобы не обжечься. Хотя в случае с маленькими чайниками это скорее подражание типичной форме — потому что тоненькая, полая внутри ручка не нагревалась.

ЧАЙНЫЙ СЕРВИЗ ПО МОДЕЛЯМ ЙОГАНА ЯКОБА ИРМИНГЕРА. 1730-Е ГГ. КОРОЛЕВСКАЯ ФАРФОРОВАЯ МАНУФАКТУРА

 

Чайный ритуал пришел в Японию из Китая, но вещи на выставке «На десерт» демонстрируют собственно японские светские традиции. Среди ярких глазурей и цветастых орнаментов привлекает внимание керамический неглазированный чайник с лаконичным орнаментом в тесте глины — такие вещи тоже имели спрос, поскольку в Японии уважают простую красоту природных материалов.

ЮВЕЛИРНЫЕ РОСПИСИ

Трудно сказать, кто первым в Европе открыл секрет фарфора. Официально считается, что это упомянутый Йоганн Беттгер. «И это правда, потому что твердый фарфор изобрел именно он, — говорит Людмила Кравченко. — Особенность твердого фарфора в том, что он содержит белую глину — каолин. Однако близкими к открытию этого секрета были и французы, которые немного раньше, еще в конце XVII века, воспроизвели что-то вроде фарфора, но без каолина». Полученный французами материал называют мягким фарфором, в соответствии с названием он более хрупкий, его легче поцарапать.

В экспозиции представлен чайник именно из такого мягкого фарфора, сделанный французской мануфактурой в Сен-Клу в 1720-х годах. Это редкая вещь, предмет посуды декорирован в ювелирной технике: на поверхность чайника наклеены кусочки золотой фольги, пайоны, потом на это золото нанесли зеленую, красную и синюю эмали.

ЧАЙНИЦА. КОНЕЦ XVIII ВЕКА

Часть экспонатов Королевской фарфоровой мануфактуры в немецком Майсене расписана в стиле «шинуазри», а-ля Китай: пионы и хризантемы, люди, которые в представлении европейцев являются китайцами. Людмила Кравченко обращает внимание, что нередко мастера заходили в своих «восточных» фантазиях очень далеко, так как пользовались рисунками путешественников, которые могли приврать, или рисунками людей, которые слышали рассказы путешественников.

Также европейские художники подражали японскому стилю какиемон, обычно такие сюжеты включали изображения скал и птиц.

МОДНЫЕ БУКАШКИ

Европейцы часто «селили» на свой фарфор жучков, бабочек и других букашек.  Много их можно видеть, например, на чашке с блюдцем 1730-х гг. из Майсенской мануфактуры.

«Существует легенда, что таких букашек начали дорисовывать, даже если это не подходило тематически, чтобы скрыть дефекты фарфора. Например, во время обжога появлялась трещинка или какой-то пузырек, и художники замалевывали это жучками, — рассказывает Людмила Кравченко. — Легенда утверждает, что заказчикам настолько понравились эти букашки, что они начали просить рисовать их специально. Потом появляются сугубо ботанические, зоологические сервизы с цветами и птицами, такие росписи вошли в моду».

САХАРНИЦА. 1784 ГОД. РОСПИСЬ - ЭДМЕ-ФРАНСУА БУЙА-ОТЕЦ (1758 - 1800). КОРОЛЕВСКАЯ ФАРФОРОВАЯ МАНУФАКТУРА. СЕВР, ФРАНЦИЯ

Вообще — и это можно увидеть на разной посуде — в начале XVIII века, когда европейцы только открыли рецепт фарфора, им хотелось любоваться этим материалом, его белезной, поэтому росписи были минималистичными. В ХІХ веке на чайниках и кофейниках будут перерисовывать целые гравюры — сцены в лесах и гаванях, посуду покрывают густой позолотой и т.п.

КАК ГОТОВИЛИ ШОКОЛАД

Часть выставки посвящена потреблению шоколада, который в XVI веке в Европу завезли испанцы. Рядом с фарфором экспонируется «звезда» коллекции Музея Ханенко — «Натюрморт с взбивателем для шоколада», редкое произведение живописца Хуана де Сурбарана, датированное 1640 годом. На этой картине можно увидеть традиционную посуду, которую использовали для приготовления шоколада: круглые лубовые коробки, в которых собственно импортировали продукт из Южной Америки, ступку-хикару, сделанную из тыквы, — в ней шоколадную массу сбивали с молоком и водой до состояния густой пены, а делали это с помощью молинилло — деревянного взбивателя, который и дал название картине. Пили шоколад из китайских фарфоровых стаканчиков — их в дальневосточной стране делали сугубо для европейцев.

Из Испании традиция потребления шоколада распространилась во Францию и другие страны Европы. Венецианская республика первой начала делать бизнес на торговле шоколадом. На выставке «На десерт» можно увидеть достаточно редкий венецианский стаканчик для потребления шоколада, сделанный на мануфактуре Вецци между 1720 и 1727 годами. В Венеции любили крепкий горький шоколад, поэтому стаканчики для него изготовляли небольшие. Чтобы не перекинуть напиток на себя, использовали металлический подстаканник, который закрепляли через небольшое отверстие в блюдце. Такое отверстие можно увидеть и на блюдце в экспозиции, но сам подстаканник не сохранился.

Альтернатива подстаканнику — высокий бортик в центре блюдца. Французы называли такую посуду «трамбльоз», от слова «дрожать». Поскольку шоколад в Европе обычно пили утром, иногда прямо в постели, обеспечить стойкость стаканчиков с горячим напитком было крайне важно.

Между прочим, блюдце как таковое тоже является европейским изобретением — такой предмет посуды придумали, чтобы поддерживать чашку и не обжечься.

ФАРФОРОВЫЕ ЭГОИСТЫ

Оказывается, эгоист — это не только человеческий типаж, но и шоколадник, рассчитанный на одну чашку. Такие экспонаты второй половины XVIII — начала ХІХ века есть в экспозиции выставки. Вообще, первые шоколадники были металлическими и, как правило, больше фарфоровых. Во время трапезы шоколад сгущался и застывал, на поверхности образовывались островки жира, а металлическую посуду могли подогреть на горелке. С фарфором такой номер не проходит, поэтому приятнее быстро выпить шоколад из маленького сосуда, пока он не застыл.

КУВШИНЧИК ДЛЯ СЛИВОК. 1730-Е ГГ. КОРОЛЕВСКАЯ ФАРФОРОВАЯ МАНУФАКТУРА. МАЙСЕН, ГЕРМАНИЯ

Впрочем, и фарфоровые изделия сохранили металлические элементы. Так, в одном из шоколадников на выставке отверстие для палочки, которой размешивали напиток, закрывается изысканным металлическим цветочком.                 

ЗОЛОТО И «ГЛАЗА КУРОПАТКИ»

Чашки для шоколада, изготовленные на Венской мануфактуре в ХІХ веке, называются литронами, характерная черта такой формы — прямоугольная ручка. Эти чашки могли использовать и для других напитков, например кофе. Ценными эти экспонаты Музея Ханенко делают характерные для венских мастеров золотые рельефные росписи.

Франция, законодатель мод в XVIII веке, задавала тон, какой должна быть посуда. Славилась этим Королевская фарфоровая мануфактура в Севре. Ее мастера придумывали изысканные декоры, которые называли не менее изысканно. Например, чашка с блюдцем 1768 года (известно даже имя мастера, который ее расписал, — Жан-Франсуа Мишо) украшена мелким декором, похожим на цветы: пурпуровые крапинки вокруг синей, называется это «глаза куропатки». А мелкие золотистые крапинки называются «сабле», от слова «песок».

ТЕНЬ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

Отдельно стоят изделия знаменитой английской мануфактуры Джозайи Веджвуда. «Веджвуд был скорее керамистом и искал, как сделать керамику тверже, крепче — как фарфор. И представленные у нас экспонаты, в сущности, являются гибридом между фарфором и керамикой», — рассказывает Людмила Кравченко.

Также Веджвуд экспериментировал с цветами, его мануфактура прославилась изделиями из голубой «яшмовой» массы, которая напоминала этот природный минерал. Еще «яшмовая» масса могла быть зеленоватой или розовой. Веджвуд ориентировался на неоклассический стиль, нередко его изделия украшались рельефным декором в античном стиле. Более того, часто использовалась масса «Rosso antica», или «красный античный», что напоминает древнюю терракоту. Однако сюжеты апеллировали к современности. Так, чайник 1815 года, украшенный в древнеегипетском стиле, происходит из сервиза, посвященного победе контр-адмирала Нельсона в битве у Абукира.

ЛЕЧЕНИЕ СЛАДОСТЯМИ

Второй зал выставки посвящен десерту. В XVII—XVIII веках сладкое было дорогим. Экзотические фрукты могли себе позволить только богатые люди, как, в принципе, и сахар, и даже конфитюры, которые продавались в аптеках как лекарства.

Людмила Кравченко говорит, что французы первыми придали значение десертной части обеда, положили начало традиции подавать сладкое последним — как вкуснее всего, и в целом придумали сервирование с переменой блюд, тогда как раньше европейцы ставили на стол все вместе: и мясо, и рыбу, и фрукты.

БЛЮДА ДЛЯ КОМПОТА

В центре второй части выставки — десертный сервиз Севрской мануфактуры, изготовленный в 1770 — 1780-х годах. Поверхность всех предметов покрыта, так сказать, фирменным цветом — «небесно-голубым». Такие изделия стоили недешево и изготавливались только на заказ.

В экспозиции акцентировали внимание именно на тех предметах сервиза, которые сегодня являются необычными. Например, три компотьера: круглый, квадратный и в виде раковины. В компотьерах подавали фрукты: нарезанные и нет, украшенные специями, цукаты или компот. Но под компотом, отмечает Людмила Кравченко, французы понимали не привычный нам напиток, а приваренные перетертые фрукты или просто приваренные фрукты в сладком сиропе.

НАУКА ПОДАЧИ МОРОЖЕНОГО

Среди сладких деликатесов XVIII века было привычное нам мороженое. Посуда, в которой его подавали на стол, выполняла роль холодильника. Типичная мороженица — и такая есть в «небесно-голубом» севрском сервизе — похожа на большую кастрюлю. В ее нижнюю часть клали измельченный лед, сверху ставили сосуд с мороженым, похожий на горшок, все это накрывали крышкой, в высоком бортике которой тоже лежал лед. Между прочим, крышка досталась мороженице от французской сковородки, только в том случае в нее клали уголь, чтобы еда оставалась теплой.

Чашки для мороженого появились только в 1754 году. Людмила Кравченко рассказывает, что первой их заказала — как раз на Севрской мануфактуре — маркиза де Помпадур, легендарная фаворитка короля Людовика XV. «Это зафиксированный заказ, поэтому нередко считают, что такая посуда — именно ее идея», — добавляет куратор выставки. Речь идет о небольших чашках в форме колокольчика, с ручкой, обычно они выставлялись на отдельном блюде. Поскольку порции были маленькими, а также благодаря удлиненной форме чашки и минимальному контакту рук с ее стенками мороженое таяло медленно.

ПОРТАТИВНЫЙ ХОЛОДИЛЬНИК

Охлаждать нужно было не только мороженое, но и напитки, бокалы и стеклянную посуду в целом. Опять-таки, на примере севрского сервиза можно увидеть большой кулер для бутылки вина, меньший, с перегородкой, для ликеров, и сосуд с волнистым бортиком для охлаждения бокалов — их ставили туда чашей вниз, цепляя за ножку к бортику.

До конца ХVIII — начала ХІХ века во Франции не было принято выставлять на стол стеклянную посуду. «Посредине стола стояли общие кушанья, у каждого была своя тарелка и приборы, однако бокалы подносили, — объясняет Людмила Кравченко. — Слуги подносили бокал и бутылку в охладителе. Гостью давали бокал, наливали туда напиток, тот выпивал и отдавал бокал. Потом все эти вещи стояли на сервировальном столике».

Во время обычного обеда использовали не такие нарядные охладители, как в севрском сервизе: кулеры могли быть керамическими или металлическими и вообще скромно стояли под ногами.

НАПИТОК ИЗ ОСТАТКОВ ДЕСЕРТА

Случалось, высший свет перенимал какие-то рецепты или традиции от слуг — по крайней мере, есть такие рассказы. Один из них связан с возникновением крюшона. На выставке «На десерт» экспонируется большая посуда для этого напитка: прозрачная стеклянная крюшонница с металлическими украшениями в стиле арт-деко, которая датируется началом ХХ века и сделана на Вюртембергской металлической фабрике в Германии.

«По распространенной легенде, слуги, которые убирали со стола и видели, что остаются какие-то нарезанные фрукты, вино, как-то подумали, почему бы не  слить это вино в какую-то емкость, добавить туда фрукты, это немного постоит и выйдет классный напиток, — изображает, как все могло быть, Людмила Кравченко. — По всем легендам крюшон возник именно как напиток для слуг. Вероятно, кто-то дал попробовать это хозяину и ближе к ХІХ веку крюшон стал популярным напитком и «перекочевал» на десертный стол».

Суть проста: вино соединяли с самыми разнообразными фруктами и специями, также туда могли добавлять шампанское, а англичане, по словам куратора выставки, имели свой дополнительный ингредиент — пиво. Общим было то, что крюшон обычно подавали в больших открытых сосудах или вообще в стеклянных, чтобы можно было любоваться разноцветьем фруктов.

ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ ЖИЗНЬ КРАШЕ

Это только небольшая часть интересных историй, которые можно узнать на выставке «На десерт». Больше их можно услышать во время кураторской экскурсии или на запланированных тематических салонах — чтобы ничего не пропустить, следите за анонсами на фейсбук-странице события. Сама выставка длится до 31 марта.

«Если люди не интересуются фарфором или искусством вообще, все-таки советую посмотреть на эти вещи и понять, насколько мы изменились, — говорит Людмила Кравченко. — Для нас уже не суть важно, из какой посуды и как что-то пробовать, мы привыкли к бумажным стаканчикам. Не утверждаю, что нужно вернуться к тем традициям, но о них интересно знать, и, возможно, стоит немного замедлить свое время и тот же шоколад и кофе смаковать более эстетично. Надеюсь, выставка вдохновит людей любоваться такими вещами».

Мария ПРОКОПЕНКО, фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»

«День» у Facebook, , Google+

Новини партнерів
comments powered by HyperComments