Вся история человечества - это борьба государств веры с государствами сомнения - во имя победы веры.
Юрий Липа, общественный деятель, писатель, поэт, публицист, автор украинской геополитической концепции, идеолог украинского национализма

Канал преткновения

В Турции арестовали отставных адмиралов за критику проекта Kanal Istanbul Project
6 апреля, 2021 - 18:19

Инцидент с перекрытием Суэцкого канала вызвал повышенный интерес к узким местам мировой морской торговли. Среди них оказываются и черноморские проливы, в частности, Босфор. Это связано с его узким фарватером и сложностью проводок судов особенно в осенне-зимний период.

С каждым годом нагрузка на Босфор возрастает, но турецкие власти вынуждены ограничивать количество и тоннаж судов из экологических соображений. Особое внимание танкерам, перевозящим нефть и нефтепродукты. Тем не менее, через Босфор в прошлом году транспортировали 10 млн. т нефти. Могли бы и больше, но пролив не пускает.

В принципе, в расширении транспортных возможностей Проливов заинтересованы все. Ведь сейчас Босфор работает на пределе своих возможностей.  В год он пропускает максимум 40-42 тыс. судов, а другие вынуждены по несколько десятков часов ожидать своей очереди. Ожидание затягивается, очередь растет, а с ней и финансовые с прочими потери.

Здесь еще один немаловажный фактор. По обоим берегам расположен огромный город Стамбул. Это во много раз усиливает непредсказуемость последствий инцидента, подобного произошедшему в Суэцком канале. Ничего удивительного, что в Турции задумались над строительством второго канала из Черного моря в Мраморное — Kanal Istanbul Project или канал «Стамбул». Он должен если не решить уже возникшие логистические проблемы, то значительно их ослабить. Как сказал министр транспорта и инфраструктуры Турции Адил Караизмайлоглу, «Благодаря снижению уровня перевозок через Босфор будут минимизированы и риски, которые несет перевозка опасных грузов».

Если подойти к проблеме комплексно, то есть возможность значительно увеличить пропускную возможность транспортного коридора Север — Юг и тем самым значительно сократить время движения грузов в меридиональном, а потом и в широтном направлении. 

Надо сказать, что международные транспортные маршруты дело не только техническое, экономическое и финансовое. История строительства как Суэцкого, так и Панамского каналов показывает, что в той или иной мере они разрешимы, хотя и требуют определенного времени. Гораздо сложнее проблемы геостратегические и геополитические.

Одной из причин Первой мировой войны являлось многовековое желание царской элиты захватить Проливы и сделать Черное море внутренним российским озером. Собственно реальных причин вступать в войну у тогдашней России не было, а вот повоевать за контроль над Босфором и Дарданеллами очень хотелось. Характерно, что подобными желаниями был обуреваем и вождь всех народов товарищ Сталин. Этот вопрос был одним из центральных на переговорах Молотова и Гитлера в ноябре 1940 года. И после Второй мировой войны Москва хотела закрепиться в Проливах и предъявляла территориальные претензии к Турции.

Так или иначе, статус Босфора и Дарданелл был закреплен конвенцией в Монтре в 1936 году. Турция обеспечивает свободное движение торговых судов всех стран при известных ограничениях технического и экологического порядка, военных кораблей черноморских стран и прохождение военных кораблей третьих невоюющих стран с пребыванием их в Черном море не более 21 суток.

Со ссылкой на положения конвенции Турция в годы Второй мировой войны не пропустила через проливы как немецкие, итальянские, так и британские корабли. Анкара очень тщательно подходит к соблюдению положений конвенции во всем объеме, хотя в последнее время этот документ вызывает в Турции определенное недовольство и предложения по его пересмотру.

И вот со входом в активную фазу реализации проекта Kanal Istanbul Project на первый план вышли политические проблемы. Они распадаются на две части. Как всегда связанные и сильно переплетенные.

Первая. Проект канала стал предметом острой внутриполитической борьбы в Турции между оппозицией, значительную часть которой составляют бывшие генералы и адмиралы вместе с другими офицерами рангом пониже, и президентом Эрдоганом. Учтем, что Стамбул довольно оппозиционный город, где в 2019 году на выборах мэра победил противник президента кандидат Республиканской народной партии Экрем Имамоглу. Он категорический противник строительства канала. Официально по экологическим соображениям, но не в последнюю очередь по политическим. Нынешний мэр Стамбула вероятный противник Эрдогана на выборах 2023 года.

Адмиралы, подписавшие письмо против строительства канала,  призвали сохранять верность действующей конституции Турции, которую Эрдоган намерен пересмотреть. Со своей стороны турецкие власти напомнили о временах военных переворотов и заявили о начале расследования против его авторов. Вот и пошли задержания.

Используется в противостоянии коррупционная составляющая и откровенное кумовство. Среди тех, кто скупил землю на трассе будущего канала компании зятя президента Берата Албайрака, а также семья эмира Катара. Последнее не удивительно, так как эта монархия Персидского залива является важнейшими союзником Эрдогана на Ближнем Востоке и где размещается турецкая военная база.

В целом по опросам более 80% жителей Стамбула против строительства канала и считают, что миллиарды на его прокладку могут быть использованы с большей пользой для города и страны.

Вторая. Вызывает вопросы статус нового канала. Если он чисто турецкий, то распространяются ли на него ограничения и запреты,  перечисленные в конвенции в Монтре. Впрочем, сам Эрдоган и дал ответ на этот вопрос — нет.

Отсюда следует довольно простой и очевидный вывод. Через канал смогут без каких-либо ограничений, кроме технических и экологических, проходить военные корабли всех стран. Некоторые из них все-таки сохраняются, так как конвенция распространяется не только на Босфор, но и на пролив Дарданеллы.

Тем не менее, Москва очень встревожена. Там вполне резонно опасаются массового входа в Черное море военных кораблей государств-членов НАТО, в том числе, американских.

Что касается ограничений в Дарданеллах, то тут тоже есть вызывающие опасения России признаки. Совсем недавно Турция вышла из Стамбульской конвенции по правам женщин. Некоторые эксперты рассматривают этот шаг как демонстрацию правительством Эрдогана возможным отказом в будущем от неудобных, по его мнению, международных договоров.

У нашей страны, как и у Грузии, несколько особое положение. С юридической стороны Киев не является участником конвенции в Монтре, так как ее подписал тогда СССР. Преемником того государства объявила себя Россия, хотя ей никто такого мандата, по крайней мере Киев, не давал.

В то же время как причерноморское государство Украина в случае международных переговоров по статусу канала обязательно должна быть их участником. Здесь будут довольно сложные выяснения и очевидное сопротивление со стороны России. Не только из-за нынешнего состояния наших отношений, но и в будущем, когда они могут измениться.

Весь этот шум, в значительной мере поднятый Москвой, представляется несколько преждевременным. Даже с учетом современных технологий в строительстве канал быстро не построят. За это время в Босфоре много воды утечет в двух направлениях. Может измениться внутриполитическая ситуация в Турции и будет другая конфигурация международных отношений.

Так или иначе, но проблему нужно решать. Вот тогда и поговорим.

Юрий РАЙХЕЛЬ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ