Если страна, выбирая между войной и позором, выбирает позор, она получает и войну, и позор.
Уинстон Черчилль, британский государственный деятель

Демократия и правила

Александер ПОЦЕЙ: «Я не могу представить, что среди наблюдателей, которых ПАСЕ собирается послать в Украину, будут депутаты из России»
27 июня, 2019 - 10:59
ФОТО REUTERS
АЛЕКСАНДЕР ПОЦЕЙ

Вчера в третий день летней сессии ПАСЕ на повестке дня были два вопроса, которые имеют большое значение для Украины: обжалование полномочий российской делегации, которую вернули с грубым нарушением процедур, и избрание нового генсека Совета Европы.

Обжалование рассматривается сразу по двум процедурам, поданным накануне делегациями Украины и Грузии. В частности, глава делегации Украины в ПАСЕ Владимир Арьев подал обжалование по процедурным основаниям. По его словам, полномочия российских парламентариев являются сомнительными, так как они избирались в том числе с учетом противоправного голосования на территории оккупированного Крыма. Между тем обжалование по содержательным основания подала представитель делегации Грузии Нино Гогуадзе, которая отметила, что Россия продолжает постоянно не придерживаться своих обязательств.

За должность нового главы Совета Европы будут состязаться две кандидатуры: заместитель премьер-министра, министр иностранных и европейских дел Хорватии Мария Пейчинович-Бурич и вице-премьер, министр иностранных дел и обороны Бельгии Дидье Рейндерс. Кстати, именно бельгийский министр считается фаворитом в этой гонке.

На момент подготовки номера не было известно результатов как относительно обжалования полномочий российской делегации, так и избрания нового генсека.

«День» обратился к заместителю главы польской делегации в ПАСЕ, депутату Сейма от Гражданской платформы Александеру ПОЦЕЮ с вопросом, почему, по его мнению, европейские старые страны решили любой ценой вернуть Россию в ПАСЕ и предложили прокомментировать решение украинской делегации приостановить участие в роботе ПАСЕ.

«ПОЛИТИКИ НА ЗАПАДЕ ЗНАЮТ МЕНЬШЕ О РОССИИ И РОССИЙСКИХ РЕАЛИЯХ»

— Я могу понять аргументы, что возвращение России предоставляет своего рода больше защиты российским гражданам. Но с нашей перспективы, а мы значительно глубже осведомлены в истории России, у нас есть сомнения относительно возвращения российской делегации, так как мы видим, что она не выполняет рекомендации Совета Европы.

Но, с другой стороны, политики на Западе знают меньше о России и российских реалиях. Поэтому мы голосовали против возвращения российской делегации без выполнения определенных условий. Что-то должно быть сделано с российской стороны для возвращения России в ПАСЕ.

Но, к сожалению, здесь проявилась простая арифметика, и оказалось значительно больше депутатов, которые решили вернуть Россию в ПАСЕ.

«БОЛЬШИНСТВО НАРУШИЛО НЕСКОЛЬКО ПРАВИЛ — ЭТО САМАЯ ОПАСНАЯ ВЕЩЬ, КАКАЯ ТОЛЬКО МОЖЕТ СЛУЧИТЬСЯ»

— Но, вероятно, демократия не должна быть простой арифметикой?

— Да, здесь речь идет о демократии. Но, однако, для меня самая большая проблема, если говорить о том, что случилось и что происходит на этой неделе, — это процедуры.

Я должен придерживаться одинаковых для всех правил. Да, демократия это большинство. И я должен это признать, мне это может не нравиться, я могу выступать против этого. Но для функционирования нам нужно принять, что решение принимается большинством.

Из-за давления времени те, кто хочет вернуть Россию любой ценой именно сейчас, были обязаны придерживаться по меньшей мере двух важнейших правил этой организации. А именно эти два правила были нарушены.

У нас в уставе прописана процедура, что полномочия делегации должны быть поданы по меньшей мере за неделю до голосования.

Но этого не произошло, и тогда в понедельник мы проголосовали за доклад, подготовленный Петрой Суттер (Бельгия) под названием «Усиление процесса принятия решений в ПАСЕ о полномочиях и голосовании», из которого было изъято это правило. Но, более того, оно не может применяться относительно прошлого.

Я не знаю, почему россияне не подали полномочий за неделю до этого, а за два-три дня до начала этой сессии. Для меня очевидно, что это правило было нарушено.

И, во-вторых, еще одно правило было принято ради одного вопроса. Потому что в целом существует правило подавать полномочия делегации в январе. Один раз в год. А в докладе Суттер существует один параграф, в котором говорится, что в этом году и только для этой сессии отменяем это правило. А это я как раз не могу воспринять.

Существуют ли существенные причины, чтобы не предоставить полномочия российской делегации на заседании, когда будет рассматриваться этот вопрос на сессии вечером сегодня (интервью записывалось утром 26 июня. — Авт.)?

— Я вижу, что большинство депутатов хотят вернуть российскую делегацию в ПАСЕ и потому, вероятно, эти полномочия будут ратифицированы.

Однако существует большое «но». С другой стороны, очень скоро в Украине состоятся парламентские выборы. Я  не могу представить, что среди наблюдателей, которых ПАСЕ собирается послать в Украину, будут депутаты из России. И тогда это будет огромная проблема.

«Я ХОТЕЛ БЫ, ЧТОБЫ ЭТО БОЛЬШИНСТВО ПРОЯВИЛО ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ К УКРАИНЕ»

— Что вы думаете о позиции украинской стороны, которая в знак протеста против решения ПАСЕ вернуть российскую делегацию решила приостановить свое участие и не голосовать сегодня вечером на выборах генсека Совета Европы?

— Я понимаю, почему наши коллеги решили поступить так. Они очень разочарованы нехваткой поддержки этого большинства. Я очень хотел бы, чтобы это большинство проявило чувствительность к Украине, желая по политическим причинам возвращения российской делегации.

Но большинство должно было бы придерживаться определенных ценностей и чувствовать, что существуют некие «красные линии» для украинской делегации, которые она не может воспринять.

Также существуют незначительные вопросы, важные для украинской делегации, но даже относительно них со стороны упомянутого большинства не было понимания.

Что касается решения украинской делегации не принимать участия в голосовании за генсека, я могу понять жест украинской делегации. Но такой жест нужно было сделать после избрания генсека Совета Европы. Потому что это также очень важное решение для будущего, в том числе и для Украины. Нужно принимать участие в голосовании исходя из следующего — мой голос является важным и он может что-то изменить.

Что бы вы посоветовали украинской делегации, как действовать дальше в данной ситуации?

— Ваша делегация приняла очень сложное решение, и если бы это касалось Польши, то мое сердце, возможно, подсказало бы действовать так же. Но будет очень жалко, если украинская делегация приостановит свое участие. И это был один из моих аргументов, когда я беседовал с представителями большинства, которое выступило за возвращение российской делегации, проявить чувствительность, что, возвращая одну страну, мы теряем одну или даже две страны. Я знаю, что грузинская делегация также является очень против такого решения — принятия доклада Суттер, который позволяет российской делегации вернуться в ПАСЕ без выполнения каких-либо условий.

Увидим, что будет дальше, возможно, эта чувствительность большинства, о которой я говорил, проявится в течение этой сессии и голосования об обжаловании полномочий российской делегации.

Мыкола СИРУК, «День», Страсбург
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ