Мои дорогие! Задайте себе вопрос: что о вас однажды скажет история?
Иосиф Слепой, украинский диссидент, епископ Украинской греко-католической церкви, кардинал Римско-католической церкви

Карабахский конфликт: разрядка напряженности?

Путинская Россия идет на компромисс только тогда, когда наталкивается на силу, которую не надеется одолеть
29 ноября, 2021 - 18:22
ФОТО РЕЙТЕР

Встреча в Сочи президента России Владимира Путина, президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна не в последнюю очередь призвана была упредить предстоящую встречу лидеров Азербайджана и Армении на саммите «Восточного партнерства» в Брюсселе 15 декабря, на которой они должны будут, по словам главы Евросовета Шарля Мишеля, «обсудить ситуацию в регионе и способы преодоления напряженности ради процветающего и стабильного Южного Кавказа, поддерживаемого ЕС».

Что интересно, после встречи в Сочи Путин довольно благожелательно отозвался о будущей встрече Пашиняна и Алиева в Брюсселе: «Согласен с обоими коллегами в том, что чем больше контактов, в том числе и прямых, тем лучше. Прямые двусторонние контакты вообще в приоритете. Знаю, что в ближайшее время у вас намечена встреча ещё в Брюсселе. Вы согласились поехать туда, там провести встречу, мы это тоже приветствуем. Чем больше будет возможностей прямого общения, тем лучше. Я недавно на этот счёт тоже разговаривал с Председателем Евросовета господином Мишелем, он вас ждёт. Но, надеюсь, мы сделаем какой-то шаг вперёд, и можно будет делать дальнейшие шаги уже и на других площадках».

Поскольку российскому президенту удалось провести саммит Пашиняна и Алиева перед брюссельским саммитом и заявить о своей роли в процессе карабахского урегулирования, то он против новой встречи президента Азербайджана и премьер-министра Армении, теперь уже под эгидой Евросоюза, ничего не имеет. Ведь всегда можно будет заявить, что основы урегулирования были заложены еще на встрече в Сочи.

О чем же смогли договориться Пашинян с Алиевым? Никакого совместного трехстороннего или двустороннего документа на встрече в Сочи принято не было, равно как не было заключено никаких письменных армяно-азербайджанских соглашений. По итогам переговоров Путин отметил, что «мы договорились по ряду вопросов, которые я считаю ключевыми. Первый из них – это создание механизмов (до конца этого года мы договорились это сделать) демаркации и делимитации границы между двумя государствами. Надеюсь, что это произойдёт как можно быстрее». Вероятно, достижение этой договоренности было ускорено недавним азербайджанским вторжением в Сюникскую область Армении. Правда, никаких подробностей насчет механизмов демаркации и делимитации пока что не сообщается.

Еще более важными являются слова Путина о том, что на переговорах очень подробно обсуждали разблокирование транспортных коридоров, причем «это касается и железной дороги, это касается и автомобильного сообщения». Вот тут, действительно, лежит самая серьезная проблема в армяно-азербайджанских отношениях. После того, как большая часть Лачинского коридора, включая Шушу, перешла под контроль Азербайджана, Армении придется строить автомобильную и железную дороги в Нагорный Карабах через азербайджанскую территорию, и точно так же Азербайджан получил право построить свой автомобильный и железнодорожный коридор в Нахичевань через армянский Зангезур. Армения жизненно заинтересована в коридоре к Степанакерту, так как сейчас контролируемая армянами часть Карабаха приходится снабжать через российских миротворцев, которые через несколько лет могут покинуть регион. Поэтому Армения вынуждена будет рано или поздно уступить и разрешить начать строительство коридора на Нахичевань одновременно со строительством коридором на Карабах.

В Сочи было объявлено, что на следующей после встречи неделе в Москве вице-премьеры Армении и Азербайджана огласят итоги переговоров по экономическим вопросам, в том числе по транспортным коридорам. Скорее всего, будет объявлено о начале их строительства, с тем расчетом, чтобы 15 декабря попытаться получить финансирование строительства в рамках «Восточного партнерства». Очевидно, в один день уговорить Брюссель не удастся, но важно начать процесс. В данном случае Россия, как представляется, вынуждена будет пойти навстречу стоящей за Азербайджаном Турции. Анкара не менее Баку заинтересована в коридоре на Нахичевань. Путинская Россия идет на компромисс только тогда, когда наталкивается на силу, которую не надеется одолеть.

Тем не менее, между Азербайджаном и Арменией остаются серьезные противоречия, и до умиротворения в этом регионе еще далеко. Выступая в Сочи, Ильхам Алиев заявил, что «мы в Азербайджане настроены перевернуть страницу многолетнего противостояния с Арменией, начать этап нормального взаимодействия, и думаю, что вот в таком формате мы именно достигаем своих целей» и что Россия для Азербайджана – «больше чем стратегический партнёр». Никол Пашинян, в свою очередь, отметил, что «по некоторым вопросам у нас нет никаких разночтений, как казалось до этой встречи» и что «по вопросу открытия всех транспортных и экономических коммуникаций в регионе мы зафиксировали, что у нас общее представление, как эти коммуникации будут работать». Россию же он назвал «стратегическим союзником». Можно предположить, что транспортные коридоры предполагается сделать экстерриториальными, на чем настаивает Азербайджан.

Однако главное противоречие о статусе Нагорного Карабаха остается не решенным, и на скорое его решение рассчитывать не приходится. Достижения компромисса придется ждать несколько лет, а, возможно, - одно-два десятилетия. Азербайджан настаивает, что никакой особый статус Нагорному Карабаху предоставлен не будет, и армяне вполне могут оставаться жить там, пользуясь всеми правами граждан Азербайджана. Армения, напротив, требует не только автономного статуса для Нагорного Карабаха, но и своего фактического контроля над этой территорией посредством сохранения вооруженных сил Нагорно-Карабахской Республики, которые пока что, после поражения во Второй Карабахской войне и вывода с территории НКР воинских частей, прибывших из Армении, имеют только символическое значение и не в состоянии противостоять азербайджанской армии.

Исходя из нынешний военных и геополитических реалий, разумный компромисс видится следующим образом. Нагорный Карабах остается одним большим районом в составе Азербайджана (сейчас НКР разбита на 5 районов, согласно азербайджанскому административно-территориальному делению), формально не наделенным автономным статусом и не имеющим собственной армии. Однако здесь будет позволено открывать армянские школы, а армянский язык в той или иной степени будет использоваться в местном делопроизводстве. Все это должно быть сделано под международные гарантии со стороны членов Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху, а также Евросоюза. Остается только дождаться, чтобы Пашинян и Алиев (или их преемники) убедили бы народы и элиты своих стран принять компромисс такого рода. Но, боюсь, ждать придется еще долго.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ