Никто так не уважает нашей свободы как Бог. Но мы не имеем отваги быть свободными. Потому что быть свободными - это быть ответственными.
Любомир Гузар, украинский религийный деятель, патриарх-предстоятель Украинской Греко-Католической Церкви (2001-2011)

«Безусловно, создание ПРО в Польше обострит отношения с РФ»

Варшава заявила о намерении построить систему национальной противоракетной обороны
6 сентября, 2012 - 12:13

На днях президент Польши Бронислав Коморовский выступил с заявлением о внесении дополнений в закон о модернизации вооруженных сил. Инициатива должна закрепить создание национальной системы противоракетной обороны в Польше.

Таким образом, Варшава по сути продолжит политику бывшего президента США Джорджа Буша, который планировал разместить 10 ракет-перехватчиков GBI в Польше, а также радиолокационную станцию в Чехии. Эти элементы ПРО должны были бы защитить США и Европу от атак «проблемных стран» — Ирака, Ирана, Ливии и Сирии. Соответствующие соглашения были подписаны 8 июля и 14 августа 2008 года. Завершить строительство планировалось в 2014-2016 гг.

Система ЕвроПРО претерпевала много взлетов и падений. И всегда на пути появлялась Россия, которая обвиняла США в вынужденной гонке вооружений. Кремль также отмечал, что в случае расположения элементов ПРО в Европе — он разместит ракетные комплексы «Искандер» в Калининградский области.

С приходом к власти в США демократа Барака Обамы ситуация несколько изменилась. 44-й президент оказался более «гибким», нежели его предшественник, «перезагрузил» отношения с Россией. Обама отказался от размещения ПРО в Европе. Вместо этого он предложил создать подвижную систему ПРО смешанного (морского и наземного) базирования, которая должна охватить всю Европу.

Впрочем, России оказалось этого мало, и уже на Лиссабонском саммите НАТО в 2010 году тогдашний президент РФ Дмитрий Медведев предложил создать общую совместную систему ПРО, но остался ни с чем.

Сразу же после этого саммита прозвучало заявление на то время секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Раисы Богатыревой: «Украина засвидетельствовала не только желание приобщиться к созданию европейской противоракетной обороны, но и предоставить свои наблюдательные возможности как практический шаг участия в европейской системе ПРО». Спустя некоторое временя Богатыреву «подкорректировал» ее заместитель Степан Гавриш: «Несмотря на устремления Украины сотрудничать с НАТО, она также развивает стратегическое сотрудничество с Россией».

Сегодня же ЕвроПРО получила новое дыхание. По словам аналитика Польского института международных дел Яцека ДУРКАЛЕЦА, Польша прибегла к такому шагу, поскольку «противовоздушные постсоветские системы Польши почти не соответствуют современным стандартам технологического развития». А одним из приоритетных направлений развития польских вооруженных сил является наличие по крайней мере одной системы ПРО. «Наличие подобных элементов ПРО очень важно для защиты стратегической среды от ракетных угроз. К тому же эти системы не только защищают от ракет, но и от враждебной авиации и в целом повышают уровень противовоздушной и ракетной безопасности. Однако не стоит считать, что эта система ПРО может нести какую-то угрозу для России. Звучат также мысли о том, что эта ПРО создается в противовес российским ракетам, находящимся в Калининграде, но я так не считаю», — рассказал «Дню» польский эксперт.

Однако с ним не соглашается директор Центра анализа мировой торговли оружием Игорь КОРОТЧЕНКО (Москва). В комментарии «Дню» он отметил, что России «абсолютно безразличны» заявления польского руководства относительно ПРО — россияне будут реагировать по конечному результату. «Если Польша хочет на законодательном уровне обеспечить размещение элементов ПРО — ради Бога! — говорит господин Коротченко. — У Польши нет национального технологического потенциала для того, чтобы создавать национальную систему ПРО. В любом случае это будет либо в виде закупок конкретных систем, либо же их размещение под американским контролем. Поэтому мы исходим из тех оценок, которые были объявлены российскими лидерами ранее. Относительно любой страны Европы, которая разместит на своей территории объекты американской системы ПРО, — а российский генеральный штаб решит, что это является угрозой для нас, — будут приняты соответствующие меры». Под соответствующими мерами подразумевается размещение на западных границах России ракетных комплексов «Искандер», которые «будут предназначены для нанесения превентивных ударов в военное время по объектам системы ЕвроПРО, включая территорию Польши».

Поляки также не скрывают, что их страна не имеет достаточных мощностей для создания элементов ПРО без международной помощи. «Польские предприятия не способны на это, нам нужно положиться на технологии других стран. Это может быть, например, приобретение американских систем типа Patriot, французской Aster или израильской системы ПРО. К тому же Франция уже начала сотрудничество с Польшей в этом направлении для создания радарной системы, которая станет частью будущей ПРО. Но на нынешнем этапе еще не ясно, какую же именно противоракетную систему выберет Польша», — говорит Яцек Дуркалец.

Правда, такими аргументами вряд ли удастся убедить Россию, которая каждый раз выдвигала НАТО ультиматум, когда речь заходила о системах ПРО в Европе. «Никакого оборонного характера ЕвроПРО не имеет. Северная Корея в ближайшие 200 лет при уровне ее технологического развития не сможет создать ракету, которая могла бы долететь до Европы. Поэтому северно-корейская ракетная угроза — это миф, блеф. То же касается и Ирана, — разъясняет российскую позицию Игорь Коротченко. — Что касается других стран, то когда НАТО заявляет, что 30 или 28 государств представляют ракетную угрозу, — это тоже миф. Максимум, что могут позволить себе некоторые из них — иметь на вооружении устаревшие советские ракеты типа «СКАД», дальность полета которых не превышает нескольких сот км. Для Европы ракетных угроз не существует. Отсюда мы делаем вывод: ЕвроПРО создается для того, чтобы влиять на российский потенциал стратегического и ядерного сдерживания».

Судя по разговору с российским экспертом, Москву не очень волнуют добрососедские отношения. «В первую очередь, мы оцениваем военные риски. Появление в Польше позиционного военного ЕвроПРО будет означать вызов военной безопасности РФ, — добавляет господин Коротченко. — Мы не создаем проблем для Польши. Польша сама создает их для себя, в том числе и для своей военной безопасности, которая ставит эти объекты под прицел российских «Искандеров». Поэтому если Польша хочет таких проблем, простите, это ее суверенное право! Россия не будет безразличным наблюдателем, когда создается потенциал, который может представлять угрозу для ее стратегических и ядерных сил. Наши меры будут в ответ. Мы никому не угрожаем».

Между тем, вчера на съезде Демократической партии США была обнародована программа, в которой, в частности, речь идет и о ЕвроПРО. «Президент работает над созданием системы ПРО в Европе, которая защитит как Европу, так и США от ядерной угрозы, исходящей со стороны Ирана и откуда-нибудь еще. Мы верим в то, что США и Россия могут сотрудничать в сфере ПРО, но мы также дали четко понять, что будем двигаться вперед в создании системы, начиная с шагов, которые уже сделали в плане размещение элементов системы в Польше, Турции и Румынии», говорится в документе.

Месяц тому назад Бронислав Коморовский заявил, что своим решением относительно отмены системы ПРО в Польше, Обама ее предал. «Мы заплатили высокую политическую цену. Мы не хотим наступать на те же самые грабли. Мы должны иметь противоракетную систему как элемент нашей обороны», — сказал польский президент.

Какой же взгляд у Украины на этот конфликт соседей?

КОММЕНТАРИЙ

Григорий ПЕРЕПЕЛИЦА, доктор политических наук, профессор Киевского национального университета им. Т. Шевченко:

— Этот шаг говорит о том, что Польша заботится о собственной безопасности. Поляки поддержали эту инициативу еще при Буше, однако она так и не была реализована. Сегодня Обама снова возвращается к идее размещения ПРО в Европе. Но если говорить о польской стороне, то здесь Польша преследует свои собственные национальные интересы безопасности. В чем они заключаются? В первую очередь, в укреплении собственной обороны, поскольку предыдущее соглашение с США предусматривало размещение не только элементов ПРО, но также продажу и передачу системы Patriot — американских комплексов противовоздушной и противоракетной обороны. Таким образом, Польша пытается укрепить собственную противовоздушную оборону. Это также обусловлено и опасением поляков, как и стран Балтии, относительно роста военного потенциала России. Второе — отсутствием современной оборонной инфраструктуры НАТО по периметру границ Альянса. Поскольку расширение НАТО было не военным — политическим, в форме присоединения новых стран к членству в этой организации. Но дальше не было никакого реального размещения оборонных элементов на территории этих стран на случай, если Россия развяжет агрессию против них. То есть политические обязательства Статьи 5 (Вашингтонского договора. — Ред.) не были подкреплены военными планами НАТО относительно обороны стран, которые граничат с Российской Федерацией. Обеспокоенность высказывали и страны Балтии, в частности, относительно нарушения их воздушного пространства со стороны РФ боевыми самолетами. В результате НАТО приняло решение о размещении сил боевого дежурства.

Размещение элементов ПРО в Польше как раз и обеспечивает развитие оборонной инфраструктуры. Элементы ПРО не являются наступательным оружием, они — исключительно для обороны территории от ракетных ударов.

Размещение в Польше элементов ПРО дает ей возможность ближе «привязаться» к Соединенным Штатам или же приблизить интересы США к Польше. Это укрепит партнерские и союзническо-военные отношения между ними.

К сожалению, украинская власть не может сделать никаких выводов из этого. Вопрос об участии Украины в ЕвроПРО рассматривался и РНБО. Как видно из интервью ее глав, Украина может выступать только как соподрядчик тех заказов, которые будет иметь Россия в случае подписания контракты на построение элементов такой системы из РФ. В этом случае украинский народ, даже со стороны собственного руководства, рассматривается как сегмент российской стороны.

Однако Украина ничего не может предложить европейцам. Нас не примут в эту кооперацию, поскольку мы представляем себя как часть российских проектов. В таком военно-техническом сотрудничестве Украина, сама по себе, не интересная ни Европе, ни НАТО. Наши технологии уже крайне устарели. Единственное, что Украина может сделать — предложить, как и Польша, свою территорию для размещения элементов ПРО. Но это даже в гипотетической перспективе представить невозможно. Наши перспективы на участие там очень призрачны.

Безусловно, создание ПРО в Польше обострит отношения с РФ. Но если Польша пошла на такой шаг, то она считает потенциальную военную угрозу со стороны России выше, чем риск усилить напряжение в политико-дипломатических отношениях с ней.

Игорь САМОКИШ, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ