У государей нет места для философии.
Томас Мор, английский писатель, философ, государственный деятель, лорд-канцлер, Святой Римско-католической церкви

Конец договора РСМД. Что дальше

Германия и Франция не горят желанием видеть на своей территории американские ракеты. Но США без труда найдет им замену в лице Соединенного Королевства, Польши, Румынии и стран Балтии
4 февраля, 2019 - 18:36
ФОТО REUTERS

США, так и не дождавшись позитивного ответа со стороны России, со 2 февраля приостановили свое участие в Договоре о ликвидации ракет средней и малой дальности. Если ничего экстраординарного не произойдет, через шесть месяцев этот договор перестанет существовать. Президент Трамп заявил, что он надеется заключить с Россией новый договор о ракетах средней дальности, но, по возможности, расширив число его участников, в первую очередь, за счет Китая. Президент Владимир Путин, сразу же вслед за Трампом, объявил, что Россия также приостанавливает свое членство в договоре по РСМД, но готова к переговорам по этому вопросу. Только, как подчеркнул Путин, Россия такие переговоры сама инициировать не будет.

Внешнеполитическая стратегия Трампа как раз и сводится к тому, чтобы, разорвав или приостановив действие какого-либо соглашения, невыгодного, по его мнению, для Америки, сразу же начинать переговоры и постараться достаточно быстро заключить новое соглашение, где американские пожелания по большей части будут учтены. С соглашением по Северо-Американской зоне свободной торговли (НАФТА) у него так получилось. Но с договором по РСМД — задача гораздо более сложная. Похоже, Трампа еще больше, чем российские нарушения договора, волнует тот факт, что вне договора остается Китай. Например, китайская ракета мобильного базирования Дунфэн-25 имеет дальность до 3200 км. Поэтому американскому президенту представляется чрезвычайно важным, чтобы Пекин, который постепенно становится главным геополитическим соперником Вашингтона, тоже был охвачен ограничениями на производство и размещение ракет средней и малой дальности.

Однако по этому вопросу договориться США и Китаю очень трудно. Как известно, договор по РМСД запрещает его участникам иметь, разрабатывать и производить баллистические и крылатые ракеты наземного базирования, имеющие дальность поражения от 500 до 5000 км. В идеале американцы хотели бы, чтобы Китай и Иран отказались от таких ракет. С Ираном, в условиях, когда США вышли из ядерной сделки с Тегераном, сейчас договориться по ракетам средней дальности шансов нет вообще, и в Вашингтоне это прекрасно понимают. Американским дипломатам, по всей видимости, дана директива попытаться склонить Пекин к переговорам по ракетам средней и малой дальности, чтобы постараться убедить китайское руководство отказаться от этого класса ракет. Однако шансов на успех здесь крайне мало. Главную угрозу для себя Китай видит как раз в американских ракетах средней и малой дальности, которые имеют возможность поразить основные жизненные центры Поднебесной, оставаясь вне досягаемости китайских ракет.

Вашингтон, конечно, волнует, что  китайские ракеты средней и малой дальности наземного базирования могут быть применены против американских союзников, прежде всего — против Японии и Южной Кореи, а также против Индии. Однако Китай сможет присоединиться к новому договору по РСМД только в том случае, если он охватит ракеты не только наземного, но и морского базирования. Морские ракеты гораздо сложнее в разработке, чем сухопутные, и Китай и Россия такими ракетами соответствующей дальности пока не располагают. Однако для США отказаться от ракет средней и меньшей дальности морского базирования в настоящее время невозможно, поскольку такие ракеты, оснащенные обычными, а не термоядерными боеголовками, призваны, среди прочего, нейтрализовывать угрозы американским авианосным группировкам и атомным подводным лодкам со стратегическими ракетами.

Таким образом, о присоединении Китая к новому договору по РСМД пока что остается только мечтать. В реальности речь может идти лишь о переговорах между Россией и США о возобновлении договора в прежнем двустороннем формате. Они рано или поздно начнутся, но, скорее всего, уже после того, как обе страны завершат процедуру входа из прежнего договора. Если бы Путин действительно хотел договориться с Трампом и спасти договор, ему достаточно было бы согласиться прекратить испытания ракеты 9М729 с параметрами, выходящими за рамки пока еще действующего договора, и все уже произведенные ракеты этой модели привести в соответствие с договором по РСМД, причем сделать это под международным контролем. И вопрос был бы снят с повестки дня. Ведь Трамп легко бы мог вести переговоры с Пекином и Москвой о заключении нового договора, уже с участием Китая, не выходя при этом из действующего договора. И у российского руководителя не болела бы голова по поводу того, что в Европе в будущем вновь появятся ракеты, способные за 5—6 минут долететь до основных центров управления и позиций стратегических ракет, сделав тем самым невозможным нанесение ответного всеуничтожающего термоядерного удара по США, а также по странам Европы.

Но Путин, как и всякий несменяемый диктатор, не может позволить себе «потерять лицо», признаться в публичной лжи и пойти на то, что он считает неоправданными односторонними уступками. После того как российский президент заявил, что ракета 9М729 не нарушает существующего договора по РСМД, люди из ведомства Шойгу тотчас продемонстрировали спорную ракету и ее пусковую иностранным военным атташе в Москве. Но при этом пошли на маленькую военную хитрость — внутрь ракеты иностранцам заглянуть не разрешили. Но ведь только увидев топливные баки и оценив их емкость можно сделать вывод, какова реальная дальность полета ракеты и нарушает ли она или нет условия договора о ликвидации ракет средней и малой дальности. Неудивительно, что представители США и ряда западных стран, очевидно, будучи осведомлены об условиях демонстрации ракеты, участвовать в комедии отказались. А поскольку Путин фактически запретил своим подчиненным начинать переговоры первыми, можно не сомневаться, что реально такие переговоры не начнутся ранее второго президентского срока Трампа (или первого срока того президента-демократа, который может прийти на смену Трампу). Но совершенно непонятно, чего на этих договорах будет пытаться добиться Путин, если от ликвидации или приведения ракеты 9М729 в соответствие с договором он категорически отказывается.

Если представить себе, что через несколько лет в Европе появятся американские ракеты средней дальности, положение России будет незавидным. Она лишится возможность нанести ответный термоядерный удар, поскольку все структуры управления окажутся разрушены еще до того, как можно будет отдать приказ о таком ударе. Поэтому Москве остается только в случае угрозы начала термоядерной войны ударить первой. Но этот удар все равно будет самоубийственным, поскольку не предотвратит нанесение полноценного ответного удара американцами, а лишь нанесет противнику «неприемлемый ущерб». Но, похоже, в Кремле решили повторить советский опыт с массовым антивоенным движением в Европе и в США против американских ракет, чтобы заставить Вашингтон не размещать на Европейском континенте ракеты средней дальности. Российскими же ракетами, наоборот, предполагается стращать европейских обывателей, чтобы те вынудили свои правительства капитулировать перед российскими требованиями, включая свободу действий Кремля на всем постсоветском пространстве. Однако даже СССР, несмотря на существование тогда в западном мире сильных организаций, боровшихся против ракетно-ядерного оружия, не удалось заставить США отказаться от размещения ракет средней дальности в Европе. И, хотя сейчас находящиеся под российским влиянием СМИ в Европе пытаются пугать обывателей грядущим термоядерным Армагеддоном, из этой пропагандистской затеи ничего не выйдет. Массовое антивоенное движение в мире практически отсутствует. Людей на Западе больше волнует проблема изменений климата, и массовые демонстрации скорее собирают сторонники и противники теории «глобального потепления».

Два депутата бундестага, представляющие обе партии правящей коалиции, уже успели выступить с предложением, как можно сохранить договор по РСМД: отправить все ракеты 9М729 за Урал, чтобы они Европе не угрожали. Не исключено, что депутаты лишь озвучили неофициально переданное им российское предложение. Но надо быть очень наивным человеком, чтобы рассчитывать, что Трамп примет такое предложение. Ведь ракеты 9М729 размещаются на мобильных пусковых установках, и при необходимости перебросить их в Европейскую часть России можно будет за считанные часы. Понятно, что Германия и Франция не горят желанием видеть на своей территории американские ракеты. Но США без труда найдет им замену в лице Соединенного Королевства, Польши, Румынии и стран Балтии.

«СИТУАЦИЯ ТРЕБУЕТ МАКСИМАЛЬНОЙ СОСРЕДОТОЧЕННОСТИ ОТ УКРАИНСКОГО, ПРЕЖДЕ ВСЕГО ВОЕННОГО, РУКОВОДСТВА»

Валентин БАДРАК, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения:

— Эта ситуация, конечно, не в пользу всеобщей системы безопасности, в том числе создает новые риски для Украины.

Опасность заключается в том, что РФ всегда выбирает какие-то третьи участки для того, чтобы вернуть Вашингтон к диалогу или привлечь к своим посылам. Кроме того, это накладывается на избирательную кампанию. Россия будет пытаться оказывать максимальное давление на Украину в избирательном процессе, причем арсенал российских действий настолько широк, что может колебаться от использования групп населения вслепую (как это бывает, когда возникает религиозный вопрос, крестный ход и тому подобное) до серьезных диверсий, убийств украинских деятелей, известных военных (например, когда были террористические акты против руководителя отряда Главного управления разведки и других).

Эта ситуация требует максимальной сосредоточенности от украинского, прежде всего военного, руководства, но не только. Весомыми факторами становятся несиловые возможности, то есть усиление контрразведывательных структур, разведки, информационных подразделений. И все это должно происходить на фоне определенного координирования со стороны МИД как структуры, которая прежде всего может доносить весомые идеи на международной арене.

Другой важный момент, о котором наши западные партнеры очень много говорили украинской власти и к которому она очень слабо прислушивается — это активизировать роботу на уровне общество -общество, а не государство -государство. Например, Россия очень сильно использует эти рычаги, внедряет в разнообразные общественные структуры представителей своих спецслужб и очень серьезно на этом играет. Украина пока не научилась это делать на должном уровне.

Но мои ремарки не снимают огромную опасность для Украины, поскольку, к сожалению, должен констатировать, что за 5 лет войны страна сделала лишь половину того, что могла бы. И в этом я вижу недоработки украинской власти.

Украина может оказаться одним из третьих участков так же, как, например, Сирия или Венесуэла, быть принесена в жертву Кремлем для того, чтобы расширить свое влияние на международной арене. Главной проблемой является то, что Кремль, начиная с 2006 года, активно готовил население России к конфронтации с Украиной и боевым действиям. И сегодня не только сама военная машина готова к войне, но и население России преимущественно готово к таким сценариям.

То есть Украине нужно готовиться к войне. Как бы цинично это ни звучало, но эти 5 лет она довольно слабо к ней готовилась. То, что страна научилась реагировать на вызовы войны низкой интенсивности, которую мы называем гибридной, еще вовсе не означает, что она готова к тому уровню противостояния, который может предложить Россия — войне четвертого поколения с двумя плюсами. Безусловно, у нас есть определенные временные возможности, потому что до завершения парламентских выборов и реализации их результатов (до конца 2019 года) можно ожидать, что Кремль не пойдет на развертывание масштабной войны. Но то, что он действует на уничтожение Украины как независимого государства, должно беспокоить нас, всех политиков и военных. И это требует абсолютно других подходов в подготовке обороны.

В частности, это переход на создание профессионального войска: меньшего по численности, но намного лучше оснащенного. Сегодня более 70% бюджета идет на содержание армии, которая слишком большая, но не решит ход большой войны. Это неправильная парадигма строительства Вооруженных Сил, и ее нужно изменить. Также нужно изменить подходы к жизни и функционированию оборонной промышленности. Сейчас к оборонке относятся, как в мирное время, что она сама должна себя развивать. Во время войны это огромный вызов и абсолютно не верные действия власти, когда в Кабмине даже нет органа, который бы занимался оборонно-промышленным комплекс.ом Идеи, которые сейчас вынашиваются, — перенесение этих задач на Министерство экономического развития и торговли — это в определенной степени ошибочный или недостаточный путь с нашей стороны, и он не решит всех вопросов развития, начиная с таких весомых вещей, которые могут быть решены только верхушкой власти. Речь идет об  освобождении от определенных налогов, возможности получения без налогообложения современного оборудования для предприятий, получении технологий и средств для развертывания производств, в том числе частных предприятий. Кредитование на условиях 18% годовых ставки, которые предлагают предприятиям, являются недопустимыми. То есть как им предлагают жить, так они и выполняют государственный оборонный заказ: медленно, с большими проблемами. Все эти вызовы имеют место. Но главное, что они могут быть решены административным путем, но почему-то не решаются. Я это связываю в единую ветвь административной работы украинской власти, как ответ на определены новые вызовы, которые связаны с начавшейся гонкой вооружений.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва. Наталія ПУШКАРУК, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments