Вітчизна — це не хтось і десь, Я — теж Вітчизна.
Іван Світличний, український літературознавець, мовознавець, літературний критик, поет, перекладач, діяч українського руху опору 1960—1970-их років, репресований

Горбачов. Iсторія. Крим

2 березня, 2016 - 19:13

У ці дні в усіх інформаційних стрічках безліч спогадів і висловів про Михайла Горбачова. 2 березня йому виповнилося 85 років. Рівно три роки тому екс-президент СРСР передав у подарунок головному редакторові «Дня» свою книгу з теплим дарчим написом. Лариса Івшина не змогла залишити цей жест без відповіді. Сьогодні, зважаючи на останні заяви Михайла Горбачова щодо Криму (анексію півострова він назвав «щастям») і його схвалення політики Путіна, цей лист убачається дуже оптимістичним. Були великі надії. Надії, які не виправдалися. Але це не зменшує ролі Михайла Горбачова в історії. На жаль, у неї назавжди ввійдуть також і його вислови щодо Криму...


Дорогой Михаил Сергеевич!

Я очень признательна за возможность познакомиться с Вашей книгой. Чрезвычайно приятно было получить ее в подарок от Вас с автографом. Спасибо, это факт личной биографии, а со временем — и исторической.

В период перестройки я была начинающим журналистом: закончила Киевский государственный университет в 1984 году. И всегда, встречаясь со студентами, я подчеркиваю, что пришла в журналистику в уникальное время, когда отрылись «шлюзы и шансы». Еще тогда — в 1985 году — почувствовала радость от того, что буквально отворились окна... Хорошо помню свою работу, когда слушала все пленумы, писала о них — при этом без диктофона. И тогда мы, журналисты, в Ваших выступлениях ловили и находили живой голос. А вместе с нами и народ начинал выходить из забытья.

И вот теперь, общаясь с Вами заочно через книгу, я отчетливее представила себе те проблемы, которые Вы должны были решать. Читая, я не раз импульсивно делилась с мужем: «Смотри, вот как это было! Тогда он так об этом думал, а мы здесь это видели так». И таких мест в книге было много.

Я думаю, что Вам, как автору такого масштабного труда, хотелось бы услышать мнение читателей по поводу того, к каким размышлениям и выводам приходишь, прочитав Вашу книгу.

ФОТО МИКОЛИ ТИМЧЕНКА / «День»

Только со временем поняв глубину системного кризиса советского общества, осознаешь, что изменить ситуацию в то время могла только высшая верхушка КПСС, а фактически — только Генеральный секретарь ЦК КПСС. И это просто историческое чудо, что Генеральным секретарем стали Вы, Михаил Сергеевич. Уникальность перестройки в том, что ни кто еще в мировой истории не ставил перед собой такой сложнейшей задачи — демократическими методами повернуть тоталитарное общество на путь общечеловеческих ценностей и цивилизованного развития. Скажем, в истории России Александр I и Александр II, как принято Столыпина вообще трудно назвать реформатором. Его методы и стремления были направлены прежде всего на сохранение империи, а не на ее реформирование.

Перестройка — реформы качественно другой природы. Желая сохранить Союз, Вы в то же время искренне и осознанно стремились его радикально обновить. Хотели дать людям право выбора во всех смыслах этого слова — ив политическом, и в экономическом, и в духовном. Именно поэтому Ваш пример уникален. Я бы сказала, что Вы прошли точку невозврата в 1989 году, когда были проведены первые относительно свободные выборы в советской истории. Теперь, благодаря Вам, назад вернуться невозможно. По крайней мере, хотелось бы в это верить — несмотря на то, что и степень демократизма * выборов последних лет и в России, и в Украине, и качественный состав депутатов, мягко говоря, не вдохновляют.

Вы старались обновить общество исключительно ненасильственным способом. Репрессии, силу или административный ресурс Вы, по мере возможности, не применяли. И, в принципе, Вам удалось избежать насилия.

Ваша историческая заслуга в том, что. почувствовав усиление сопротивления номенклатуры, вы не повернули назад, как Хрущев, не испугались, а продолжали идти дальше. И Вы нашли, образно говоря, ту «иглу», в которой — смерть тоталитарного Кащея, а именно — дать народам право свободно выбирать свою судьбу.

Я знаю, что некоторым Вы казались мягким и нерешительным. Но это не более чем оптический обман. Главные Ваши поступки свидетельствуют о воле и мужестве. Именно эти качества нужны для такого крутого поворота.

Я убеждена, что любые попытки реформ и в России и в Украине без исчерпывающего учета опыта Горбачева невозможны. В частности, нужно понять причины Ваших ошибок. А они были, и Вы сами в книге об этом

говорите. Ваша политическая деятельность не просто достояние истории, это прежде всего наше будущее. Это важно для тех, кто сегодня у власти. И для тех, кто придет к власти завтра. В качественно новой ситуации мы должны использовать ваш опыт.

Мой личный опыт заставляет меня все время думать о «потерянном шансе». Я понимаю, что мои тревоги накануне получения Украиной независимости были, конечно же, связаны с моим интуитивным ощущением того, что нас ожидают большие опасности на этом пути. Украина в 20 веке была чудовищно покалечена. Была поговорка, что когда в Москве стригут ногти, то в Киеве рубят пальцы. И это правда. Было неясно, кто сможет воспользоваться этим шансом. Я тогда работала в партийной газете «Прапор * коммунизма» — органе Киевского горкома КП Украины. И я точно знала, что внутри этой формально единой коммунистической партии было сто партий. Было достаточно много талантливых и умных людей.

Но, Михаил Сергеевич, Вы не могли к ним пробиться. А они — к Вам.

Между вами была стена, стена..., которая до сих пор не разрушена. Я считаю, что именно этот шанс мы упустили. Поколение перестройки не поднялось до высоты задачи. Оно перетекло к Ельцину, ошибочно полагая, что он продолжатель дела Горбачева, только более радикальный. А вышло, что в результате он стал продолжателем реанимируемых имперских режимов.

Для Украины разговор об упущенных шансах перестройки сегодня особо актуален. И у нас тогда не получилось союза прогрессивного поколения перестройки. Многие секретари, руководители предприятий, молодежь, которые не успели отравиться номенклатурой жизнью, не взяли Вашу высоту мышления. Тут трудно говорить о чьей-либо персональной вине. Просто не успело сформироваться сознание нового поколения. Мыслящая молодежь Украины оказалась между молотом и наковальней. Эта демократическая платформа и была хрупким шансом.

Конечно, абсолютного повтора и возврата потерянных шансов не бывает. Но если энергия в тех реформах, которые вы тогда начинали воплощать в жизнь, есть — она каким-то образом непременно реализуется. Все прекрасно понимают, что 20 лет постсоветской жизни не дали ответа на главные вопросы. Эти ответы новые поколения обязательно будут искать.

Когда мы в газете «День» поставили перед украинской общественностью вопрос: кому из выдающихся политиков других стран в Украине нужно поставить памятник, Левко Лукьяненко — легендарный политический узник, проведший 25 лет в лагерях, ответил: Рейгану и Горбачеву.

Задача в том, чтобы так мыслили не только те, кто на личном опыте знал, что из себя представлял Советский Союз и почему его нужно было реформировать.

Читая Ваши воспоминания, я чувствовала ,что в Вас всегда говорило Ваше детство. Я воспринимаю это как ощущение кристалла народной памяти — и украинскости. Характер, ментальность, родовая память Вас питали. Это была скрытая подземная река, которая давала Вам силы. И второе — сила любви. Этим можно восхищается безмерно. Для меня очень важно, что я своими глазами на экране телевизора видела выражение чувств двух бесконечно влюбленных людей. В дремучее и мрачное время это было настоящим вызовом.

И самое главное — у Вас есть уникальная черта. В «зубодробильные» времена в Вас (и тут не может не вспомниться наш бессмертный Гоголь) уцелел Живой человек. В стране Мертвых душ.

Спасибо Вам за книгу и за насущно необходимые жизненные уроки!

Будем рады принимать Вас в Киеве.

С Днем рождения!

Здоровья, здоровья, здоровья!

Искренне Лариса ИВШИНА

1 марта 2013 г., Киев

Публікується мовою оригіналу

Рубрика: 
Газета: 

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

Loading...
comments powered by HyperComments