Величайшая честь, которую может оказать человеку история, — это наградить его званием миротворца.
Ричард Никсон, 37-й Президент Соединенных Штатов Америки

Человеческое измерение сотрудничества

Посол Сергей КОРСУНСКИЙ: У меня есть план масштабной информационной кампании через социальные сети по повышению узнаваемости Украины в Стране Восходящего Солнца
13 октября, 2020 - 12:02

Новый посол Украины в Японии, который до этого занимал должность директора Дипломатической академии при МИД Украины, Сергей КОРСУНСКИЙ 12 октября улетает в Токио для выполнения своей миссии. Поэтому разговор, который состоялся 9 октября, мы начали с вопроса: с какими чувствами, пан Сергей, вы собираетесь ступить на японскую землю?

«ЭТА СТРАНА — ОЧЕНЬ САМОБЫТНАЯ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЕЕ ФИЛОСОФИИ И КУЛЬТУРЫ»

— Это, прежде всего, чувство серьезной ответственности, потому что эта страна — третья экономика мира, входящая в G7. Эта страна — очень самобытная с точки зрения ее философии и культуры. У нас с Японией отношения хорошие, товарооборот достиг 1,2 млрд долларов. Состоялся визит президента Зеленского на инаугурацию императора.

Япония реализовывала в Украине такой проект, как аэропорт Борисполь, построенный на средства Японского банка развития.

Во время пандемии я подробно ознакомился о возможностях сотрудничества. И они свидетельствуют, что мы все еще очень незначительно используем их.

Поэтому у меня есть серьезные экономические, культурные планы. И я вижу развитие отношений по всем направлениям, особенно в контексте того, что в сегодняшних реалиях, в условиях пандемии, японцы имеют проблемы с этим, у них растет количество инфицированных.

Но в то же время японцы работают и над лекарством от коронавируса, и над вакцинами, экономика не останавливается.

Я встречался в Украине практически со всеми присутствующими у нас крупнейшими японскими холдингами. Мы договорились о том, что будем активно развивать двусторонние отношения.

Я говорил о направлениях, но конкретнее я вижу возможность либерализации торговли и визового режима с Японией.

Я с теплой и приятной завистью смотрю на соглашение, которое вчера было подписано с Британией. И фактически такое же соглашение мы можем разработать с Японией, которое будет касаться, в том числе, вопросам безопасности и военно-технического сотрудничества.

Япония сейчас находится в ситуации нерешенного территориального спора с Россией, есть угрозы от других стран. И поэтому Япония, я точно знаю, будет развивать и расширять спектр взаимодействия с другими странами, в том числе в области безопасности. И я надеюсь, что это будет касаться и Украины.

«ЯПОНИЯ ТРЕБУЕТ ОФОРМЛЕНИЯ ВИЗЫ ДАЖЕ ДЛЯ ДИПЛОМАТОВ В СВЯЗИ С COVID-19»

— Сергей, вы были назначены послом указом президента 14 апреля, а вы отбываете в Японию через пять месяцев. Чем обусловлена такая пауза?

— Во-первых, это было вызвано тем, что физически не летали самолеты, и поэтому не было возможности осуществить эту ротацию. Япония была полностью закрыта, и мой предшественник Игорь Харченко вернулся только в августе.

И август-сентябрь было потрачено на то, чтобы подготовиться. И я провел встречи с первыми лицами всех структур, причастных к внешним сношениям, бизнесу. Сегодня Япония требует оформления визы даже для дипломатов в связи с COVID-19, и, кроме того, после приезда мне придется 14 дней находиться там на карантине.

— И что, карантин касается даже послов?

— Да, всех. Любой иностранец после приезда в Японию сдает тест в аэропорту и независимо от результата должен находиться две недели на карантине. Единственное послабление для дипломатов — это то, что не нужно ждать в аэропорту результатов этого теста, что забирает три часа. Тем не менее, мне выдан специальный документ, который позволяет ехать сразу в самоизоляцию, которая в Японии осуществляется дома.

— А как относительно визита должностных лиц из других стран? Их тоже тестируют?

— Визитов нет. Кстати, задержка с моим приездом также связана с тем, что только в августе император Японии возобновил прием верительных грамот. И это был сигнал, что уже нужно завершать оформление и ехать. И сейчас вручение верительных грамот осуществляется в масках.

«Я ГОТОВИЛСЯ К ВОЗМОЖНОЙ КОМАНДИРОВКЕ В ЭТОТ РЕГИОН, НЕ ДОЖИДАЯСЬ, БУДЕТ ЭТО КИТАЙ ИЛИ ЯПОНИЯ»

— Пан Сергей, достаточно ли, по вашему мнению, пять месяцев послу, чтобы подготовиться к выполнению миссии в стране назначения? Потому что, например, как нынешний посол Великобритании в Украине, так и ее предшественница за год знали о новом назначении, и поэтому имели время для изучения языка страны, в данном случае украинского, ознакомиться с нашей культурой ...

— Это зависит от человека, от страны. Я в Японии побывал четыре года назад после возвращения из Турции и начала работы в МИД. У меня тогда были командировки и в Японию, и в Китай.

Это был мой сознательный интерес к этому региону. Ведь моя специфика работы в МИД независимо от страны — это экономика. И для меня было совершенно очевидным, что Азия становится центром мировой экономики и развития. Поэтому мне было очень интересно посмотреть. Кроме того, я посетил Фукусиму — у нас есть проект Фукусима-Чернобыль. Я также посетил агентство развития Jika (Japan International Cooperation Agency) и МИД Японии.

Поэтому можно сказать, что я давно имею серьезный интерес к региону. Немного более подробно, чем Японию, я изучал Китай, это правда. Тем не менее невозможно обойти вниманием ни вторую, ни третью экономику мира. Так или иначе я готовился к возможной командировке в этот регион, не дожидаясь, будет это Китай или Япония. Это особого значения не имеет. В Китае у нас очень опытный посол и дай Бог ему здоровья поднять отношения с этой страной. Она заслуживает этого.

В то же время, что касается Японии, то здесь, мне кажется, нужны будут дополнительные усилия для того, чтобы мы почувствовали, что эта страна чрезвычайно важна в регионе и важна как часть мирового демократического сообщества. Она, в отличие от Китая, скажем, применяет санкции по отношению к России. И, конечно, Япония однозначно без всяких условий поддерживает нашу территориальную целостность, но в то же время это страна, которая имеет свое видение, свою философию. Будем развивать отношения.

«ВСЕ В УКРАИНЕ ЗНАЮТ, ЧТО ПОСОЛ ЯПОНИИ В УКРАИНЕ КУРАИ ТАКАШИ УЖЕ ВЫСТУПАЕТ НА УКРАИНСКОМ ЯЗЫКЕ. И Я НАМЕРЕН ПРИДЕРЖИВАТЬСЯ ПРИНЦИПА ВЗАИМНОСТИ»

— Вы собираетесь овладеть японским языком на базовом уровне или только употреблять фразы приветствия: добрый день (Kon’nichiwa) и спасибо (Arigato) или большое спасибо (arigatogozaimashita)?

— Да, я это могу и потихоньку изучаю японский язык. Конечно, это очень сложно. А изучать язык нужно системно. Так случилось, что в посольстве работают дипломатами две сотрудницы, которые фактически преподавали японский язык и мы уже с ними договорились, что там на месте мы приступим обязательно к изучению языка. И я знаю, что в Японии это очень высоко ценится. Все в Украине знают, что посол Японии в Украине Кураи Такаши уже выступает на украинском языке. И я намерен придерживаться принципа взаимности. То есть выучить не реально за короткий период. Для этого нужен год-два. Но да, у меня есть такие планы, и пока я делаю это через интернет, но в Японии, думаю, буду делать это вживую.

«МОЯ СВЕРХЗАДАЧА, СДЕЛАТЬ ТАК, ЧТОБЫ УКРАИНУ ПОЛЮБИЛИ НЕ КАК КАКОЙ-ТО ОТГОЛОСОК РОССИИ, А КАК НЕЗАВИСИМОЕ ГОСУДАРСТВО, КОТОРОЕ ТОГО ЗАСЛУЖИВАЕТ»

— Япония в Украине узнаваема, в частности через технологические достижения, автомобили и робототехнику и т.п., в том числе и через сакуры, которые посольство Японии высаживало в нашей стране несколько лет ... А как нам увеличивать узнаваемость Украины в Японии, у вас есть идеи по этому поводу?

— Это не то слово, именно это станет центральным моментом моей деятельности в Японии. Действительно, у нас есть парк Киото, где высажены сакуры. А в Киото нет парка Киева, хотя эти города-побратимы. Несколько лучше  выглядит ситуация с Одессой и Йокогама. Буквально сейчас посольство Украины в Японии вместе с мэрией Йокогамы проводит фотовыставку виртуально, к сожалению, но это реальность. Очень интересно отметить, что архитектура Йокогамы и Одессы в во многом идентична. Это два огромных порта.

В Японии были и украинские фильмы, и вышиванку нашу они знают. И более того, мне было очень приятно узнать, что в Японии есть наши женщины-бандуристы, которые там живут.

В Японии есть ассоциация украиноведов. Люди, которые прекрасно говорят на украинском языке и специфически изучают Украину не через призму России.

В то же время мне говорят специалисты, которые в Японии бывали, особенно которые занимаются бизнесом, что наше присутствие в информационном поле Японии все еще очень ограничено. И что самое удивительное, в Японии многие крупные бизнес-компании продолжают воспринимать Украину сквозь призму России. То есть если им нужна какая-то аналитика об Украине, то они это заказывают через Россию.

Для меня это неприемлемо, и я буду с этим бороться положительным образом. У меня есть план масштабной информационной кампании через социальные сети по повышению узнаваемости Украины в Стране Восходящего Солнца. В Японии Facebook не популярен, но есть Twitter и Youtube.

Интересно, что корпорация Мицубиси сделала фильм о нашей дзюдоистке Билодид — фантастически красивой женщине и спортсменке, дважды чемпионке мира. Ведь речь идет о дзюдо, но, как выяснилось, он почему-то не очень известен в Японии. Я сделаю его известным.

Также уже ноябре у меня запланированы встречи в тех местах в Токио, которые отвечают за сборную Украины для участия в Олимпиаде.

Я уже познакомился с председателем ассоциаций каратэ и айкидо в Украине, которые имеют серьезные контакты в Японии. Не бывает ассоциации каратэ и айкидо, чтобы выдавать пояса и квалифицировать спортсменов без лицензии из Японии.

Это те люди, которые фанатично знают и любят Японию, но почему-то все эти возможности не используются. Я с этими людьми встречался и обсуждал, как проводить информкампанию через спорт, культуру, социальные сети, мультфильмы.

У них в их традиционном стиле в мультиках есть бандуристы, есть украинские воины. Все это есть, но масштаб небольшой и присутствие не очень велико.

Моя сверхзадача, которую я себе ставлю, сделать так, чтобы это было узнаваемо, чтобы Украину полюбили не как какой-то отголосок России, а как независимое государство, которое того заслуживает. И чтобы параллельно на политическом и экономическом уровне развивались человеческое измерение, академический обмен.

Я очень серьезно настроен относительно сотрудничества на уровне университетов.

Для кого-то может быть странно, но в Японии есть большое количество украинских специалистов, профессоров, работающих в разных японских университетах. Надо все это использовать, это элементарно наш потенциал, который должен быть задействован. Он и будет задействован.

«КОНЦЕПТУАЛЬНО ИМЕННО В СФЕРЕ ТЕХНОЛОГИЙ Я ВИЖУ ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО»

— А как насчет привлечения японских технологий в Украине, ведь президент Зеленский в своей инаугурационной речи отметил, что Украина будет брать пример в технологиях с Японии? А пока мы видим большое присутствие в Украине корейский компаний Samsung, в частности их техноцентров. Что вы скажете на это?

— Вы правы. Технологии — это тоже то направление, которое недоработано в наших отношениях. Я буду обязательно этим заниматься, и в первую очередь это касается фармокологии и лекарств, которые нам могут сегодня помочь решить проблему с пандемией. Но в принципе, концептуально именно в сфере технологий я вижу военно-техническое сотрудничество. Япония та страна, в которой очень умеют создавать фантастического качества электронику, но там меньше знают материаловедение.

Они очень хороши в зеленой энергетике, но, скажем, как обращаться с радиоактивными отходами они знают меньше.

Такие вещи мы знаем лучше. И меня приятно удивило, что новый представитель JICA, с которым я буквально в конце сентября встречался дважды, тоже сказал эти слова, которые для меня родные и по моему образованию, и по моей специальности: технология, наука, университет, академия. Поэтому да, мы все это будем делать обязательно.

«В УКРАИНЕ УЖЕ ЕСТЬ ДВА ЗАВОДА, КОТОРЫЕ СОБИРАЮТ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ АВТОМОБИЛЬНОЙ ТЕХНИКИ ДЛЯ ЯПОНИИ И ДЛЯ ИХ РЕМОНТНОЙ БАЗЫ»

— А как нам, например, заинтересовать компанию Toyota, крупнейшего в мире производителя автомобилей, или другие известные японские автокомпании прийти в Украину, например, перенести производство из Китая?

— Говорить с ними нужно и предлагать им нужно. Я уже в нескольких статьях писал, что, действительно, сейчас есть такая возможность. В то же время, я хочу сказать, что это не такая простая вещь. У Toyota базовое производство в регионе — в Турции. Мы оттуда получаем Corrola и Yarus.

Турция в свое время проходила тот путь, который мы сейчас проходим. И на своей территории сконцентрировала значительное производство автомобилей многих марок Renault, Hyundai, Toyota, Ford. Эти автомобили выпускаются там.

Что касается других японских автомобильных компаний, то Honda, я работал в Америке, и полностью скажу, что на том рынке автомобили выпускаются в США.

Везде есть определенные базы для японских автомобильных гигантов. Надо отдать должное, они ведут себя мудро и не вытесняют друг друга с рынка, а его делят. И если кто-то, например, выбрал Турцию, соответственно, туда не заходит другой, но он заходит в соседнюю страну.

Я спрашивал японцев о переносе производства, так о сборке машин вряд ли речь пойдет, а об узлах или запчастях — да. В Украине уже есть два завода, которые собирают определенные элементы автомобильной техники для Японии и для их ремонтной базы.

Я обещаю, что обязательно проведу встречи с руководством всех пяти крупнейших корпораций большой пятерки. Посольство уже работает над этим. На следующий день после выхода из карантина у меня уже запланирована встреча с заместителем министра сельского хозяйства. Это номер один, потому что это огромный потенциал экспорта. Я имел несколько основательных встреч с украинским бизнесом, который хочет экспортировать продукцию сельского хозяйства в Японию, и это будет первым шагом в этом направлении. Надо будет облегчить фитосанитарный режим, расширять, если есть ограничения по квотам.

Там требования к качеству невероятные, но у нас есть такая продукция. У нас есть мясо курицы, мед, органическая соя, уже переработанные овощи и фрукты, которые японцев очень интересуют.

Кстати, в ближайшее время будет открыт экспорт нашего вина в Японию, и я очень этому рад. Японцы вино не очень пьют, но нашлась компания, которая из Одессы будет везти наши марки Шабо, Колонист. Это — прекрасно.

«... РАЗГОВОРЫ О БИЗНЕС-КЛИМАТЕ ВКЛЮЧАЮТСЯ ТОГДА, КОГДА НЕ ХОТЯТ ИСКАТЬ ПУТЕЙ, А НАХОДЯТ ПРИЧИНЫ»

— Действительно, можно приветствовать призыв министра Кулебы, что азиатское направление должно стать приоритетным для Украины, а раньше мне об этом постоянно в интервью говорил экс-министр Константин Грищенко. Но в то же время посол Кореи в Украине мне отмечал, что для привлечения крупных инвесторов из Азии нужно улучшить бизнес-климат и обеспечить верховенство права и справедливое судопроизводство, чтобы инвесторы могли защитить свои инвестиции ... Что скажете на такое замечание ваших коллег?

— Вы знаете, на Востоке есть такая поговорка: кто хочет — ищет пути, а кто не хочет — причины. Так вот, разговоры о бизнес-климате включаются тогда, когда не хотят искать путей, а находят причины.

С одной стороны, мы все прекрасно знаем, что действительно, не может быть мало усилий по улучшению нашего бизнес-климата, в том плане, что особенно касается защиты интеллектуальной собственности, защиты производства от рейдерских атак и справедливого решения судебных споров.

В то же время, я скажу вам так, что японская модель присутствия в Украине очень взвешенная.

«ЯПОНЦЫ ОЧЕНЬ БОЛЬНО ОТНОСЯТСЯ К НЕЧЕСТНОСТИ, НЕПОРЯДОЧНОСТИ И ФАКТИЧЕСКОМУ ИГНОРИРОВАНИЮ ЭЛЕМЕНТАРНЫХ ПРАВИЛ ПРОЗРАЧНОГО БИЗНЕСА»

— Объясните, что вы имеете в виду?

— Например, пять лет назад японцы выделили кредитные ресурсы на реализацию проекта по Бортнической станции аэрации. Другая страна уже давно бы их забрала, потому что мы их не реализуем, а они — нет. Они ждут, пока наконец пройдут тендеры и начнутся работы.

Но пока этого не произойдет, они не пойдут дальше. И как была ситуация с бориспольским аэропортом, который строил турецкий консорциум за японские деньги, но вы посмотрите, японцы очень тщательно следили, и не ленились это делать, за каждым шагом, за каждым элементом проекта, за каждым производителем. И я знаю, насколько они были придирчивы к тому, как этот проект реализовался.

То же самое будет с аэрацией и то же самое будет с мостом в Николаеве.

То же самое будет со всеми остальными проектами. Если Япония выделяет ресурсы, она обязательно очень тщательно следит, кто будет делать. В них не может просто так быть тендер. И не может быть так, чтобы в тендере победила компания, не имеющая безупречной репутации.

В чем красота бизнес-культуры японской, там не бывает такого, как когда-то, в прошлом, мне говорили определенные наши чиновники: скажи, пусть дадут деньги и не спрашивают, как их тратят.

Такого не будет. В Японии они, реализуя проект, следят, чтобы никаких проблем не было. Японцы очень болезненно относятся к нечестности, непорядочности и фактическому игнорированию элементарных правил прозрачного бизнеса.

Поэтому я думаю, что они зайдут обязательно, и ссылки на бизнес-климат их не остановят, хотя над этим нужно работать день и ночь и его улучшать. Это совершенно очевидно.

Кстати, как, по вашему мнению, состоится ли в следующем году Олимпиада в Токио?

— Японцы говорят категорически, что будет. И что они сделают все, что в человеческих силах, чтобы она была на самом высоком уровне, для них это очень важно и престижно. И мы все очень надеемся, что на то время, по крайней мере, основная волна этой пандемии будет сбита. Худшие прогнозы, что весной будет вакцина проверенная, не российская, а настоящая. И японцы в этом тоже участвуют. Так что будем надеяться, и я жду большую делегацию Украины, визит Президента обязательно. Может, еще до того будет визит на уровне министра.

Действительно, я двумя руками поддерживаю и то, что вы говорили, и Костантин Иванович говорил, и то, что министр Кулеба говорил, и четко определил, что приоритет Азия — абсолютно верное направление.

«Я МЕЧТАЮ О ТАКОЙ КАМПАНИИ ПОД УСЛОВНЫМ НАЗВАНИЕМ В СМИ, СОЦСЕТЯХ: НОВЕЙШАЯ УКРАИНА»

— А еще в продолжение культурного измерения сотрудничества хочу отметить, что в Японии популярна наша опера ...

— и балет. ... У нас учатся три японских балерины, которые выступают в театре оперы и балета. Кстати, японцы обратили мое внимание на то, что мы недостаточно использовали это до сих пор. Вы совершенно правы. Мне об этом было сказано. И я это записал себе. В свое время в США, хотите верьте, хотите нет, но я участвовал в открытии школы балета в штате Южная Каролина, куда приехала наша семейная пара балерина и балерун, которые у нас танцевали и преподавали в киевском хореографическом училище. И они приехали в Америку и открыли школу в Южной Каролине для детей именно балета, который перестал там восприниматься как российский. Они поняли, что есть и наш балет.

Поэтому маленький опыт у меня есть, и это, безусловно, интересно. И я, честно говоря, не знал, что они здесь есть, но японцы обратили мое внимание на то, что есть японские танцовщицы здесь, и нужно распространять. Потому что это в Японии очень популярно.

Я абсолютно положительно настроен в этом плане. Я мечтаю о такой кампании под условным названием в СМИ, соцсетях: Новейшая Украины.

То есть идея состоит в том, чтобы продемонстрировать японцам, что есть история, есть казаки, они о них знают, есть такие вещи, которые коренятся в прошлом, но одновременно есть новейшая Украины. Вот недавно была выставка украинских дизайнеров, которые делают очень красивую одежду с японской вышивкой. Абсолютно уникальную одежду. Я специально пошел на это открытие, чтобы поддержать ее, и мы собираемся такое принести в Японию.

Есть компании, которые готовы тоже выйти на японский рынок с уникальными продуктами, разработанными дизайнерами ювелирными изделиями. Это правильное, с моей точки зрения, направление, не только традиционную украинскую культуру (борщ), не только народные искусства (Петраковка) туда продвигает, хотя это все это будет обязательно, но и современную Украину. Вы правильно говорите, это балет, опера, классическая музыка. Японцы фанстастично играют на пианино, есть известные мировые музыканты экстракласса и у нас. В Европе нас уже знают, а нам нужно, чтобы о нас знали и в Азии.

Поэтому это направление и другие вещи, которые современную Украину отличают, те же новые фильмы, которые получают престижные премии на Венецианском и Берлинском фестивалях ...

Мы их будем показывать и в Азии, в Японии обязательно. Мне приятно, что Андрей Курков там переводится, есть переводы Шевченко, я также видел переводы современных украинских писателей. Все это нужно расширять, вопрос как. Я сейчас не могу сказать стопроцентно, но я надеюсь, что шаг за шагом мы обязательно все это сделаем наилучшим образом.

«АБЭ НАШЕЛ МЕХАНИЗМЫ СЕРЬЕЗНОЙ АКТИВИЗАЦИИ ЯПОНСКОЙ ЭКОНОМИКИ НА ФОНЕ ОЧЕНЬ СЛОЖНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В МИРЕ»

— Пан Сергей, что вы думаете о наследии Синдзо Абэ, который по состоянию здоровья покинул пост премьер-министра Японии?

— Первое, Синдзо Абэ сделал очень много с точки зрения экономики и нашел механизмы серьезной активизации японской экономики на фоне очень сложной экономической ситуации в мире. Он пришел к власти в 2007 году и затем в 2012 году вернулся, когда Япония пострадала от кризиса. Японская экономика зависит от многих внешних рисков, и поэтому страна требовала стабилизации ситуации. Абэ это удалось.

Второе, Абэ был известен и за его дружеские отношения с президентом Трампом, который из всех лидеров «большой семерки» был едва ли не ближайшим партнером японского премьера. Это объясняется не только личными дружескими отношениями, но и контекстом безопасности. Ведь у США с Японией договор об обороне, поэтому для Абэ не могло быть альтернативы, чтобы с Трампом наладить хорошие отношения и получить его поддержку.

Третье, главное, что с уходом Абэ осталась партия и, в частности, нынешний премьер-министр Суга, с которым Абэ работал много лет. Я не вижу никаких заявлений, которые бы касались изменения курса Японии.

Четвертое, Абэ оставил свой весомый вклад в укрепление Японии на мировой арене. Нам с вами кажется немного странным, что, скажем, к достижениям Абэ относят внесение в законодательном поле Японии такого понятия, как участие в многосторонних оборонных альянсах.

Для нас это выглядит очевидным, а для послевоенной Японии, для ее менталитета и философии — это совершенно новое развитие событий. Абэ вообще поставил вопрос о том, чтобы Япония вернулась к формированию полноценных вооруженных сил. Ведь сейчас у них исключительно оборонительная доктрина, а там речь шла о том, чтобы изменить это. Пока этого не удалось сделать, потому что для Японии это очень важное и ключевое решение. Но мне кажется, что к этому все  идет.

Пятое, есть эксперты, которые критикуют Абэ и обращают внимание на определенные проблемы во время его правления, в частности на несколько преувеличенные ожидания решения вопроса Северных территорий. Ведь он поклялся на могиле отца этот вопрос решить. А это такой шаг, который в японской философии был, конечно, важен. Это не просто слова в Японии, это очень символично. И ему это не удалось. Он имел десять саммитов с Путиным ...

«К УХОДА АБЭ В ЯПОНИИ ВЫХОДИТ «ГОЛУБАЯ» КНИГА ДИПЛОМАТИИ, ГДЕ ВПЕРВЫЕ ЯПОНЦЫ НАПИСАЛИ, ЧТО РОССИЯ И КИТАЙ — ЭТО УГРОЗА»

— Эксперты говорят даже о 27 встречах между ними на различных форумах ...

— Да, вы правы, он имел вдвое больше встреч на различных площадках, очень стараясь решить этот вопрос. И мне японисты, с которыми я встречался, рассказывали, что был момент определенный, когда казалось, вот-вот к вопрос будет решен. И в последний момент россияне не пошли на это. Для нас это не сюрприз. Мы к этому привыкли, а для японцев это стало определенным глубоким разочарованием. И как следствие в этом году еще до ухода Абэ в Японии выходит «голубая» книга дипломатии, где впервые японцы написали, что Россия и Китай — это угроза. Если раньше японцы избегали четко называть Северные территории однозначно японскими, постоянно искали искусство найти такой язык, чтобы с, одной стороны, показать, что это японские территории, а с другой стороны, не раздражать россиян, то сейчас они однозначно написали, что это японские территории и никаких компромиссов. Россияне там поставили ракеты «Искандер», которые ориентированы на Японию. Это японцев очень беспокоит, но новый премьер-министр сказал, что он готов встретиться с Путиным и продолжить эти дискуссии, но уже такое откровенное символическое заявление о том, что при любых обстоятельствах обязательно нужно решить проблему Северных территорий, не прозвучало. Я понимаю, что в японском обществе существует разочарование тем, что вопрос не был решен, и я так думаю, что Абэ сам лично этим очень разочарован. Потому что для него это было очень важно. Но в целом я расцениваю наследие Абэ как положительное.

Нужно обратить внимание и на другую инициативу Абэ — вхождение Японии в новый четырехугольник США — Япония — Астралия — Индия, который имеет серьезную составляющую в плане безопасности. Собственно, Абэ является создателем такой философии под названием арка сотрудничества и процветания, которая начинается в Японии и заканчивается в Черном море.

У Абэ были другие инициативы относительно свободы судоходства в Индийском океане и Южно-Китайском море.

Если смотреть не только на последние годы и на всю историю правления Абэ, то можно увидеть, что он был очень последовательный и продвигал многосторонние инициативы и в регионе, и в мировом масштабе, которые были в интересах всего человечества без того, чтобы за этим шла какая-то идеология, или насилие, или какое-то унижение.

Абэ был такой человек, который с уважением относился к собственной истории и одновременно четко осознавал все проблемы, которые были связаны со Второй мировой войной. И с одной стороны, пытаясь развивать отношения с Россией, Абэ значительно большего достиг в развитии отношений с Западом и укреплении позиции «семерки» и «двадцатки».

— А как насчет оценки «абеномикс»?

— То, что называют «абеномикой», были положительными шагами, уважительным названием. Экономика Японии вышла из этого кризиса. И сейчас, несмотря на коронавирус, достаточно стабильна и иена, и в принципе уровень жизни там не падает. И сейчас Япония больше открывается. Там все больше говорят о том, что нужно привлекать внешние трудовые ресурсы. И нужно выходить из Китая и создавать производства в других странах. То есть речь идет о развитии. Прекрасно. Все это нам только на пользу.

«У НАС ЕСТЬ ЧЕМУ ПОУЧИТЬСЯ, В ТОМ ЧИСЛЕ СТРАТЕГИЧЕСКОМУ ВИДЕНИЮ ЯПОНИИ. БУДЕМ УЧИТЬСЯ!»

— А я читал в журнале Economist, что Абэ сделал детские сады бесплатными, чтобы женщины могли работать ...

— Да, Абэ очень большой сторонник привлечения женщин к работе и чтобы гендерный вопрос был решен, в том плане, чтобы женщины играли большую роль в экономике. И это оправдывает себя. Средний уровень или продолжительность жизни в Японии одна из лучших, и очень интересно, есть такой рейтинг американский стран, имеющих стратегическое видение будущего. Япония в этом списке номер один. И это позволяет нам говорить о том, что у нас есть чему поучиться, в том числе стратегическому видению Японии. Будем учиться!

«Я ОЧЕНЬ ГОРЖУСЬ ТЕМ, ЧТО МЫ СТАЛИ НЕ ПРОСТО ПОЛЕЗНЫМИ, А РАБОТАЕМ БОК О БОК В ЕЖЕДНЕВНОМ КОНТАКТЕ С МИД ВО БЛАГО ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ»

— Пан Сергей, так это ваш последний рабочий день в Дипакадемии, хотелось услышать, с какими чувствами вы покидаете это рабочее место? Что для вас означало это заведение за время руководства им?

— Действительно, у меня есть чувство несколько грусти и несколько радости. Потому что все было сложно три года назад. Для того чтобы состоялась трансформация университетского формата учебного заведения в современную модель дипломатической академии, конечно, требовалось, в первую очередь, доверие коллектива, который со мной работал, и общие усилия.

Я бы ничего не смог сделать, если бы не было поддержки — и со стороны МИД, и правительства, и, собственно, коллектива. Я рад, что осталась значительное количество кадров, которые работали раньше. А сегодня это уже налаженный принципиально механизм.

Я очень горжусь тем, что мы стали не просто полезными, а работаем бок о бок в ежедневном контакте с МИД во благо дипломатической службы. Мы создали Центр изучения языков и тестирования по более чем 20 языкам по абсолютно европейскому образцу. Нам доверяют другие органы власти, а также силовые структуры, которые являются нашими партнерами.

Правительство нам доверило повышать квалификацию не только дипломатов, но и государственных служащих. Но главное, что мы стали инструментом дополнительного привлечения политики.

Потому что наши специалисты читают лекции для иностранных слушателей. Только недавно в онлайн я читал лекцию о геополитике более ста слушателям Дипломатической академия в рамках Национальной академии государственного управления Казахстана при президенте Казахстана.

Наши специалисты читали лекции в Вене, в США, Китае, Кувейте, Берлине, по всей Центральной Европе. Тесными партнерами для нас являются Эстония, Польша, Турция.

Все это означает, что мы сами фактически несем наше украинское видение внешней политики в мире. Поэтому это, мне кажется, тот фактор, который нас принципиально отличает от предшественников.

Да, время стандартного классического обучения фактически уходит, и сейчас весь мир ищет новые формы. В Украине, я уже боюсь эту цифру называть, более ста вузов имеют лицензию на международные отношения. Пусть они делают свою работу. Я считаю, что есть потенциал для развития безграничный. Но в принципе система работает.

В дипакадемии будет новый директор, с понедельника будет объявлен конкурс, и по новому закону о дипслужбе это быить чрезвычайный и полномочный посол обязательно. Это будет дипломат. Это гарантия того, что все здесь будет происходить в тесном контакте и только по заказу МИД и других органов государственной власти.

Мы сейчас учим народных депутатов Украины, 45 членов парламента фракции «Слуги народу».

У нас проходит сейчас обучение онлайн практически весь аппарат Офиса Президента Украины. И буквально ежедневно к нам обращаются другие государственные структуры с просьбой в тех элементах, которые полезны для этих организаций. Недавно мы подписали соглашения с Офисом генерального прокурора, Государственным бюро расследований.

Мы проводим обучение и для областных госадминистраций, и для бизнеса. Все это означает, что мы состоялись, и это мне очень приятно.

«СКОЛЬКО Я РАБОТАЮ В МИДЕ, Я ЗАНИМАЮСЬ ЭКОНОМИКОЙ, ЭНЕРГЕТИКОЙ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИМИ ВОПРОСАМИ»

— Пан Сергей, вы доктор физико-математических наук, заслуженный экономист Украины, объясните, а как вы стали дипломатом?

— (Смеется). Все очень просто на самом деле. Я работал с 1991 по 1994 год в государственном комитете Украины по вопросам науки и технологий, занимая должность начальника управления, и у меня был пятый ранг государственного служащего.

Я свободно владел английским языком и получил приглашение МИД перейти на работу во внешнеполитическое ведомство в национальную комиссию по делам ЮНЕСКО.

То есть я занимался научно-технологическими вещами в Украине. Я очень хорошо знал эту сферу, а была потребность в том, чтобы сотрудник работал на ЮНЕСКО, занимался международной образованием, наукой и тому подобное.

Я был стипендиатом ЮНЕСКО перед этим и немного знал эту сферу. Я перешел на работу и в 1994 году прошел переобучение в Институте международных отношений. А решение о создании Дипакадемии было принято в 1995 году.

Именно тогда не было фактически инструмента переобучения других специалистов с образованием и знанием иностранных языков в дипломата. И кстати, в свою первую командировку в Посольство Украины в Государстве Израиль, которая была в 1995 году, я поехал как раз в качестве советника по вопросам науки и технологий. Но потом выяснилось, что советник по политическим вопросам Майданников Александр Иванович был назначен послом и всю мою каденцию три года в посольстве не было советника по политическим вопросам. Я фактически был второй фигурой в посольстве. Поэтому я занимался и экономикой, и политикой, и научно-техническими вопросами, образованием и медициной.

На этом мое обучение как дипломата перешло в другую сферу. С тех пор, сколько я работаю в МИДе, я занимаюсь экономикой, энергетикой и научно-техническими вопросами. Я занимался этим очень тщательно в США, в Турции. Так что, я думаю, сейчас можно взяться за Японию.

«... Я ВИЖУ, КАКИМ КАРДИНАЛЬНЫМ ОБРАЗОМ ТРАНСФОРМИРУЕТСЯ НЕ ТОЛЬКО НАША ДИПЛОМАТИЯ, НО И МИРОВАЯ»

— Сейчас много старых дипломатов уходит из МИД. Так у меня вопрос к вам, каким сейчас должен быть украинский дипломат в современных условиях?

— Действительно, отходит целая плеяда, целая генерация выдающихся дипломатов, которые были моими учителями в том числе. И это немного жаль. С другой стороны, находясь в должности директора Дипломатической академии, общаясь с коллегами из других стран, я вижу, какими кардинальным образом трансформируется не только наша дипломатия, но и мировая.

Я, например, помню в рамках ежегодного собрания руководителей дипломатических академий мы дискутировали о том, как используются социальные сети. И тогда я узнал, что в Австралии запрещено дипломатам иметь собственные страницы в социальных сетях. А в Британии при том, что это содружество, не просто не запрещено, а наоборот, категорически требуется, чтобы они были и чтобы они их вели.

«... СЕГОДНЯ АБСОЛЮТНО ДРУГОЕ КАЧЕСТВО НЕОБХОДИМО В ОБЛАСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИНСТРУМЕНТОВ СОЦСЕТЕЙ»

— Я это вижу по двум послах Британии в Украине: Мелинда Симмонс и ее предшественница, как они активно используют Twitter и Facebook ...

— Я так и говорю. Поэтому мы все это включили в наше обучение. И я знаю точно, что среди наших послов есть те, которые очень активно пользуется, и они заметны и на это обращают внимание. И я очень рад, что сейчас в МИД создан очень мощный департамент публичной дипломатии, который сейчас займется тем, чтобы МИД вышло на качественно новый уровень.

То есть кроме классики, знаний фундаментальных и кроме языков, кроме всех качеств, которыми должен обладать классический дипломат, сегодня абсолютно другое качество необходимо в области использования инструментов соцсетей. Нужно иметь значительно более широкие знания технологические. Мир вступил в гонку технологий.

И теперь нужно понимать, что такое искусственный интеллект. Нельзя без знания того, что квантовый компьютер сегодня присутствует в ведущих странах мира.

Тот же Китай, Япония, США, Россия. Посмотрите. Путин понимает, что он не может конкурировать, и очень нервничает по этому поводу. И как может дипломат, работающий в такой стране, не понимать, о чем президент этой страны принимает решение. То же касается Великобритании, Германии, Франции, лидеров мирового масштаба — «семерки». Все сейчас живут в мире науки и технологий, и дипломаты должны этом знать.

У нас, кстати, появился такой курс — научная дипломатия. У нас была возможность получить приглашение от наших партнеров в Венской академии, старейшей в мире, направить на обучение специалистов именно в области научной дипломатии.

Это о чем-то говорит. Мы теперь имеем наших специалистов, которые это умеют. И кстати, номер два — у нашего партнера в Эстонской школе дипломатии год училась наша сотрудница, и теперь мы имеем курс, который называется цифровая дипломатия. И все звучит очень нетрадиционно, возможно, немного непривычно для классического уха дипломата. Но без этого сегодня нечего делать на дипломатической арене.

Нужно очень четко понимать, каким образом через все эти инструменты вы можете влиять на то, чтобы продвигать интересы вашего государства и его представлять, распространять информацию. Потому что это теперь гораздо эффективнее, чем стандартные СМИ, через которые все это делалось. Да, все еще есть телевизор, все еще очень влиятельны газеты и журналы, мы их читаем, но наряду с этим существует совершенно другая сфера, которой надо заниматься. Поэтому действительно сегодняшний дипломат — это немного другой дипломат, чем были наши классики, учителя. Но порядочность, профессионализм и патриотизм никто не отменял, и все это продолжает быть у нас как центральное лозунг.

— Но как насчет такой черты дипломата, как умение на личном уровне влиять во время общения, этому тоже, наверное, нужно учить?

— Конечно, все это у нас есть. У нас есть курсы по психологической подготовке и курсы, которые обучают проводить переговоры, как строить диалог, как строить межкультурную коммуникацию так, чтобы не оскорблять и не создавать негативный фон и при этом добиваться результатов. Посмотрим, будем надеяться, что нам это удалось и наши новые поколения дипломатов покажут свой класс уже в ближайшие годы.

Спасибо, пан Сергей за интервью и желаю успеха.

— Спасибо. Мне очень приятно, что в газете «День» в последнее время было несколько публикаций о Японии. Надеюсь на постоянное и активное сотрудничество.

Мыкола СИРУК, «День»
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ