Я — для того, щоб голос мого народу достойно вів свою партію в багатоголосому хорі світової культури.
Олекса Тихий, український дисидент, правозахисник, педагог, мовознавець, член-засновник Української гельсінської групи

Украина Incognita. ТОП-25 (по-русски)

Ціна 100 грн
3
Мова: 
російська
Рік видання: 
2014
Кількість сторінок: 
384
Формат: 
20x14x2 см
Обкладинка: 
м'яка
Вага: 
350 гр.

Також є в наявності електронна версія

…Эти 25 избранных статей «Дня», возможно, станут для вас двадцатью пятью «целительными каплями» в это непростое время. Помогут понять, почему прежнее, сугубо «бандеровское», приветствие «Слава Україні — Героям Слава!» так органично зазвучало сейчас и на русском языке… Наша книга — об Украине. О ее пути через века, о духовно-историческом опыте, о познании самой себя, о тяжкой борьбе за свободу и великой любви к свободе. Здесь нет ни малейшего следа ненависти к России — зато есть искренняя любовь к Украине... Эта книга адресована нашим русскоязычным согражданам, которые, часто не по своей вине, не учили украинский и были отторгнуты от истинного понимания украинских ценностей, украинской истории, культуры, и всего того, что Украина может дать и нам всем, ее гражданам, и миру.  

Три сюжета

...Эти 25 избранных статей «Дня», возможно, станут для вас двадцатью пятью «целительными каплями» в это непростое время. Помогут понять, почему прежнее, сугубо «бандеровское», приветствие «Слава Україні — Героям Слава!» так органично зазвучало сейчас и на русском языке...

Наша книга — об Украине. О ее пути через века, о духовно-историческом опыте, о познании самой себя, о тяжкой борьбе за свободу и большой любви к свободе. Здесь нет ни малейшего следа ненависти к России — зато есть искренняя любовь к Украине...

СЮЖЕТ-1

Как-то в интервью «Радио Свобода», по приглашению Виталия Портникова, я говорила о том, что нас разделяет с Россией. Тогда, в студии прозвучал телефонный звонок. Звонивший человек с чувством уязвленного самолюбия спросил: «Почему Вы так не любите Россию?». Я ответила ему: «Мы нормально относимся к России (сейчас, наверное, я бы так уже не сказала), но мы НЕНАВИДИМ империю». Реакция была мгновенной: «Но это же одно и то же!».

Боюсь, для тех, кто считает, что Россия и империя — это одно и то же, наступили очень мрачные времена. Хотя, помните, как у Булата Окуджавы: «Римская империя времени упадка сохраняла видимость твердого порядка...». И не знаю, можно ли им чем-то помочь.

Все эти годи усилия газеты «День» были направлены на то, чтобы нащупать контакт, развить отношения с Иной Россией. Может, она крайне мозаична. Может, вообще осколок. А может, она — маленький кристалл, который нужно выращивать... Мы хотели понять, сколько в России живого. Сколько альтернативного тому, что там столетиями пытались взрастить в триаде «самодержавие, православие, народность».

Не случайно в предисловии к книге «Две Руси» (2003 г.) я писала: «Чем мы можем помочь России?». Не только каждый номер, но и лучшие книги нашего исторического проекта, мы издавали также и на русском языке. Примером тому — «Украина Incognita» и

«Две Руси». Сейчас мы делаем новый важный шаг...

СЮЖЕТ-2

В конце 1990-х мы в газете «День» опубликовали цикл материалов под общим названием «Какую Россию мы любим». Прочитать все это можно у нас на сайте www.day.kiev.ua в электронном архиве газеты. Украинцы, участвовавшие в нашем опросе, тогда сказали, что любят Россию Чаадаева, Россию Сахарова, Россию Герцена и Россию раннего, еще лагерного, Солженицына. То есть ту Россию, которая понимает ценности свободы, гуманизма. Ведь в ее истории были мыслители, наследие которых сегодня способно помочь.

Тот же Петр Чаадаев, философ, говоривший о том, что Россия, быть может, предназначена для того, чтобы преподать всему миру некий «страшный урок», урок-предостережение. Чаадаев, писавший о «тысячелетнем рабстве» людей в этой огромной по территории и богатейшей ресурсами стране. Лично для меня — после прочтения Чаадаева — меньше стало тайн знаменитой «русской души». Но вот трагический парадокс: Пушкин, с его «имперским пафосом», ощутимым после 1826 года, известен каждому школьнику, а Чаадаева помнят разве что по названию обращенного к Петру Яковлевичу пушкинского стихотворения. Многие читатели и сегодня лишены возможности ознакомиться с трудами этого выдающегося философа, с его «культурой обретения свободы»...

Эту нашу попытку заметили в России. Не знаю, искренне или с какой-то политтехнологической целью, но на одной из встреч с редакторами российских газет, которая состоялась в 2009 году, нам предложили обменяться полосами. Мы должны были записать, какую Россию любят украинцы, а российская газета — напечатать это. В свою очередь российская газета собирала материал, какую Украину любят россияне, а печатали мы. Нам показалась эта идея очень важной. Мы ее осуществили — http://www.day.kiev.ua/ru/article/panorama-dnya/kakuyu-ukrainu-ya-lyublyu.

Сейчас любопытно посмотреть на этот опыт. В нем во многом предопределены все последующие, в том числе трагические узлы наших отношений с Россией.

Украинцы говорили о том, что любят, и хотели бы видеть Россию ценностей, понимая, как им тяжело пробиваться через нарост тоталитаризма. А россияне, даже выходцы из Украины, говорили о вещах обывательских: какая в Украине хорошая кухня, приятные люди, комфортный климат. И в упор не замечали то, что мы — украинцы — ценим в себе превыше всего — это наше стремление быть свободными!..

СЮЖЕТ-3

Возможны ли в будущем хорошие отношения с Россией? Наверное, этот вопрос упирается в следующий: «С какой Россией?».

Через войну, через боль потерь, мне наш путь все же видится куда более очевидным.

В те первые дни, когда Россия, фактически, напала на Украину, отобрав Крым, я написала нашему автору из Москвы: «Нам будет очень тяжело, но вам — еще тяжелее». И выразила ему свое сочувствие.

Неустанно работая над своей европейской сутью, Украина может помочь России. Ну, а для самой России, положительный вариант для будущего, на мой взгляд, — это настоящая федерация. И, вот такая ирония, по образцу США.

Когда-то я поделилась этими мыслями с моим добрым другом, известным российским интеллектуалом Лилией Шевцовой, сказав, что хорошо бы было это обсудить с кем-то в России. На что она мне ответила: «Да, хорошо бы было. Но боюсь, что во всей Москве найдется еще два-три человека, с которыми ты сможешь об этом поговорить».

...Замечу, это было года три назад. Интересно, как сейчас? Глядя на такую галопирующую социологию поддержки нынешнего лидера Кремля, — есть ли в России те, кто думает о жизни после войны и о будущем украинско-российских отношений?

Но для того, чтобы такой разговор состоялся, российскому обществу надо признать — пришло время мужественно принять правду. Правду о том, как у нашего народа огнем, мечом, вековыми запретами родного слова, голодом, репрессиями отнимали право на свою истинную историю, идентичность, церковь, память. А взамен — кровью, террором, цензурой, лживыми книгами, продажными СМИ навязывались идеи «русского мира», имперской «общности». Здесь — истоки трагических событий на Донбассе. Прежде чем огонь открыли «Грады» и минометы российских наемников  — десятилетиями велся огонь по сознанию людей. В том числе и с использованием украинской территории и информационных ресурсов. И нередко эти обстрелы достигали своей цели. Это сделало возможной войну на востоке.

Но наш народ не сломить. Я уверена, что Россия  в будущем сможет выйти из «заколдованного круга», опираясь на дружественную руку Украины, если она пройдет свою часть пути, способна будет переосмыслить себя и покаяться...

Конечно же, эта книга адресована не только нашим соседям. Но прежде всего русскоязычным согражданам, которые, часто не по своей вине, не учили украинский язык и были отторгнуты от истинного понимания украинских ценностей, украинской истории, культуры, и всего того, что Украина может дать и нам всем, ее гражданам, и миру.

Искренне Лариса ИВШИНА
Главный редактор газеты «День»
15 августа 2014 г.

ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ПРОРЫВ И ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ ЛОВУШКА

Перед вами, читатель, новая  книга «Библиотеки газеты «День» — Украина Incognita Toп-25.

Эта книга о драматических вызовах, и она увидела свет в драматические времена. Эта книга — о прорыве Украины в новое  цивилизационное измерение — к государству, построенному на верховенстве права, и о цивилизационном тупике, в котором оказалась Россия, которая все еще не может выбраться из самодержавия.

В 1991 г. многие удивлялись, как относительно мирно и без большой крови ушел со сцены Советский союз и как легко он выпустил из своих мертвящих  объятий  нации, которые стали строить свои независимые государства. Казалось, что и вышедшая из утробы СССР Россия сбросит не только старую кожу, но и будет готова к внутренней трансформации и прощанию с многовековой традицией поглощения общества государством. Какими же наивными оказались оптимисты! Отказ от старой государственной оболочки и новый географический формат облегчили российской элите регенерацию самодержавия в новой форме. Когда же русская система начала исчерпывать свои внутренние ресурсы, она вернулась к традиционной форме выживания — к поиску врага, милитаризму и военно-патриотической мобилизации. Украина стала полем для опробования нового кремлевского механизма выживания единовластия.

Почему Украина? Да потому, что для Кремля и российского политического класса порабощение Украины является важнейшим  ресурсом самовоспроизводства. И потому, что Кремль не может  смириться с украинским Майданом — ведь украинское восстание  грозит стать примером для россиян. И еще больше потому, что потеряв Украину, самодержавная Россия лишается своей исторической легитимности в виде Киевской Руси, которую российская власть приватизировала, отобрала у украинцев и считает своей «колыбелью». Кремлю ведь придется переписывать российскую историю, которая насквозь лжива, подтасована. И изобретать для себя  новые «истоки» и новую легитимность. И уже совсем невозможное — ведь окажется, что украинцы имеют больше исторических прав называть себя «русскими»! Путин это прекрасно понимает — потому он и решился на войну.

Аннексия  Крыма и необъявленное вторжение в Украину загнало Россию в ловушку, выход из которой и цена этого выхода пока неясны. Перекраивание границ не только сделало постсоветское пространство сферой нестабильности. По сути, произошло обнуление более 20 лет предыдущего европейского и мирового развития, которое основывалось на посыле, что Россия перестала быть источником экспансионизма и внутренне переродилась. Мир оказался совершенно не готов к этому потрясению.

Теперь уже ясно, что мы вступили в новую эру, и по каким правилам придется жить — неясно, ведь старые правила подвергнуты сомнению. Украина и ее вектор, способность украинцев построить новое государство — больше не являются только украинской проблемой и задачей. Великая славянская нация, которая в этой войне цементируют свою национальную идентичность, начинает строительство новой жизни. И то, как она будет идти по этому пути, неизбежно станет уроком для России, потерявшейся в поиске самой себя. Но украинский вектор и та цена, которую украинцы за него сегодня платят, станет вызовом для сообщества либеральных демократий. Надеюсь, путь украинцев к свободе заставит их задуматься и о своей миссии, и о переустройстве старого мирового порядка, который оказался не готов к новой реальности, в том числе и к вызову, которым стала для Европы новая Украина.

Лилия ШЕВЦОВА,
российский публицист

100 грн
Каталог: 
0
0
0
0