Истории надлежит не судить, а объяснять. История не судья, а адвокат.
Бенедетто Кроче, итальянский интеллектуал, философ, политик, историк и литературный критик

Рискованная акция кронпринца

«Команда во главе с Мухаммедом бин Салманом пытается окончательно утвердиться в политическом, правовом, государственном пространствеСаудовской Аравии», — Вячеслав ШВЕД
14 ноября, 2017 - 11:08
ФОТО REUTERS

Недавно в Саудовской Аравии состоялся ряд арестов в связи с расследованием коррупции в стране. Сначала задержали 11 принцев, четырех бывших и действующих министров и десятки других правительственных чиновников, сообщает Радио Свобода. Однако впоследствии было задержано еще 200 человек. В стране заморозили свыше полутора тысячи банковских счетов.  Генпрокурор страны заявил, что убытки от коррупционных схем составили свыше 100 млрд. долларов за несколько десятилетий. Расследование ведет комитет по борьбе с коррупцией, который возглавляет наследный принц Мухаммед бин Салман, а первые задержания состоялись всего через несколько часов после того, как эта организация была создана. AlArabiya сообщила, что антикоррупционный комитет имеет право расследовать, арестовывать, запрещать выезд из страны и замораживать имущество тех лиц, которые считаются причастными к коррупции.

«НА КАРТУ ПОСТАВЛЕН ИМИДЖ ПРИНЦА КАК БУДУЩЕГО КОРОЛЯ»

Мы начали разговор с заведующим отделом истории стран Азии и Африки Института всемирной истории НАН Украины Вячеславом ШВЕДОМ с вопроса, о чем свидетельствует эта активизация борьбы с коррупцией в Саудовской Аравии?

—  В этой акции, которую инициировал наследный принц Мухаммед бин Салман, сфокусировалось несколько вопросов.

Во-первых, как известно, бин Салман является главным архитектором и организатором широкомасштабных реформ «Саудовское виденье 2030», которые в настоящее время продвигаются в Саудовской Аравии. Как официально заявляют, эти реформы должны в корне изменить внешний вид этой древней арабской страны: в экономическом, социальном, духовном плане. Отмечу, фактически принц берет курс на то, чтобы быстрыми темпами Саудовская Аравия становилась современной страной. На пути реализации этих грандиозных задач особенно непримиримо возникает вопрос традиционной коррупции, которая пронизывала весь спектр жизни Саудовской Аравии.

Согласно законам, для того, чтобы инвесторы приходили в Саудовскую Аравию, им нужно было фиксировать свой бизнес, инвестиционные проекты обязательно с саудовским подданным, который должен был обязательно войти в состав такой компании. Без этого не разрешалось ни одной компании с международным именем приходить на саудовскую землю. Прежде всего, этим пользовались члены большой королевской семьи, так называемый Дом Саудов. Представьте себе, что по некоторым данным в нее входит около двух тысяч принцев. Это такая орава (по-другому не скажешь), которая требовала своей части в национальном доходе страны. Много из них предлагали свои коррупционные схемы, то есть охотно помогали иностранным компаниям входить на территорию Саудовской Аравии, а за это извлекали свою выгоду.

Некоторые миллиардеры уже теряли всякое чувство меры и реальности. Например, принц Аль-Валид, один из самых богатых людей мира. Когда он выезжал за границу в небольшую командировку, в багаже вез столько обуви, что выделял для него отдельную комнату в роскошном многокомнатном номере. При этом он себя позиционирует как реформатор.

То есть Мухаммед бин Салман решил, что такое неприкрытое разворовывание богатств страны, национального дохода дальше несовместимо с тем курсом, который он проводит.

Во-вторых, конечно, здесь есть очень серьезная политическая составляющая. Фактически, сегодня принц сосредоточивает в своих руках весь государственный аппарат, весь механизм управления Саудовской Аравией. Не знаю, как сложится судьба нынешнего короля, ведь жизнь всегда преподносит свои неожиданности, но все идет к тому, что в ближайшее время бин Салман таки будет королем. Он к этому готовится и фактически «расчищает почву». Среди этого многочисленного семейства очень много разных подводных камней, группировок, которые ссорятся между собой, находятся в серьезных конфликтах, там такие тонкие отношения, о которых мы, возможно, даже не догадываемся, идет жесткая борьба за выживание. Команда во главе с Мухаммедом бин Салманом пытается окончательно утвердиться в политическом, правовом, государственном пространстве Саудовской Аравии. Эта кампания является одним из эффективных, по его мнению, средств для того, чтобы в дальнейшем укреплять свою роль.

Довольно сложными были отношения Мухаммеда бин Салмана с предыдущим наследным принцем Наифом, которого в начале лета король отправил в отставку. С ним было связано очень много олигархов, членов «Дома Саудов». Эта кампания позволяет бин Салману очистить саудовское пространство от тех достаточно могучих лиц, которые могут угрожать его становлению как короля. Например, смещенный командующий Национальной гвардии, еще несколько серьезных лиц, которые так или иначе были связаны с теми фигурами внутри саудовского общества и особенно «Дома Саудов», которые могли создать конкуренцию для Мухаммеда бин Салмана.

Здесь есть две взаимосвязанные причины, которые определили эти жесткие меры. При этом не стоит забывать, что наследному принцу всего 32 года. Это молодая, очень импульсивная политическая фигура. Он восточный человек. Как пример, приведу йеменскую военную кампанию, где очень сложно продвигается борьба с хуситами, фактически там фронт военной борьбы с Ираном. Или катарский кризис, который во многом был спровоцирован в результате импульсивного действия двух принцев — Мухаммеда бин Салмана и наследного принца Абу-Даби Мухаммеда бин Зайда, который сегодня выступает как неформальный лидер ОАЭ. Много в чем политическую погоду на Аравийском полуострове делает тандем этих двух наследных принцев. Все это привело к достаточно жесткой и решительной кампании, которую в настоящее время организовал наследный принц.

Журналисты, придерживающиеся проправительственных взглядов в Саудовской Аравии, подчеркивают, что такая непримиримая борьба должна повысить инвестиционную привлекательность страны. Очень многое будет зависеть от того, насколько квалифицированно и безукоризненно с юридической тоски зрения будет продолжаться эта линия.

Думаю, что наследный принц и его команда понимают, что вся эта акция очень рискованна, на карту поставлено многое, в том числе имидж принца, как будущего короля. Они будут пытаться действовать достаточно разумно и не переступать красную линию, которая могла бы отпугать инвесторов от Саудовской Аравии или навредить тому имиджу страны, который формируется в результате реформ,  начатых наследным принцем.

«САЛМАН ПОДВОДИТ ИДЕОЛОГИЧЕСКУЮ,  ДУХОВНУЮ БАЗУ ПОД РЕФОРМЫ»

— Газета The New York Times пишет, что стремительный подъем кронпринца разделил саудитов. Кое-кто одобрительно относится к его виденью, стилю решения экономических проблем и шагов по уменьшению зависимости от нефти. Другие, наоборот, считают его неосмотрительным, не очень опытным и критикуют за то, что он концентрирует чрезмерно много власти в рамках одной семьи. Какое отношение к принцу внутри страны?

— Я очень внимательно слежу за американской аналитикой, например, за статьями Марка Линча или Симона Гендерсона из Вашингтонского института ближневосточной политики, который является директором программы исследования района Залива и энергетической политики в Персидском заливе. Они довольно критически оценивают действия наследного принца, указывают на его импульсивность, что его шаги не всегда обдуманы и не всегда приносят ожидаемых результатов. В американской аналитике очень большой спектр отношения к Саудовской Аравии и к ее главам. Это вполне закономерно.

А относительно того, как оценивается наследный принц. Прежде всего, он пользуется большой популярностью среди либерально настроенной образованной интеллигенции, а такой немало. Ведь очень много саудитов в последнее время получили образование в США, Европе, видели другой мир и очень желают, чтобы их страна стала современной. Там воцарились современные взгляды на жизнь, ведение бизнеса, отношение к женщине.

Недаром Мухаммед бин Салман фактически вынуждает Саудовскую Аравию отказаться от такой традиционной ультраконсервативной формы ислама, как ваххабизм, который возник еще в XVIII веке среди бедуинских племен. Они не видели ничего в жизни, кроме пустыни, верблюдов и небольшого оазиса. Они не общались с другими народами, религиями. Но в арабском мире была и другая модель ислама, я бы ее назвал космополитической. Она была присуща большим городам, как средневековый Багдад, Каир, Александрия, где обитало много народов: и мусульмане, и иудеи, и христиане. В настоящий момент в арабском мире происходит достаточно жесткая борьба этих двух версий ислама. Вторая версия ислама, прежде всего, воплощается в умеренный ислам — без крайностей, радикализма,  способности к диалогу сцелью направлять общество вперед, в реалии XXI века.

Мухаммед бин Салман подводит идеологическую, духовную базу под реформы, которые осуществляет. Об этом четко говорится в начале «Саудовского виденья 2030», в последних его выступлениях, особенно, когда он представлял мегапроект NEOM city (город будущего), и в его знаменитом интервью от 24 октября британской газете The Guardian, где он говорил, что страна возвращается к умеренному исламу.

В Саудовской Аравии случился прорыв, на протяжении последних десятков лет там накапливались необходимые человеческие, материальные, интеллектуальные ресурсы для того, чтобы сегодня начать прыжок в новую жизнь. Будем надеяться, что Мухаммед бин Салман и его команда избегут досадных ошибок, которые бы сорвали успешное проведение этих реформ, а Саудовская Аравия станет по праву лидером исламского мира и локомотивом его продвижения в будущее.

«УКРАИНА ДОЛЖНА ДЕЛАТЬ ФИЛИГРАННУЮ РАБОТУ»

— Недавно состоялся визит Президента Украины Петра Порошенко в Саудовскую Аравию и ОАЭ. Как Украине выстраивать отношения с этой страной и вообще с регионом Персидского залива?

— Нам необходимо осознавать и проводить серьезный анализ того, что происходит в этом регионе. От этого нужно строить свою позицию и стратегию. Сегодня регион очень турбулентный. К сожалению, такая наиболее успешная интеграционная структура, как Совет сотрудничества арабских государств Залива, фактически очутилась на грани раскола в результате катарского кризиса. Нашей вины нет. Мы должны развивать отношения со всеми сторонами конфликта. Считаю, что это их внутреннее дело, хотя, конечно, он отражается на безопасностной ситуации на Ближнем Востоке и вообще в мире. Но Украина должна делать филигранную работу, чтобы в любом случае не вызвать какого-то недоразумения, конфликта. Здесь нужно, как говорил в свое время наш уважаемый Леонид Макарович, «между капельками» строить свои отношения с этими странами.

Наталья ПУШКАРУК, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments