В Европе на генетическом уровне возникает спонтанная любовь к народу, восставшему в защиту своей свободы.
Оксана Пахлевская, украинский писатель, культуролог, профессор Римского университета «Ла Сапьенца», доктор филологических наук, лауреат Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко

Возвращение блудного сына

Впервые в Украине поставлена пьеса «Крум» современного израильского драматурга Ханока Левина

Украинский перевод с иврита осуществил Марьян Беленький.  Премьеру по мотивам одноименной пьесы Ханоха Левина на Камерной сцене Национального театра им. И. Франко представил молодой режиссер Давид Петросян, сценография Андрея Алексанровича-Дочевского, костюмы — Натальи Рудюк, видеоряд — Александра Рожкова.

Напомним, Ханох Левин (1943-1999 гг.) был одной из самых блестящих звезд на небосклоне израильской культуры, считают театроведы. Культовый писатель, «провокационный драматург и режиссер», нарушитель общественного спокойствия, он был признан классиком еще при жизни, пройдя за тридцать лет творчества длинный путь от всенародной ненависти к всенародной любви. Написал 50 пьес, среди которых,  комедии, сатира и трагедии, а также театральные скетчи. Наиболее известны произведения — «Хефец», «Продавцы резины», «Шпиц».  Его пьесы были поставлены на многих сценах в разных странах мира. Критика отмечала, что произведения Ханоха Левина являются «зеркалом израильской действительности. Драматург чувствовал и понимал национальный характер. Его герои — острая, но легко узнаваемая пародия на израильтян», цитирует  netslova.  Исследователи пытались понять пьесы Х.Левина с помощью психоанализа, но не добились успеха. Были попытки искать в его пьесах политические аллегории и карикатуры на государственных деятелей. Впрочем, автор отрицал подобные квазисхожести резко и безапелляционно. Критика говорит, что «Левин создавал карикатуру на окружающую действительность, а универсальные образы зла, расчленяющего на философские категории, виды и подвиды. Как режиссер Ханох Левин осуществлял сценические вариации своих произведений в разных израильских театрах. Хотя ни одна из постановок, сделанных другими, даже очень талантливыми режиссерами, не превзошла авторские по уровню подачи и силе влияния!» — отмечает lechaim. Впрочем, в Украине автору повезло больше, так много лет афишу Киевского театра драмы и комедии на левом берегу Днепра украшала постановка Алексея Лисовца «Продавцы резины» — этот  спектакль был лидером зрительских симпатий, и вот  сейчас  новинка для украинской публики  из наследия израильского классика современности — «Крум».

КРУМ (ОСТАП СТУПКА) ВОВСЕ НЕ ГЕРОЙ, КОТОРЫЙ ЕСТЬ ТОЛЬКО В ГЛАЗАХ МАТЕРИ (ЕЛЕНА ХОХЛАТКИНА), А НЕУДАЧНИК С АМБИЦИЯМИ, КОТОРЫЕ НИКОГДА НЕ СБУДУТСЯ

Франковцы (в жанре трагикомедии) представили историю о  материнской любви без пределов и блудного сына. Для каждой  матери свой ребенок всегда самый лучший, а здесь  еврейская мать — это «мать в кубе» и для нее 38-летний сын, который мечтает об успехе и что скоро станет знаменитым писателем (пишет роман, который все никак не закончит, а из зарубежных странствий возвращается  без копейки, без подарка маме, а лишь со старым  чемоданом грязного белья), и  все равно для матери он самый близкий, самый красивый, талантливый... Впрочем, в действительности Крум вовсе не герой, каким предстает только  в глазах матери, а неудачник с амбициями, которые никогда не осуществятся.

— Герои спектакля «Крум» уверены, что настоящая жизнь существует где-то там далеко, главный герой мечтает, что однажды он внезапно проснется если не гениальным, то выдающимся романистом. И это ощущение, что жизнь еще впереди, что ее можно начать заново, завтра, превратило всех героев пьесы на блуждающих сомнамбул, которые существуют в вечных сновидениях своих надежд. Они, скорее, воспринимают телевизионно-сериальную жизнь, считая ее реальностью, чем собственную, которая им кажется непонятной и инородной. Лишь любовь матери способна придать силы главному герою, побуждать его к действию, однако, к сожалению, осознание этого приходит слишком поздно. Блудному сыну не к кому обратиться за прощением, — подчеркивает  режиссер Давид ПЕТРОСЯН.

ОЛЕГ СТАЛЬЧУК (ТУГАТИ) И НАТАЛЬЯ КОРПАН (ПОТЕРЯННАЯ) — ПРЕКРАСНЫЙ АКТЕРСКИЙ ДУЕТ В ЭТОЙ ПОСТАНОВКЕ

В этом спектакле выступает звездный состав франковцев: Остап Ступка (Крум), Елена Хохлаткина (Мать Крума), Наталья Ярошенко (Труда), Олег Стальчук (Тугати),  Наталья Корпан (Растерянная), Василий Баша (Дольче), Людмила Смородина (Фелиция), Андрей Романий (Тахтих),  Светлана Косолапова (Цвици),  Александр Логинов (Врач Шивойген, Могильщик) и Владимир Збаразcкий (Бертольдо ).

Следующие показы спектакля состоятся 19, 23 и 26 августа.


ЛОЖА РЕЦЕНЗЕНТА

Кап­риз­ный Крум

На Камерной сцене франковцев молодой режиссер Давид Петросян представил свою новую постановку

Заглавную роль играет Остап Ступка. Крум — это якобы писатель, одержимый идеей когда-то написать гениальный роман, которого еще мир не видел. Впрочем, хоть пьеса израильского драматурга Ханока Левина и называется именем этого персонажа, у Давида Петросяна он не является тем, что можно назвать центром спектакля. Зато, в центре (по крайней мере, за полнотой самовыражения) каждый раз оказываются люди из окружения Крума — его мать, его соседи и знакомые. Здесь целый парад ярких актерских работ: Елена Хохлаткина (Мать Крума), Олег Стальчук (Тугати), Василий Баша (Дольче), Людмила Смородина (Фелиция), Наталья Ярошенко (Труда), Андрей Романий (Тахтих), Наталья Корпан (Растерянная), Светлана Косолапова (Цвици). Их ежедневные хлопоты мелкие и банальные — задаром поесть, выпить, жениться. Их ежедневные драмы и страхи  тоже как у всех — страх старения, одиночества, смерти. Что здесь действительно небудничное, так это они сами — странные, чудаковатые, непредсказуемые, с пластилиновой пластикой и какими-то очень простодушно детскими глазами.

 Кажется, зрительский интерес к спектаклю не в последнюю очередь держится именно на этом — на интригующей загадочности этих существ. Это клоуны, которые играют маленькие трагедии, — каждый свою, и играют так, как будто у них за кулисами молча стоит Уильям Шекспир, и они знают об этом.

Однако, кто такой Крум для этих персонажей и кто он, в конечном итоге, для режиссера Давида Петросяна? Можно допустить, что Крум — это действительно писатель, который мечтает где-то «когда-то» написать чрезвычайный роман, — и не видит, что персонажи  романа живут рядом с ним, здесь и сейчас. А когда он, наконец, это осознает,  то они уже умерли... Но такое предположение возникает у нас уже  в самом финале, практически за рамками спектакля. А в течение самого спектакля Крум не имеет собственной драмы, он лишь один из клоунов, и то, по сравнению с ними достаточно одномерный, капризный,  истерический, эгоистичный и грубый, словно Карабас Барабас, которому осточертел и этот провинциальный театр, и все куклы в нем. Что ж, пусть и так. Но такой он — не достойный сочувствия. Потому что в мире слишком много неразумно-самоослепленных писателей  — не всем насочувствоваешься.

Хотя, возможно, в этом спектакле и не было запланировано никакого сочувствия к Круму, и для Давида Петросяна, он, возможно, не какой-то там писатель, а коллега по жестокой профессии  — такой себе режиссер, который сам придумал всех этих странных персонажей (даже собственную маму), и теперь они счастливы полнотой своего существования, а он несчастен, потому что вечно одинокий и покинутый теми, кого придумал.

Иван БАБЕНКО

Татьяна ПОЛИЩУК, фото Руслана КАНЮКИ, «День»

«День» у Facebook, , Google+

Новини партнерів