Я - грузин, но, если нужно, я отдам жизнь за Украину.
Георгий Гонгадзе, украинский журналист

Либо интеграция, либо поражение

Главный редактор французского журнала анализирует ситуацию в Европе
27 марта, 2012 - 12:20

«Трудности Европы заключаются в том, что сейчас она должна еще больше объединиться, чем это было раньше», — отметил главный редактор французского журнала Esprit («Дух») Марк-Оливье ПАДИС на встрече в книжном магазине «Є».

Темой беседы стала «Демократия и проект объединенной Европы». Гость рассказал о вызовах, с его точки зрения, стоящих перед Европой, а также, коснулся темы президентских выборов во Франции. Но обо всем по порядку.

Журналу, который возглавляет господин Падис, 82 года. На протяжении последних пятидесяти, по словам гостя, издание играло ключевую роль во французской политике. Esprit заставляет читателей задуматься над политическими, международными, культурными и социальными реалиями сегодняшнего дня», — говорит он. В 1970-1980 гг. довольно большое внимание он посвящал странам советского блока, в частности диссидентскому движению, представители которого мигрировали и во Францию.

Отвечая на вопрос «Дня» о том, что должна сделать Европа, чтобы ей не угрожал распад, господин Падис ответил, что «ключ» кроется в большей интеграции, но ввиду нехватки доверия населения сейчас это невозможно.

«Думаю, что мы, европейцы, расплачиваемся за кризис с 2008 года. Сегодня — либо пан, либо пропал — либо интеграция будет еще глубже, либо нам грозит поражение», — отметил гость. Характеризуя мировой экономический кризис, господин Падис отметил, что речь идет также и «о кризисе решений и кризисе легитимности, который сейчас наблюдается на европейском уровне». Говоря о Европейском союзе, господин Падис отметил, что с 2008 года Европа стала быстро меняться. В этом состоянии она находится до сих пор, о чем, кстати, свидетельствуют, например, бюджетные сокращения в ряде государств — членов ЕС.

Франция и Германия посвятили много времени тому, чтобы показать, что они дружат и сообща принимают решения, но это искусственно созданное впечатление, считает Марк-Оливье. Ведь существует немало тем, по которым у французов и немцев глубокие несовпадения, «что очевидно, когда речь идет об энергетике». Особенно это стало очевидно после катастрофы на японской Фукусиме: Германия решила закрыть свои АЭС. А Франция, наоборот, решила, что сейчас важно иметь еще больше АЭС, чем раньше. По мнению господина Падиса, образ «Меркози» (так шутя называют политический «дуэт» Николя Саркози и Ангелы Меркель), появившийся в печати, не является свидетельством того, что «франко-немецкое согласие такое сильное, как выглядит внешне».

Между тем еще одним несовпадением между Францией и Германией является восприятие роли. Господин Падис считает, что это весьма важный критерий, ведь валюта — «не только инструмент обмена, но, если хотите, это — доверие». Несовпадение между Францией и Германией измеряется и в «управлении временем». «Во Франции мы любим, чтобы политические решения принимались как можно быстрее. Президентский режим именно этому и способствует. В Германии, наоборот, — решения принимаются очень медленно. Этому предшествует много переговоров, но когда решение уже принимается, то консенсус в Германии очень солидный. В то же время во Франции решение может быть пересмотрено», — делится Марк-Оливье. Французы, по его словам, не понимают пользы от таких консультаций, считая их потерей времени.

Не обошел стороной гость и тему предвыборной кампании во Франции. «Фигуре Николя Саркози уделяется много внимания. Он — тот политик, в отношении которого у людей уже сложилась особая точка зрения — позитивная или негативная. И такая неоднозначность раскалывает общество», — говорит шеф Esprit. — «Большая часть левого электората будет мобилизоваться, чтобы избавиться от Саркози. Ведь когда его основной конкурент Доминик Стросс-Кан был вынужден уйти с политической арены (из-за скандала сексуального характера. — И.С.), следующий кандидат взошел на такую же высоту, как и Стросс-Кан. Однако это заставляет думать, что этот выбор был продиктован преданностью другой кандидатуры».

По словам господина Падиса, главный соперник Саркози на нынешних выборах — социалист Франсуа Олланд выступает за установление новых механизмов финансовой стабильности евро. Однако пока «неясно, как он видит ход переговоров со странами, у которых с этим возникли трудности». Речь идет о Греции, Испании и Португалии. «Не думаю, что Олланд евроскептик. Он был первым секретарем Социалистической партии, которую возглавил после ее раскола из-за споров по поводу общеевропейской конституции. Но ему так и не удалось предложить свое виденье Европы, которое примирило бы два лагеря его партии. И в этом — большая слабость Олланда», — считает Марк-Оливье.

Коснувшись тулузской стрельбы, главный редактор Esprit сказал, что пока неизвестно, кому из двух кандидатов она будет на пользу. Между тем в конечном счете определенная категория населения вообще может воздержаться от участия в голосовании. «Во всяком случае, это наложит отпечаток на первый тур, но не отразится на втором. Случившийся инцидент напоминает события 20-летней давности, когда в городе Нейи, в котором Николя Саркози был мэром, взяли заложников. Тогда он проявил активность», — сказал господин Падис. По его словам, хотя это и может показаться странным для демократических выборов, но следует признать, что это «большая сила — быть способным интегрировать такие события в свою политическую кампанию», как это делает Саркози.

Игорь САМОКИШ, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments