Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

«Сириус» – планета брошенных четырелапых

Александра МЕЗИНОВА: «Приюты должны быть перевалочными пунктами для животных, а не местом их накопления»

Для большинства людей слово «Сириус» ассоциируется с самой яркой звездой ночного неба, которая находится в триллионах километров от Земли. Однако мало кто знает, что неподалеку от Киева есть еще один «Сириус». Приехав туда, можно легко ощутить, что действительно попал на другую планету — планету брошенных животных. Её население — более 2700 собак и кошек, которые встречают посетителей радостным оживлением. Ведь каждое животное в приюте мечтает о том, что рано или поздно к нему приедет новый хозяин.

У древних египтян Сириус считался символом богини Изиды -покровительницы материнства. В «Сириусе» есть своя мать-покровительница — Александра Мезинова, благодаря которой тысячи бесприютных и часто раненых животных получили шанс на счастливую жизнь.

Рабочий день Александры начинается в пять утра. Жизнь ее наполнена печальными историями спасенных ею питомцев. «День» приехал к ней в гости, чтобы узнать о становлении приюта, трудностях и успехах в его развитии, о ситуации с бездомными животными в Киеве и по всей Украине, в конце концов, чтобы самим увидеть, как живут питомцы самого крупного приюта в Киеве и Украине.

Постояльцы «Сириуса» обитают в деревянных вольерах, в каждом — не более четырех собак, обычно — две-три. На каждом вольере написаны клички. Увидев нас, они подняли большой шум. Попадались и те, которые никак не реагировали на наше появление, а просто грустно смотрели в глаза. Будто просили — заберите меня!

— Это — Татошка, — Александра указывает на рыжую собачку в инвалидной коляске. — Хозяева оставили ее соседям, а те вывели без поводка, и она попала под машину. В результате — перелом позвоночника...

Рядом с Татошкой на земле отдыхает Найда — она попала под поезд, и ей отрезало лапы.

Несмотря на перенаселенность «Сириуса» и недостаток финансирования, просто так забрать животное из приюта и делать с ним все, что хочется, не получится. Например, вместе с нами и волонтерами в приют приехала пара, желающая взять себе вторую собаку, хотели только овчарку. По словам этих людей, их предыдущую собаку отравили соседи. По дороге женщина все время говорила о том, что вот-вот в их доме появится еще одна радость, и показывала на телефоне фото собачки, которую хотели забрать. У меня это вызвало большое уважение и симпатию, ведь не каждый решится взять питомца из приюта, преимущественно все ищут породистых и с документами. Однако позже я узнала из поста Александры на Facebook, что собаку пришлось забрать назад в приют. Основательница «Сириуса» приехала посмотреть, как живется собачке у новых хозяев, и вместо обещанных гуманных условий увидела, по ее словам, ужасную картину: собака задыхалась в тесном ошейнике и прозябала в наспех сколоченной будке. Как выяснилось позже, горе-хозяева хотели использовать щенка для разведения и продажи, у них уже был другой щенок той же породы.

Мы перемещаемся в операционную, которая находится во дворе приюта. Внутри — куча совсем маленьких щенков, которых перебросили в мешке через высокий забор приюта.

— Люди думают, что если они тихонечко проберутся, как воры, то им точно не зададут никаких вопросов. Во-первых, это стыдно, а во-вторых, переживают, вдруг мы чего попросим. А так отдал и «это уже не мое», — поясняет Александра.

Подключается управляющая приютом Лариса ВЕЛЬГУС:

— Сколько приезжают со щенками и говорят, что нигде никто не принимает щенков. Что делать: травить, убивать?

— Совершенно верно, — подхватывает директор приюта. — Пока коммунальное предприятие (коммунальная ветеринарная клиника для животных. — Авт.) не наладит свою работу — ничего не будет. Потому что люди совсем не понимают, к кому обращаться, это КП должно давать посыл, идти к журналистам в том числе.

Далее — прямая речь Александры МЕЗИНОВОЙ.

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

— С детства я мечтала помогать животным. У нас дома были рыбки, две собаки, две кошки. Мои родители всегда спасали разных животных. Диких животных лечили и отпускали в лес, а домашних — отдавали маминым ученикам (мама была преподавателем в школе).

Я не понимала тогда, чего хочу, потому что понятия «приют» не было. Были живодерки, которые диким образом, клещами, петлями, сетками, среди белого дня на глазах у всех отлавливали и тащили этих несчастных животных.

Мы постоянно ездили туда и выкупали животных — кого успевали. Но этот процесс был бессмысленным, потому что, когда нас не было, их опять хватали, забирали и убивали. И от этих массовых «зачисток» ничего не менялось. Было огромное количество животных на улицах, были опасные стаи, особенно на окраинах городов. Это я к тому, что методом регуляции количества бездомных животных не может быть убийство. Это негуманно и непрактично. Все цивилизованные страны шли путем создания стерилизационных центров, приютов, массовых стерилизаций, чтобы уменьшить количество бездомных животных.

Когда я стала взрослее, поняла, что приводить домой много животных — это небезопасно для них и некомфортно для домочадцев и соседей. Надо было что-то придумать. Сначала это были передержки — мы занимались этим с энтузиастами, пристраивали животных, брали новых. Но это тоже не давало результата, потому что было очень дорого, и помочь мы могли небольшому количеству животных. В результате пришла к тому, что надо создавать что-то вроде приюта. Я еще не представляла, как это все будет называться. Попросила волонтеров, которые часто ездили в Англию, чтобы поговорили с хозяевами приютов, гостиниц, привезли фото-, видеоматериалы. После этого у меня сложилось хоть какое-то впечатление о том, что мне нужно и как это должно выглядеть. Хотя до конца все равно не понимала. Например, я хотела в бывшем институте в Протасовом Яру на втором этаже сделать приют. Слава Богу, аренда там оказалась мне не по карману (смеется).

Под Киев я забралась, потому что была ограничена в финансах. Нашла брошенные коровники, арендовала их, и так появился приют «Сириус». Мы сделали вольеры. Денег не было. Спонсоров и волонтеров тоже. Поэтому два-три года все содержалось на средства нашей семьи. Естественно, рекламы не было, животных я устраивала только через объявления в газетах и на столбах. Это же было почти 20 лет назад.

Через восемь лет нахождения в Ясногородке, когда у нас было уже около 500 животных, нам объявили, что на месте нашего приюта собираются строить коттеджи, и нам нужно выселяться. Я была в ужасе. Просила хозяев продать мне помещение, в котором размещался приют, хотя не понимала, откуда буду брать деньги. Они озвучили суму в 100 тысяч долларов. Это была колоссальная сума. Она и сейчас приличная, а тогда была вообще заоблачная.

ПЕРЕЕЗД КАК НОВЫЙ ШАНС

— В 2007 году произошло чудо: неожиданно жена одного народного депутата вдруг изъявила желание со мной встретиться. Это была очень интеллигентная и приятная женщина, звали ее Ядвига. Она просто взяла и вручила те самые 100 тысяч. Я была безмерно благодарна, счастлива и ошарашена одновременно. Спросила: «Как вы можете совершенно незнакомому человеку дать такие деньги? Для вас это тоже приличная сума, и вы отрываете от себя». Она ответила, дескать, все мы ходим под Богом, сверху все видно. «Мне нужно было просто посмотреть вам в глаза. Меня все устроило, я спокойна, и даже если ошиблась в вас, то эти деньги все равно не пойдут вам на пользу, если пустите их в другое русло». На том мы расстались...

Дальше начался кошмар. Уже на следующий день мы с подругой и с ее другом в качестве телохранителя отправились к председателю. Это был единственный шанс получить помещение. В результате мы приехали к нему, я радостно вручила ему сумку, и он сказал, что прошло три дня, и за это время многое изменилось. Цена уже не 100, а 150 тысяч долларов.

Описать мое состояние сложно: куда я сейчас пойду с этими животными? Потом с ужасом подумала: человек отдал мне деньги и рассчитывает, что я куплю помещение. Будет ли она мне вообще доверять? Я стала просить этого председателя продать нам все-таки за 100 тысяч, но потом поняла, что это была только уловка. Он просто не хочет с нами ни о чем говорить. Речь не в деньгах, а в чем-то другом.

Потом я совершенно случайно наткнулась на заброшенное предприятие, которое находилось возле озера в лесу, в четырех километрах от нашего приюта. Нам дан был месяц, чтобы мы переселились. Представляете? А нужно было построить вольеры на пустом месте — там были очень разрушенные здания, с текущими крышами, без окон, дверей. Я получила колоссальный стресс: мы не успевали, плюс, это же переезд 500 животных. Просила новых хозяев об отсрочках, но они были неумолимы. Более того, они подняли аренду. В итоге приказали освободить помещение такого-то числа, иначе вызовут специальных людей, перестреляют собак и сравняют все бульдозерами.

Мы бросили максимальный клич среди волонтеров (о нас уже знало достаточно много людей — все-таки мы восемь лет работали). Нам помогли замечательные компании и люди.

Я стала искать, куда мы можем переехать окончательно. Натыкаюсь на два помещения — бывший коровник покупаем за деньги Ядвиги, санитарный домик — за деньги адвоката Александра Павловича. Еще мне помогает областной департамент экологии взять эту землю под приют, был там такой замечательный руководитель Александр Бескоровайный. Также нам помогли Александр Приходько и Аня Тигипко.

Начались колоссальные вещи — мы полностью облицовываем плиткой коровник, ставим вольеры. «Детский экологический фонд» делает крышу. Компания «Патриот» полностью делает забор, другие люди — почти тысячу деревянных вольеров, которые затягивают больше двух миллионов гривен. Это были огромные вложения, и мы очень благодарны. Через пять лет мы переехали сюда.

ТЯЖЕЛЫЕ ВРЕМЕНА

— Мы не до конца все сделали, но начинается Майдан, АТО... Все нужды идут на бойцов и войну. Нам же буквально нечем кормить животных. Но все равно находятся люди, которые помогают приютам. Я им очень благодарна, а также волонтерам, которые остались нашими помощниками.

У нас три спонсора, которые с нами уже 17 лет. Одна из них забрала нашего первого лисенка Патрика, которого к нам определили, и сейчас он живет в Конче-Заспе. Все-таки это проблема безответственности людей, когда они берут диких животных, потому что те симпатичные, а потом из-за специфического запаха и привычек их либо выгоняют на улицу, либо сдают в приют.

Сейчас, кстати, у нас другой лисенок — Фокс. Его кто-то выбросил в подъезде в Харькове. Бедняга забился в угол, его нашли волонтеры, отвезли в клинику, где он был некоторое время. Лисенок совершенно ручной, и поэтому в лес его не выпустишь. Так люди делают большое зло для природы.

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ ФОНД

— У благотворительного фонда «Сириус» много задач. Во-первых, помощь в содержании приюта, во-вторых, образовательно-просветительная работа, в частности экскурсии в приюте и уроки доброты. Также мы максимально занимаемся стерилизацией животных в Киеве и по области. Кстати, у нас очень низкие цены на стерилизацию: всего 250 гривен, и мы не берем деньги за передержку. Стационар у нас составляет восемь-девять дней с последующей бесплатной вакцинацией от бешенства. Еще у нас идут бесплатно животные пенсионеров и льготных категорий.

Огромное количество людей едут к нам с травмированными животными, потому что их практически никто не берет. Я понимаю: если мы не заберём, они просто останутся на улице. Нам часто звонят люди с просьбой забрать щенков, которые лежат в коробке под магазином. Таких и подобных случаев множество. Конечно, если бы коммунальное предприятие занялось наконец-то своим непосредственным делом, мы бы были безумно рады и поддержали бы его, потому что их ресурсы в 20 миллионов гривен намного больше, чем наши — 300 тысяч. При этом в коммунальном приюте находятся 300—400 животных.

Вообще, приюты должны быть перевалочными пунктами для животных, а не местом их накопления. Животные должны спасаться, приезжать в приют, лечиться, стерилизоваться, вакцинироваться, социализироваться и отдаваться в хорошие руки. Тогда у нас будет хороший оборот и меньше бездомных животных.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ

— Хотелось бы, чтобы вопрос с бездомными животными был поднят на государственном уровне. У нас есть закон о защите животных, но он не работает. Нужен комплексный закон, в котором была бы определена стратегия государства по отношению к животным и пути ее выполнения. У нас ОСВ — это отлов, стерилизация, выпуск. В Киеве это еще кое-как действует, а в некоторых других городах Украины животных лишь уничтожают. Многие кричат: «ваше ОСВ не работает!». Но дело не в программе, а в том, как она реализуется.

Были инициативы относительно регистрации домашних животных, создания специализированной полиции, но пока что городская регистрация озвучена как попытка собрать платежи за содержание животных. Все сделано не в пользу киевлян. Эта регистрация потянет за собой выброс животных и отобьет желание их брать.

Во Львове, например, запущен проект на основе программы Animal ID, с ними мы активно сотрудничаем. К сожалению, Киев отказался от этой услуги, поэтому пока мы остались без электронной базы. Это же касается единой горячей линии по приему звонков — нужно, чтобы был единый номер, городской, многоканальный, круглосуточный. Но это тянет за собой другие вещи — круглосуточную скорую помощь и клинику КП. Ведь нужно найти, кто повезет собаку среди рабочего дня, а если собака еще и не дается — нужны ловцы. Потом — обзвон клиник. 

Мы работаем с частными клиниками «Лада», «Феникс», «Пятый элемент» в Василькове, из Ирпеня к нам ездит врач Влад Калитвянский, мы много лет сотрудничаем. Именно он установил такие символичные цены на стерилизацию, всегда делает бесплатно осмотры и оказывает другие услуги. Иногда наши волонтеры сами везут животных в те клиники, которые считают подходящими. Я доверяю этим людям и их выбору.

ФИНАНСИРОВАНИЕ

— На сегодня львиная доля — только благотворительные взносы. Это выражается в разных вещах: в финансировании, привозе лекарств, кормов, амуниции, вещей. Благодаря Киевской городской администрации нам стали выделять от 100 до 300 тысяч гривен в год. В этом году мы получили 600 тысяч гривен.

Но в месяц уходит около 300 тысяч гривен только на корм для взрослых животных, а еще нужно для щенков и котов. Кроме того, есть расходы на пиломатериалы для вольеров, будок, деревянных настилов, подсобных помещений, очень много дров у нас уходит. Конечно, все нужно покупать, и это накладно. Сейчас, например, 2 300 порций прививок нам, спасибо, дали в долг.

Бросаем клич в соцсетях, на нашем сайте есть кнопка «Допомога». Просим людей, чтобы они настраивали регулярные банковские платежи: 50—100 гривен для человека не особо ощутимы, а для нас — регулярное поступление. К сожалению, вольеры разрушаются, компания АIММ сделала проект реконструкции приюта.

В последние пару лет к нам приезжает много международных компаний с социальными проектами. Они выделяют средства, закупают то, что нам нужно, и даже работают: убирают вольеры, кормят, разносят воду, гуляют с животными, социализируют их. Много волонтеров приюта занимаются пиаром наших животных в соцсетях. Основная задача для нас — адопция, устройство животных к новым хозяевам, и стерилизация.

ПЕРЕДАЧА ЖИВОТНЫХ

— Мы размещаем объявления с фотографией и историей, люди видят эти посты на нашем сайте, в СМИ и соцсетях, где у нас есть электронная регистрация. Точно так же ведется адопция — электронная регистрация всех ушедших от нас животных. Тогда люди звонят относительно нужного животного куратору — они закреплены за каждым животным — либо мне. Мы с ними по телефону проводим собеседование: узнаем условия, в которых будет жить животное, насколько человек потянет это финансово, будут ли постоянно проводиться ветеринарные процедуры, имеет ли человек время на занятия с животным, и после этого приглашаем его сюда. 

Когда человек приезжает, он общается с животным в выгульном парке. Если это кот — то в кошатнике. Если ему подходит животное, а он нам, то человек его забирает, подписывая договор с указанием паспортных данных, фактического адреса, двух номеров телефонов его семьи. Мы созваниваемся, иногда подъезжаем в гости, оказываем консультации и помощь.

В основном, в последние годы у нас не было проколов. Хотя на нас очень много нареканий, многие не понимают наших методов, говорят, что мы чересчур заботимся, как будто детей устраиваем... Но если животное уже спасено, и опять его из огня в полымя — я считаю, это неправильно. Среди животных, которые сюда попали, нет счастливых. Здесь несчастные животные с жуткими историями, над которыми жизнь, вернее, люди, уже поиздевались, как могли.

Устраиваем мы и по Украине, в другие города, помогаем с перевозками. Когда человек — хороший хозяин и нужен нашему животному, мы готовы делать все. Периодически устраиваем животных за границу: в Германию, Швейцарию, Италию, Америку, Австрию. Один раз устраивали семь-девять собак в немецкий приют, но у нас разные системы устройства, подачи информации. Мы поняли, что многое не можем получить, потому что у них это не принято, а мы переживаем. Поэтому решили, что будем искать конкретных людей. Кроме того, нас заваливают фотографиями, видео, поэтому мы всегда знаем, где наши животные находятся.

В последнее время чаще берут небольших животных. Я не имею в виду щенков, а небольших по росту. Влияет урбанизация, неправильная застройка, когда нет ни детских площадок, ни мест для выгула животных. Поэтому, например, кавказцу сложно жить в городских условиях. В основном, таких берут в частный сектор.

ОБИТАТЕЛИ

— Сейчас в приюте 2 754 животных. Большинство — это собаки, около 300 котов, два козлика (тоже спасенные) — Мефодий и Ричард, один лис и один хорек — Софи. Животных поступает до 99 в месяц. Хотя так не всегда. К сожалению, пока максимально уходит до 20 животных в месяц. Прошлым летом мы устроили более 100 животных, и это было чудесно!

Конечно, нам нужны профессиональные волонтеры-фотографы, которые могли бы заниматься пиаром и социализацией животных. Также нужны кинологи, которые могли бы периодически заниматься с животными. И просто люди, которые бы помогали их покормить, попоить. Самое главное — побольше хозяев для животных.

Недавно мы попытались сотрудничать с чешскими приютами. Пока только подписали договора. Мы тесно сотрудничаем с немецкими волонтерами и с зоозащитными партиями по всему миру: Испания, Нидерланды — там самая крупная партия и имеет своих представителей в парламенте. Иногда они приезжают к нам или приглашают нас на различные конференции, которые крайне полезны.

КАК ИЗМЕНИЛОСЬ СОЗНАНИЕ ЛЮДЕЙ ЗА 20 ЛЕТ

— Большинство людей стали более ответственны, более сознательны, стали по-другому относится к животным. Население очень «выросло». Думаю, это произошло за счет того, что многие люди стали ездить за границу, видеть там опыт, привозить его сюда. Люди увидели отличия, поняли, что мы что-то не так делаем. Появилась социальная реклама, и люди стали анализировать ситуацию. Стало появляться много частных приютов. Это здорово!

Контакты «Сириуса»

Сайт www.dogcat.com.ua
Реквизиты для пожертвований:

Благотворительный фонд "Сириус"

код ЕГРПОУ фонда 21684066

р/с 26006000315750

банк ПАТ "Универсал Банк" Киев, Украина

МФО банка 322001

Приват Карта БФ "Сириус"

5169330510431114

4149625814005953

ПРИВАТ БАНК действительна до 08.20 Мезинова Александра

Быстрый платеж он-лайн можно сделать здесь http://dogcat.com.ua/donation.php

Поддержать проект компания АIММ, которая  сделала проект реконструкции приюта -https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=2542244492476758&id=100000736965929

Виктория ШИТИК, фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»

«День» у Facebook, , Google+

Новини партнерів
comments powered by HyperComments