Три страшные враги украинского возрождения - Москва, украинский провинциализм и комплекс Кочубеевщины.
Юрий Шевелев, украинский языковед, историк литературы

Будет ли... четвертый срок Путина?

8 декабря, 2006 - 19:48

Политологи утверждают (и вполне обоснованно), что такие фундаментальные категории, как «политика» и «власть» являются понятиями тождественными. Иными словами: каждый, пришедший в политику, мечтает получить определенную власть, а имеющий таковую, стремится ее сохранить. Это в полной мере относится и к отдельным группам людей, объединенных партийными, клановыми, классовыми и другими корпоративными интересами. Мотивация прихода к власти бывает различной, что же касается добровольного ухода из нее, то здесь выбор, как правило, небольшой.

Бывают, конечно, случаи передачи властных полномочий в иные руки и даже отказа от них, от этих самых полномочий, но происходит подобное чаще всего тогда, когда возникают непреодолимые обстоятельства или же в ситуациях, которые приносят обеим сторонам не только материальное, но и моральное удовлетворение. Речь идет, преимущественно, о лидерах. В первом случае это может быть крайне плохое состояние здоровья субъекта власти, а во втором — наличие у него наследников. Но это, опять-таки, не аксиома: например, в высших эшелонах КПСС и советского правительства отсутствовала традиция покидать занимаемые посты по состоянию здоровья, несмотря на то, что официальные версии ухода с работы некоторых высокопоставленных руководителей звучали именно так. Следует заметить, что тоталитарные и авторитарные режимы сродни монархическим в вопросах преемственности власти (Северная Корея, Азербайджан и др.), когда власть от отца переходит к сыну, например.

Сегодня многих интересует вопрос о том, кто будет президентом России после второго срока Путина — третий срок, как известно, российской Конституцией не предусмотрен. Владимир Владимирович здесь категоричен: Конституцию изменять ни в коем разе нельзя! Однако многие (особенно в регионах) предлагают это сделать, видимо, исходя из принципа: «Понимаем, что нельзя, но если очень хочется, то...». В союзники можно также призвать уже порядком подзабытых мифических «трудящихся», «по просьбе которых» в свое время творилось немало беззаконий. Учитывая нынешний высокий рейтинг президента России (по некоторым данным он превышает 80%) сделать это не составило бы никакого труда. Поэтому, данный вариант нельзя сбрасывать со счетов, ибо политика в России — вещь непредсказуемая. Да и не только в России.

Второй вариант развития событий, к которому склоняются некоторые политаналитики, может напоминать китайский или сингапурский: это — когда первое лицо государства формально уходя в отставку, сохраняет за собой реальную власть в данном государстве, являясь, своего рода этаким «серым кардиналом». Позиция довольно удобная, поскольку не предусматривает конкретной ответственности за все происходящее в стране и, частично, за ее пределами. В случае каких-либо неудач и промахов можно периодически менять премьеров и других высокопоставленных чиновников, а также корректировать внутреннюю и внешнюю политику, оставаясь в тени. Для этого нынешнему президенту необходимо было бы подготовить в ближайшее время соответствующего преемника, который, сменив его на посту, мог бы проводить в жизнь его же политику. Некоторые полагают, что данный «процесс уже пошел» и, выступившие на передний план заместители премьер-министра России Дмитрий Медведев и Сергей Иванов, как раз и являются отвечающими этому условию кандидатурами — кто-то из них на президентский, а кто-то на премьерский посты. Но могут появиться и другие претенденты, о которых пока никто не знает и которые до нужного момента будут оставаться инкогнито.

Подтверждением того тезиса, что Владимир Путин в обозримом будущем не собирается уходить из большой политики являются его же слова, произнесенные во время прямой связи с гражданами страны 25 октября с.г., где на вопрос о третьем президентском сроке он недвусмысленно дал понять, что на своем посту не останется, но «сможет осуществлять влияние на жизнь России и гарантировать ее дальнейшее развитие». Как говорится, имеющий уши, да услышит...

Собственно говоря, первые свои президентские полномочия Владимир Владимирович также получил из рук Бориса Николаевича, обремененного плохим здоровьем и проблемами внутри страны (тяжелые последствия дефолта, война в Чечне и др.) и если ситуация повторится, то можно будет смело говорить об устоявшейся тенденции — передаче президентской власти в России «из рук в руки».

Однако не следует забывать, что Россия — не Китай и уж тем более не Сингапур: здесь другой менталитет народа, иные исторические и социальные традиции. Где гарантии того, что новый президент смирится с ролью «свадебного генерала» и не захочет начать игру по своим правилам, как уже не раз бывало при смене власти в Кремле?

Третьим вариантом можно считать возможность изменения структуры государственного управления в России наподобие того, что произошло и происходит в Украине, когда объем властных полномочий от Президента смещается в сторону парламента и премьер-министра. Нынешняя Госдума, с подавляющим в ней большинством фракции «Единая Россия» может проголосовать за любое предложение Путина, касающееся подобных трансформаций власти, (пример тому — Закон о назначении губернаторов) и тогда он вполне легитимно продолжит руководить страной в каком-либо ином качестве. Но в данном случае речь также идет об изменении Конституции.

До новых президентских выборов в России, казалось бы, далеко, но следует помнить, что политические часы идут намного быстрее обычных. Еще немало проблем внутри страны и за ее пределами: общество насквозь коррумпировано, много нерешенных социальных вопросов, «буксуют» отношения с постсоветскими государствами, Евросоюзом и Соединенными Штатами... Но у Путина есть и положительные ресурсы — опыт управления страной, прекращение войны в Чечне, высокий политический рейтинг, хорошее здоровье и перспективный возраст, сформированная команда и здоровые властные амбиции. Этого вполне достаточно, чтобы продолжить свое «дальнейшее влияние на развитие России» в ближайшие годы.

Вызывает вопрос другое: что ожидает Россию в 2012 году? Здесь речь идет не только о том, кто станет очередным президентом, но также и о дальнейших путях развития этого огромного государства. Многое будет зависеть от того, сможет ли Россия резко увеличить свой ВВП (интересная деталь — слова внутренний валовой продукт и Владимир Владимирович Путин имеют одинаковую аббревиатуру). А для этого необходимо сделать большой технологический прорыв в экономике: нефтегазовая составляющая этой самой экономики — вещь довольно-таки ненадежная. В случае резкого падения мировых цен на энергоносители Россию ожидают тяжелые, если не сказать трагические, времена. Ничего хорошего такая ситуация не сулит и странам-соседям, в частности, Украине.

Можно с определенной уверенностью утверждать, что рыночная экономика является мощным фактором развития демократии и становления гражданского общества, но она может иметь как позитивный, так и негативный векторы. Если в ближайшие годы российская правящая элита сможет добиться заметных положительных сдвигов в жизни своих сограждан, снизить уровень преступности, решить наиболее сложные социальные проблемы — общество отреагирует на это положительно, а электорат на выборах «выдаст» новый кредит доверия команде Путина. Но если этого не случится — маятник демократии может качнуться в обратную сторону...

Виктор ГИРЖОВ, журналист, политолог, специально для «Дня», Москва
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ