Все гибнет там, где властитель не готов каждую минуту защищать свою власть, как лев, как волк, как собака.
Иван Мазепа, украинский государственный деятель

Анна ГОПКО: Успехе Украины – как часть выполнения плана «Как сделать Америку опять великой...»

11 мая, 2017 - 19:49
ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА / «День»

Недавно украинская парламентская делегация во главе с председателем комитета ВР по иностранным делам Анной Гопко вместе с литовскими депутатами представила в Вашингтоне план поддержки Украины. В интервью «Дню» она рассказала об особенностях этого плана и о том, как его воспринимают в американской столице, а также — когда можно ждать визит Трампа в нашу страну и что должна делать Украина, чтобы быть интересным партнером для новой американской администрации. Разговор мы начали с впечатлений от встречи министра иностранных дел Украины Павла Климкина и президента США Дональда Трампа.

«МЫ МОЖЕМ ВЫСТРАИВАТЬ ДВУСТОРОННИЕ ОТНОШЕНИЯ КАК ПАРТНЕРЫ, А НЕ ПРОСТО КАК ПОСТОЯННЫЙ ПРОСИТЕЛЬ»

— Очень хорошо, что состоялась встреча Климкина с Трампом. В дальнейшем мы не должны расслабляться и, наоборот, приложить сверхусилие, чтобы оставаться высоко в приоритетах  внешнеполитической политики США и задавать тон другим западным партнерам, стимулируя конкретный прогресс в ситуации на Востоке и деокупации Крыма.

Такие встречи являются символическими и предотвращают воплощение плана Кремля по дискредитации Украины и навязыванию путинской повестки дня. В то же время нам нужно умело представлять свой план А, Б и быть готовым к серьезному обсуждению с американскими партнерами на встрече высшего уровня, которая должна нести ориентированность на результаты в деокупации Крыма и прогрессе  мирного урегулирования на Востоке Украины. Агрессор должен платить цену, которая заставит его идти на выполнение обязательств или убираться с нашей земли.

Украинская дипломатия должна ныне прилагать сверхусилия, выстраивая разные формы коалиций, усиления нашей аргументации для того, чтобы действовать на опережение и создавать приоритет важности двусторонних встреч с руководством Украины.

Нам нужно и в дальнейшем выстраивать взаимовыгодное партнерство со США, фокусироваться на преимуществах Украины и предлагать варианты решения проблемы безопасности, привлекать к совместным проектам в сфере инноваций и технологий, военно-технического сотрудничества. Усиление понимания в администрации США, что успех Украины — это тоже часть выполнения плана как сделать Америку опять великой и усиление ее роли на европейском континенте.  Кроме этого, нам нужно донести до администрации США важность их участия в мирном урегулировании и благодаря этому в росте шансов на конкретные сдвиги в этом вопросе.

101 СПОСОБ — КАК УБЕДИТЬ ИНОСТРАННЫХ КОЛЛЕГ, ЧТО УКРАИНА МОЖЕТ БЫТЬ ПАРТНЕРОМ, А НЕ ПРОСИТЕЛЕМ. НА ФОТО: АННА ГОПКО ВРУЧАЕТ  ДИРЕКТОРУ-РАСПОРЯДИТЕЛЮ МВФ КРИСТИН ЛАГАРД КНИГУ «УКРАИНА INCOGNITA. TOP-25» / ФОТО С «ФЕЙСБУК»-СТРАНИЦЫ АННЫ ГОПКО

Мы видели немало разных заявлений американских членов правительства. Думаю, что главными для них являются интересы США. Но вместе с тем эти интересы базируются на определенных ценностях, несмотря на разные заявления, оценки или утверждения.

Я недавно смотрела все выступление Трампа и вице-президента Пенса на встрече с религиозными организациями во время Национального дня молитвы. Там они говорили о религиозной свободе как даре, который не дается правительством, а Богом. Они вспоминали Линкольна и говорили, что верят в Бога. И здесь можно задать вопрос: насколько эти принципы будут задействованы в отстаивании национальных интересов?

И Трамп, объявив о своих будущих визитах в Саудовскую Аравию, Израиль и Ватикан, подчеркнул важность встречи с представителями арабского, иудейского и христианского мира, чтобы обсудить, как преодолевать экстремизм и терроризм.

Для нас важно из этого сделать следующий вывод. Администрация США действует по старому правилу: у Британии нет ни вечных союзников, ни постоянных друзей. У нее есть только постоянные интересы.

Мы также постепенно переходим на выстраивание отношений на основе прагматичного подхода и понимания, где совпадающие взаимовыгодные для Украины и США интересы. И отталкиваясь от этого, мы можем выстраивать успешные двусторонние отношения как партнеры, а не просто как постоянный проситель, жертва российской агрессии. И это то, что для нас чрезвычайно важно.

Кажется, США тоже на это рассчитывают. Видимо, потому во время утверждения Консолидированного закона о бюджетных ассигнованиях на 2017 год, согласно которому на программы помощи Украине планируется выделить не менее 560 млн дол. США, не произошли сокращения ни в помощи через USAID, ни сокращения военной помощи для Украины, несмотря на существование таких рисков.

Мы видим, насколько затяжным и пока безрезультатным является «нормандский процесс» в реальном обеспечении перемирия и выведении российских войск. Поэтому нам нужно готовиться к пониманию того, что Путин не хочет выполнения Минских договоренностей. Следовательно, актуальной становится подготовка новых инструментов давления для обеспечения реального сдерживания России.

«ДЛЯ ТРАМПА БЫЛО БЫ ВАЖНЫМ ПОКАЗАТЬ, ЧТО ЕГО ПОЛИТИКА НАПРАВЛЕНА НА РЕАЛЬНОЕ СПАСЕНИЕ ЖИЗНЕЙ»

Можете сказать, кто занимается Украиной в Администрации Трампа?

— Там есть очень информированные люди, которые ознакомлены с украинским досье, с ситуацией в нашей стране. Для прогресса в переговорах нужен специалист с опытом, институционной памятью и знанием Минского процесса от американской стороны на переговорах из Сурковым, который уже утвержден Кремлем от РФ. Учитывая КГБ-истский опыт Суркова, его утонченную манипулятивную тактику и спекуляции на теме выполнения Минска-2, там нам нужен тяжеловес. Мы знаем, что сейчас рассматривается пять кандидатур. Нам обещали, что это будет сильный эксперт, который очень достойно будет представлять интересы Америки. 

Мы с литовцами обсуждали идею, как пригласить президента Трампа с визитом, ведь в Литве последний раз американский президент  был в 1992 году. А Украину Обама не отважился посетить за два срока пребывания на  должности.

В Вашингтоне в ведущих аналитических центрах в каждом их документе по внешней политике policy paper есть рекомендация для Трампа и его администрации посетить Украину.  Наши партнеры литовцы предлагали визиты в этом году  — к 100-летней годовщине почитания памяти жертв большевизма. А в следующем году — 100-летней годовщине независимости стран Балтии.

Мы, конечно, хотели бы видеть американского президента в Украине. Приглашения звучали во время телефонных звонков Трампа с Порошенко, потом во время встречи Порошенко с Пенсом. 

Но хочу отметить: нынешняя американская администрация хочет отличаться от предыдущей. Мы видим, что Обама за два срока не посетил Украину. А теперь представители новой администрации нам говорят: мы понимаем, мы заинтересованы, мы думаем. Но у них еще до конца не сформирована стратегия, они не хотят, чтобы это был просто символический визит. 

Если Обама получил премию мира, не приложив усилий для его обеспечения, то для Трампа было бы важным показать, что его политика направлена на реальное спасение жизней: переговоры, диалог и там где нужно — авиаудары.

Но пока у них не заполнены все должности и до конца нет четкого виденья. И даже визит Тиллерсона в Москву — это дать россиянам возможность что-то предложить. Он продемонстрировал позицию США: пока существует эскалация на Востоке Украины, пока там нет присутствия международной миссии, пока не возвращен Украине контроль за границей, не может быть условий для улучшения отношений между США и Россией.

«КЛЮЧЕВЫМИ В ЛИТОВСКОМ ПЛАНЕ ЯВЛЯЮТСЯ ИНВЕСТИЦИИ В РЕАЛЬНЫЙ СЕКТОР ЭКОНОМИКИ, В ПОДДЕРЖКУ МАЛОГО И СРЕДНЕГО БИЗНЕСА»

Можете детально рассказать о новом европейском плане для Украины, который вместе с литовской делегацией вы представляли в Вашингтоне?

— Собственно, это литовский план для Украины, который был утвержден их Сеймом. И потом на заседании Европейской народной партии в Мальте была утверждена резолюция с поддержкой этого плана, цель которого — ускорение развития украинской экономики. Как отметил экс-премьер Андриус Кубилис, кроме необходимости помочь Украине противостоять российской агрессии, ключевыми в литовском плане являются инвестиции в реальный сектор экономики, в поддержку малого и среднего бизнеса для формирования среднего класса. По разным подсчетам, нужны инвестиции в размере 5 млрд долларов в год, чтобы люди чувствовали экономический рост, который воплощается в улучшение их жизни. Повышение тарифов, болезненные реформы мы постоянно воспринимаем как цену, которую платим за энергонезависимость, но за три года люди не чувствовали существенного материального улучшения, что способствует также росту популизма, возможному реваншу пророссийских сил,  которые это используют, чтобы себя капитализировать. А когда люди беднеют, то, соответственно, популизм становится более распространенным и поддерживается в электоральных настроениях. Если не будет преждевременных парламентских выборов, то важным является 2019 год, чтобы благодаря реальным переменам, преобразованиям граждане смогли почувствовать рост экономики на собственном благосостоянии. Также нужны существенные перемены, чтобы  навязанные Россией сценарии «усталости от Украины, как failed state» не привели к разочарованию среди партнеров,  доноров. И потому нам сейчас, в этом переходном периоде, нужно запустить не только то, что у нас есть помощь от МВФ для макрофинансовой стабильности, для золотовалютных резервов. Ведь в 2019 году нас ожидает выплата внешнего долга на сумму почти 12 млрд долларов. Нас уже пугает «Газпром», что в 2019 году контракт на аренду нашей газотранспортной системы будет прекращен. И если Россия построит «Северный поток-2» в обход украинской ГТС, то мы будем терять минимум 2 млрд долларов поступлений в бюджет. Следовательно, нам уже заблаговременно нужно готовиться к существующим и будущим вызовам.

И литовский план для Украины как раз и предусматривает поддержку Украины для развития экономики, обеспечения рабочих мест, стимулирования малого и среднего предпринимательства, для создания среднего класса в Украине. Потому что именно средний класс — это те люди, которые не голосуют за популистов, а поддерживают тот политический класс, который действительно будет способствовать сильным институциям в Украине, а не просто ждать пенсий, бесплатных выплат и так далее.

Иными словами, в плане отмечается, что Украине нужно сейчас помочь, учитывая то, что существует разочарование внутри общества, нагнетание настроений. Поэтому встает вопрос: выдержит ли Украина, причем речь не идет о лицах, которые сейчас при власти, а о стратегической судьбе государства.

И здесь можно проводить параллели — 1917-2017 год: 100 лет украинской революции. 2018-й, 19-й. Еще будет много вызовов, о которых я уже упоминала.

Поэтому один из вопросов, который мы тоже обсуждали в США, это блокирование Nord Stream-2. Трамп подчеркивал, что Америка будет увеличивать добычу собственных углеводородов, экспортировать газ на рынок Евросоюза. И как этого можно будет достичь, если «Газпром» со своими амбициями доминирования будет занимать монопольное положение благодаря Nord Stream-2. Литовцы еще раз напомнили Вашингтону, как была проиграна битва против Nord Stream-1, когда их тогда никто не поддержал. И они говорят, что сейчас украинский премьер и президент должны выстраивать мощную коалицию, проводить в Киеве конференции высокого уровня по энергобезопасности.

И Гройсман должен призвать сюда Вышеградскую четверку, особенно поляков и литовцев, и говорить о том, что пять европейских компаний, среди которых французская Engie, британская Shell, две немецкие и одна австрийская, подписывают соглашение об инвестировании почти 10 млрд евро, чтобы построить более тысячи км газопровода на дне моря. Мы понимаем, что в краткосрочной перспективе есть выгода для немецких компаний, но в долгосрочной монополия «Газпрома» или, иными словами, Кремля будет потом использована в качестве инструмента мощного политического давления и геополитики. А это противоречит Третьему энергопакету, верховенству права, это происходит в обход санкций против РФ и противоречит всем нормам и ценностям. Здесь должен быть задействован антимонопольный комитет ЕС. Поэтому мы должны жестче разговаривать с Европейской комиссией, использовать иск Польши против Opal. Евросоюз должен диверсифицировать свои поставки энергоносителей для обеспечения своих потребностей. А не помогать России, Кремлю. Ведь здесь мы адвокатируем не только наши интересы, потерю 2 млрд долларов, принимая во внимание, что в Литве и Польше есть терминалы по приему сжиженного газа, нам нужно говорить о восточноевропейском хабе, построении интерконнекторов. И тут у американцев есть свой интерес, они смогут поставлять свой газ на рынок ЕС. Пусть американцы конкурируют на этом рынке вместе с российскими и другими поставщиками энергоресурсов. А для нас это вопрос безопасности.

«МЫ ДОЛЖНЫ ЧЕТКО ПОКАЗЫВАТЬ, ПОЧЕМУ ИНВЕСТИЦИИ ИЛИ ПОМОЩЬ УКРАИНЕ В НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСАХ СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ»

А как в целом был воспринят американцами литовский план поддержки Украины?

— Наш визит проходил на фоне заявлений Администрации о сокращении финансирования госдепа и персонала на 2300 сотрудников. Поэтому мы поняли, что нам нужно бороться за международную поддержку Украины, в частности — за предоставление военной помощи между Египтом, Афганистаном, Израилем и другими странами.

Мы должны четко показывать, почему инвестиции или помощь Украине — в национальных интересах Соединенных Штатов. И тут нам удалось побеседовать о необходимости предоставления помощи в этом году. И в подкомитете по вопросам зарубежной деятельности Комитета Сената по вопросам бюджетных ассигнований состоятся слушания, и мы представили свою позицию, почему необходима помощь Украине. Кстати, в госдепе сказали нам: очень хорошо, что вы представляете подобный план вместе с литовцами, сейчас важно расширить этот формат, подключить Эстонию, Польшу, Латвию. На заседании представителей парламента Украины, Польши и Литвы в Варшаве в присутствии спикеров и председателей комитетов мы обсуждали, что нам нужно широкой коалицией разговаривать с новой администрацией, представляя не только российскую угрозу для украинской безопасности, а вообще для Европы, для континента.

Например, мне литовцы рассказывали: мы, члены НАТО и ЕС, понимая, что перспектива членства в этих объединениях для Украины несвоевременна, нам нужно использовать наше членство там, чтобы помочь Украине выстоять, запустить реальный сектор экономики и не допустить реванша пророссийских или популистских сил, которые сделают откат в тех небольших достижениях, которые есть, в коррупционных институциях, в обеспечении механизмов государственных закупок «Прозорро», в децентрализации, в «Нафтогазе», чтобы была имплементация закона о рынке газа. Почему Фирташ до сих пор пользуется газораспределительными сетями, и бюджет недополучит 10 млрд.

И ни у одного премьера не хватает силы воли воспользоваться законом о рынке газа и вернуть их сюда. Это также один из важных вопросов — деолигархизация в энергетическом секторе.

Мы должны больше себя популяризировать, в частности — наши возможности в сфере информационных технологий, предлагать совместные проекты в космической отрасли, ракето— и самолетостроении, а также показать, что энергетический сектор — это возможность для инвестиций, в частности американских компаний.  Поскольку Россия, незаконно аннексировав Крым, пытается добывать углеводороды в экономической зоне Украины, мы должны использовать судебные процессы в разных международных судах для увеличения платы России за агрессию.

Другой важной сферой является глобальная продовольственная безопасность. Через модернизацию сельского хозяйства мы можем здесь сыграть важную роль.

«ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОМУ ВЕДОМСТВУ НУЖНО ИМЕТЬ БОЛЕЕ ПРОАКТИВНУЮ ПОЗИЦИЮ»

— Во многих упомянутых вами вопросах важную роль должна играть украинская дипломатия. Но многие годы мы видели ситуацию, когда в ключевых странах мира и даже у соседей, в той же Беларуси, почти два года не были назначены послы. Исправляется ли ситуация?

— Я очень надеюсь, что в этом году, наконец, будет принят закон о дипломатической службе. Это давно ожидаемый закон. Также хорошо, что есть профессиональный Госсекретарь МИД Андрей Заяц, который сейчас плодотворно работает над реформированием самого МИД, запуском электронного документооборота. МИД должен объявить конкурс на 140 вакансий в зарубежных представительствах, что должно усилить работу посольств.  Но несмотря на дополнительное увеличение бюджета МИД на 1 млрд грн в 2017 году, я вижу, что многие послы очень часто представляют ситуативные интересы власти, а не интересы страны, очень многие шаги нашим МИД делаются с опозданием. Хотя есть послы, деятельность которых эталонна в отстаивании интересов страны в такое судьбоносное время.

Внешнеполитическому ведомству нужно  иметь более проактивную позицию, выходить с предложениями. Наши партнеры в США пишут, что будут использовать на слушаниях предложенную Верховной Радой инициативу относительно двустороннего безопасностного соглашения с США. Хотелось видеть от руководства на Михайловской, от наших послов за рубежом более тесную работу с представителями посольств дружественных стран, совместные мероприятия, демонстрируя тем самым, что Украина имеет принципиальных друзей, которые готовы с нами бороться. Ведь конфликт на востоке Украины, борьба с Россией может затянуться на последующие пять-десять лет. И нам нужны проверенные союзники и друзья, которые будут с нами все это время, понимая стратегические опасности и угрозы, составляемые Россией. Для этого нужно выстраивать мощное партнерство.

Первый визит в Вашингтон вместе с литовцами, которые имеют большие связи в конгрессе и помогли организовать много встреч с американскими высокопоставленными должностными лицами,  показал, что нам нужно объединять диаспоры других стран.

Нам нужно избавляться от украиноцентризма и от того, что нам все должны и должны дальше помогать, а входить в проактивную достаточно прагматичную позицию выстраивания партнерств  и коалиций с традиционными союзниками и думать о более широких форматах, кроме стран Северной Европы, Польши, Балтии, Грузии. Нам нужно искать союзничество на уровне Великобритании, Канады, Японии, Соединенных Штатов и таким образом выстраивать глобальную сеть друзей Украины, которые имеют геополитическое влияние в разных форматах или региональное влияние и которые имеют диаспоры. Мы также понимаем, если собрать в Америке все диаспоры Украины, Польши, Литвы, Румынии, то это уже определенные избиратели, которые имеют влияние на сенаторов, конгрессменов.

И если мы приезжаем с конкретным планом поддержки Украины, то увидим реальную заинтересованность. А это уже общий интерес многих стран, потому что они уже видят более глобальный вопрос Украины, чем, скажем, исключительно украинский безопасностный компонент. И именно это должны более активно делать наши послы за рубежом, в частности по проведению совместных мероприятий с привлечением разных аналитических центров, обеспечению постоянной информацией, организацией визитов на восток Украины. А каждый такой визит на восток меняет представление о ситуации в Украине, как это было на днях, когда украинский Донбасс посетил заместитель Могерини. Конечно, ждем визит пани Могерини, которая последний раз была в Киеве в 2015 году и не посещала восток Украины.

«ДИПАКАДЕМИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ РЕФОРМИРОВАНА ПОД ВНЕШНИЕ ВЫЗОВЫ УКРАИНЫ С ДОЛГОСРОЧНЫМ ВИДЕНЬЕМ...»

Сейчас на страницах «Дня» и в соцсетях ведется дискуссия относительно целесообразности преобразования Дипломатической академии при МИД в курсы переподготовки дипломатов. Что вы думаете по этому поводу?

— Уже два года на заседаниях нашего комитета мы обсуждали вопрос реформирования Дипломатической академии. И наш комитет узнал о реформировании этого заведения в курсы по переподготовке после принятия решения правительства.

Мне кажется, что между МИД и КИМО нет налаженной связи, которая должна быть между вузами, готовящими международников, чтобы уже подбирать себе кадры, которые бы дорастали, и мы конкретно знали, что будет через пару лет, кто и в какие страны поедет. Особенно это касается Ближнего Востока, где нужно знать арабские языки. И это будет цениться для сбора информации и лучшего представления Украины.

Что касается Дипакадемии,  то, прежде всего, я считаю важным избежать конфликта. Комитет не должен быть посредником между преподавателями и магистрами, с одной стороны, и Министерством иностранных дел — с другой.

Очень важно, чтобы потом не оказалось, что прекрасное помещение Дипакадемии (а такие слухи ходят) не было предоставлено под потребности каких-то людей. Мы уже видели, что Кучма забрал уникальное помещение МИД на улице Филиппа Орлика.

И самое главное — Дипакадемия должна быть реформирована под внешние вызовы Украины с долгосрочным виденьем нашей внешней службы. Поэтому мы активно работаем над тем, чтобы в этом году был принят закон о дипломатической службе, учитывая то, что уже заработал закон о государственной службе.

Дипломаты как военные должны чувствовать защиту государства и при этом получать достойный уровень зарплаты с возможностями развития и совершенствования.

И потому Дипакадемия как раз и должна быть тем местом, где имеются лучшие современные технологии, оборудование и учебные методики. Это за два года не было предложено. Дипакадемия, кроме повышения квалификации, должна превратиться в центр продуцирования аналитических справок, всевозможных policy papers и последующего их внедрения.

Мы должны играть на опережение. Например, в будущем месяце заработает безвизовый режим. Где реальная мощная просветительская кампания, потому что потом могут быть случаи, когда людей не будут пускать на границе, и начнется первое разочарование.

Нужно показывать, что безвизовый режим — это не только туристические путешествия, а оживление железнодорожных и авиационных  маршрутов. Нужно разбить авиамонополию и привлечь побольше лоукостеров. У нас по многим направлениям нет прямых соединений, как, например, с Сеулом, Каиром, Ашхабадом. И это при том, что у нас учится 20 тыс. туркменов, а Египет входит в пятерку крупнейших торговых партнеров. Ко мне обращаются послы и говорят: пустите кампании на эти маршруты. Для многих бизнесменов это препятствие — летать через Грецию в Каир за 9 часов. Они потом говорят: зачем нам иметь бизнес с такой страной? 

От кого это зависит?

— От политической воли, от правительства и министра инфраструктуры. Мне присылают отписки, что это экономически невыгодно. Пусть дадут обоснование компаний. Нельзя летать из Нью-Йорка в старых самолетах Коломойского. Страшно было лететь в этих самолетах. Посол Азербайджана сказал, что они «Боингами» обновили свой авиационный парк, а в ваших страшно летать. Так нельзя, если мы претендуем на то, чтобы стать хабом. Кроме того, это огромный вопрос к правительству по поводу того, как мы возобновляем экономику.

«ТЕМА УКРАИНЫ ДОЛЖНА БЫТЬ В ПРИОРИТЕТАХ ГЛОБАЛЬНЫХ ИГРОКОВ»

Вы уже говорили, что конфликт с Россией может быть очень затяжным из-за нежелания Путина выполнять Минские договоренности. Так какой, на ваш взгляд, должна быть на данный период стратегия и тактика Украины?

— Я бы не хотела говорить о каких-то конкретных датах. Что делать? Во-первых, нужно развивать украинскую экономику и искать дополнительные механизмы сдерживания России, продолжать усиливать украинскую армию в соответствии с требованиями, имеющимися в Стратегическом оборонном бюллетене и ежегодном плане сотрудничества с НАТО, который подписал президент во время визита заместителя Генсека Роуз Гютемюллер. Мы должны обеспечить гражданский и парламентский контроль над сектором безопасности и обороны, размежевать функции между Генштабом и Минобороны. И иметь парламентский доступ к бюджетам, понимать, как формируется и тратится бюджет Минобороны. 

Во-вторых, нужно расширять наше партнерство и углублять сотрудничество в тех форматах, которые есть среди наших стратегических партнеров, плюс друзья, которые понимают важность для их собственной безопасности сдерживания России на своих границах и победы Украины в конфликте с Россией. Нужно искать возможности сотрудничества с геополитическими игроками, которые могут влиять на принятие решений, углублять санкции, а это Канада, Япония, Великобритания, Германия, Франция, Соединенные Штаты, Норвегия, Австралия. 

В-третьих, тема Украины должна быть в приоритетах глобальных игроков, и никакие компромиссные, капитуляционные планы не должны быть допустимы. Для этого мы должны четко изложить свои стратегические приоритеты не в речах, а в документах, обеспечить их бюджетом и надежным парламентским большинством и неуклонно реализовывать.

Мыкола СИРУК, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments