Флаг имеет силу тогда, когда его несут.
Евгений Сверстюк, украинский литературный критик, эссеист, поэт, мыслитель, философ, политзаключенный советского режима

Чем живут украинцы Приднестровья?

Леонид Ткачук: Если бы Украина помогала — мы достигли бы большего
7 ноября, 2011 - 20:47
ЛЕОНИД ТКАЧУК

На прошлой неделе заявление президента непризнанной Приднестровской Молдавской Республики Игоря Смирнова о том, что Приднестровье может провести референдум о присоединении к Украине, всколыхнуло украинские СМИ. «День» обратился к Общества украинцев Приднестровья Леониду Ткачуку с просьбой разъяснить это заявление и рассказать о настроениях среди украинской диаспоры в Приднестровской республике:

— Пан Леонид, как вы оцениваете заявление президента Смирнова о проведении референдума на счет присоединения Приднестровской Молдавской Республики к Украине?

— Это не новость. Вы знаете, что исторически Приднестровье принадлежало Украине. Когда принималось решение о создании Молдавской Автономной Советской Социалистической Республики в составе Украины в 1924 году, никто не спрашивал украинцев, проживающих на этой территории, хотят ли они этого. Решение принимали руководители. Когда в 1940 году Молдавская АССР, которая находилась в составе Украины, объединялась с Бессарабией, опять же никто не спрашивал украинцев, как они относятся к этому. Не спрашивали их и тогда, когда разваливался Советский союз. Поэтому в 1990 году, когда была основана Приднестровская Молдавская Республика (ПМР), украинцы, которые создали свою организацию — Общество украинцев Приднестровья, приняли программное решение о том, что если будут приниматься решения без учета мнения украинцев, они оставляют за собой право провести референдум для того, чтобы определиться и вернуться в Украину.

Этот программный тезис никогда не менялся, он остался и до сих пор. Почему мы этим не воспользовались? Потому что, когда была создана ПМР, в ее законодательстве были учтены все наши требования. Если к тому времени все украинство было уничтожено, на государственном уровне не было украинского языка, то после создания ПМР началось его возрождение, начали появляться украинские школы. Сегодня у нас есть украинский лицей в Тирасполе, Украинская гимназия имени И. Котляревского в городе Бендеры, средняя школа имени Л. Украинки в Рыбнице. И эти заведения уже имеют много выпусков. Кроме того, есть две начальных школы. У нас есть кафедра украинского языка и литературы в Приднестровском государственном университете имени Т. Шевченко, у нас есть своя еженедельная украиноязычная газета «Гомін», украинское телевидение и радиовещание. То, что делается государством, идет с учетом мнения украинцев. Но если возникнет ситуация, когда без нашего ведома и без нашего желания будут приниматься какие-то политические решения — понятно, что мы можем воспользоваться этим правом на референдум. Президент хорошо знает наши программы, они не тайные.

«УКРАИНА «ПУГАЕТСЯ» ПРИДНЕСТРОВЬЯ»

— Но в 2006-м в вашей стране был референдум, на котором большинство населения решило присоединиться к России.

— Сегодня украинцы, россияне и молдаване Приднестровья — это три самых больших этноса, составляющие 90% населения ПМР. Между нашими организациями есть соглашение о помощи и поддержке друг друга. Например, мы поддерживаем открытие молдавских школ и наоборот. Сегодня есть проблема и в Украине. К сожалению, ввиду смены власти никто еще не принял никакого концепта относительно Приднестровья. Поскольку нет стратегического виденья ситуация Приднестровья, четкой политики, мы вынуждены доказывать, что имеем какие-то права. У нас большинство детей учатся в Украине, но квоту на обучение получить очень трудно и для этого нужно обращаться в многочисленные инстанции. Для сравнения, выпускники молдавских школ получают до 5—6 тыс. мест на бесплатное обучение в университетах Румынии. У нас существует проблема по пересечению границы.

Наша республика всегда подвергалась каким-то внешним негативным факторам. То у нас была военная блокада, когда силой пытались уничтожить ПМР. Потом была телефонная — к нам нельзя было дозвониться. В 2006-ом была экономическая блокада — остановились все поезда, которые ходили в Украину. В этой ситуации, понятно, мы были рады любой поддержке от любого государства. Эта помощь пришла со стороны России.

Я не совсем согласен с мнением, что было принято решение о присоединении к России. Это было как раз решение о перестройке независимого государства — тогда стоял вопрос: возвращаемся ли мы в Молдову или строим независимое государство вместе с Россией, которая в то время нам помогала и до сих пор, кстати, помогает. Но это не значит, что мы отдаем свою независимость, ведь ситуация, когда нас передавали от одного государства другому, не учитывая мнения, не просто надоела людям — они имеют свою позицию, которая выработалась в течение этих 20 лет. А то, что Украина «пугается» Приднестровья... Вы посмотрите, после того, как Смирнов дал интервью, некоторые украинские политики испугались очевидных вещей, это свидетельствует о том, что никто из них не имеет объективной картины о ПМР. Я бы им советовал чаще сюда приезжать. Ведь кто хоть раз у нас побывал — имеет совсем другое мнение о приднестровских украинцах и о здешней жизни. Мы считаем Украину не просто государством, с которым мы имеем в настоящее время границу. Украина для нас — это что-то родное. Родственные связи никогда не перерывались и не перервутся. Поэтому политикам нужно это учитывать. Нужно менять что-то в этом направлении, тогда и авторитет Украины будет лучше в мире, потому что все увидят, с каким уважением Украина относится к своим иностранным гражданам. А здесь, кстати, проживает 130 тыс. украинцев, которые не могут воспользоваться даже такими правами, как пойти на выборы. Понятно, все они не смогут принять в них участие, ведь в посольстве Украины в Молдове имеется только один участок. Но даже после этого наше отношение к Украине не изменилось — это наше родное государство, и каждый здесь это чувствует.

«МЫ — РАВНЫЕ СРЕДИ РАВНЫХ»

— Не кажется ли вам это заявление президента Смирнова популистским и своеобразным пиаром?

— Я с вами не соглашусь. Обратите внимание, когда и где это было сказано. Наш президент сказал это на нашем мероприятии, посвященном 20-летию создание Общества украинцев Приднестровья. Он сказал вещи, которые отвечают реальности. К слову, власть ПМР беспокоится об украинцах лучше, чем это происходит в других странах. Для сравнения, в Молдове, например, идет речь о закрытии украинской школы. У нас такого нет. За 20 лет в ПМР открыто 7 памятников выдающимся украинцам. Кстати, большинство из них изготовлено за счет местной общины или даже власти. Украина помогла только с двумя. Но о чем это свидетельствует? Мы, украинцы, здесь уютно себя чувствуем, мы равные среди равных.

— Пан Леонид, а как еще украинскую диаспору в Приднестровье поддерживает власть?

— Все наши предложения к власти всегда учитывались. Я не могу привести ни одного примера, когда нас не поддержало государство. Мы на этом не останавливаемся. С каждым годом количество учеников, изучающих украинский язык, увеличивается. Сегодня в Приднестровье его изучают больше чем 16 тыс. детей. У нас такие темпы, что мы не успеваем подготовить учителей. Если бы Украина тоже помогала — мы достигли бы большего.

— А каким образом помогает вам кишиневская власть?

— Она не только не помогает, а вообще не имеет никакого влияния на Приднестровье. Сегодня наше государство — самостоятельная республика, она не признана, но здесь есть свои законы, своя власть, которую избирает народ, свои исполнительные органы. У нас три официальных языка: русский, молдавский и украинский. У нас работают украинские телеканалы. Мы живем жизнью с Украиной, но хотим, чтобы она была полнее. К сожалению, Украина не дает нам этого.

— Но вам известна официальная позиция Украины, которая считает, что Приднестровье должно оставаться при Молдове...

— Я хорошо знаю эту позицию. Если бы Россия и Украина договорились, то они уже давно бы решили проблему Приднестровья именно так, как того хочет народ ПМР. К сожалению, Россия видит в этом только свои интересы. А Украина вообще не знает, «видит» ли она. У нее политика невмешательства. Ясно, что Украина стремится в Европу, но мы говорим о другом: а культурные связи, а гуманитарные связи?! Учебники для наших школ — это что, политика? А костюмы для наших коллективов? Здесь много существует вопросов, которые нуждаются во внимании со стороны Украины. А оно может быть тогда, когда руководители в Украине поймут, что ПМР — это этническая украинская земля. И там более 100 тыс. граждан Украины, которые не порвали связи и которых нужно поддерживать.

КОММЕНТАРИЙ

Сергей ПИРОЖКОВ, Чрезвычайный и Полномочный посол Украины в Республике Молдова:

— Заявление Смирнова политическое, и мне трудно его комментировать, поскольку я — официальное лицо. Но, в основном, он ссылается на референдум 2006 года, А этот референдум — его личное предложение, которое пока не имеет широкой поддержки. Украина выступает за решение приднестровской проблемы в рамках целостности Молдовы с учетом интересов Приднестровья за столом переговоров в формате «5+2» (Молдова, Приднестровье, Россия, Украина, ОБСЕ и наблюдатели из ЕС и США. — Авт.).

Игорь Самокиш, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments