Жизнь без совести и чести - все равно что земля, лишенная силы тяжести
Нагиб Махфуз, египетский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе

«Моя Надя». Семь историй Марии Савченко о дочери (видео)

25 февраля Московский суд рассматривал апелляцию украинской летчицы и народного депутата Надежды Савченко и оставил ее под стражей. Надежда участвовала в заседании суда по видеосвязи. У нее уже не было сил стоять или сидеть, только — лежать. Надежда заявила, что до следующего судебного заседания может не дожить ... Но голодание прекращать не собирается ...

«День» встретился с мамой Надежды Савченко — Марией Ивановной. 77-летняя женщина рассказывает, что каждый день на коленях просит Бога спасти ее дочь. Верит, что Надежду удастся спасти совместными усилиями, однако на российское правосудие никаких надежд не возлагает.

«Я 10 февраля на суд попала — это я во второй раз Надю увидела с тех пор, как она приняла решение идти на войну в мае. Ее на суд сопровождают 17-18 охранников-полицейских, собаки ... Знаете, просто стыдно мне за это государство! За день до этого я смогла встретиться с Надей на полчаса. Я Наденьку обняла, я так плакала, не могу выдержать уже этого, она такая худенькая. Я ее ручки взяла в свои руки, а через кожу видны косточки. А она мне: «Мама, не плачь, только не плачь ...», — рассказывает Мария Ивановна. — Она меня не слушает, я ее просила: «Надя, перестань уже голодать, пожалей себя, и меня ...». А она говорит: «И тебя не пожалею, мама, и себя не пожалею! Пока меня не выпустят и я не буду в Украине — не перестану голодать ». А это уже 74 дня голодовки, 13 дней без уколов глюкозы, она уже 20 килограммов веса потеряла ...».

Мария Ивановна недавно написала письмо федеральному канцлеру Германии Ангеле Меркель с просьбой посодействовать освобождению Надежды, перевела его на немецкий и занесла в Посольство Германии в Киеве. «Там нам пообещали, что письмо дойдет до канцлера Меркель. Писала письма и Путину, и матерям российским ... Но эти письма, считайте, пропали. Куда они там придут? Кому они там нужны?», — вздыхает женщина.

Мы общались с Марией Ивановной несколько дней назад. Она говорила о Наде. Не об абсурдном судебном процессе, а о своей Наде — прекрасной, бесстрашной, смелой, несокрушимой и очень родной ... О Наде, которая давала присягу и пошла воевать без сомнений (история о войне), о Наде, которая хотела прикоснуться к облакам, любила стихи и не позволяла никому помогать ей ни в чем (история о детстве), о Наде, которая со слезами, но все же собирала останки своих сослуживцев после взрыва в Ираке, о Наде с обостренным чувством справедливости (история о грязной посуде и полковнике) ... А еще — о Вере, сестре Нади — такой же бесстрашной.

Когда наша встреча подходила к концу, Мария Ивановна несколькими штрихами обрисовала свою жизнь. Но эти штрихи много о чем свидетельствуют и многое объясняют. Рассказала о своей семье, которая была раскулачена и тяжело работала, чтобы наконец построить свой дом, где впоследствии все время будут гости. «Это от людей зависит, а не от места. Мы всем гостям всегда рады, люди всегда были в нашем доме, все время », — говорит Мария Ивановна. Так же было и во время Майдана, здесь, в квартире на Троещине, Мария Ивановна, Надя и Вера организовали мини-госпиталь — здесь набирались сил и отдыхали раненые активисты, а то и просто те майдановцы, которым надо было помыться и постирать вещи. На кухонном столе в вазочке стоит красная роза — «Это ко мне на днях забегали ребята с Майдана», — объясняет Мария Ивановна.

Рассказала она и о Второй мировой войне, потому что кое-что — все же запомнила, хоть и была маленькой. На той войне потеряла брата. О своей любви к учебе, и как после войны бежала босиком в школу, хотя изморозь уже покрыла землю. Рассказала, как долгое время отказывала всем претендентам на ее руку и сердце, потому что «не было ничего, лишь гордость, а так замуж идти не годится». В конце концов, вышла замуж в 42 года за Виктора Савченко, который трижды ей делал предложение. Гордость, патриотизм и любовь к новым знаниям Савченко пытались привить и дочерям. «Когда девочки учились в школе, каждый вечер отец делал с ними математику, а я — украинский язык и литературу», — рассказывает Мария Ивановна. К сожалению, Виктор Савченко умер, не дождавшись, когда девушки закончат обучение.

Мария Ивановна говорит: «Да, Надя характером пошла в меня». Род сильных женщин. Мария, Надежда, Вера ...

Общалась Мария СЕМЕНЧЕНКО, «День».

Видео — Иван Любиш-Кирдей.

Монтаж — Мария СЕМЕНЧЕНКО, «День», Иван Любиш-Кирдей

 

comments powered by HyperComments