Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Муцуо МАБУЧИ: Украина имеет все условия для того, чтобы стать «тигром»

24 апреля, 2007 - 20:32
ФОТО БОРИСА КОРПУСЕНКО / «День»

На фоне противостояния между лагерями Президента и премьер-министра и антикризисной коалиции после указа главы украинского государства о роспуске Верховной Рады в Украине остро встал вопрос моральности народных депутатов и соблюдения ими своих предвыборных обещаний. Какую роль в японской политике играет мораль и соблюдение слова народных избранников? Может ли японское общество влиять на политиков, дабы те были ответственными и моральными? Как в Японии оценивают события вокруг нынешнего политического кризиса и какие видят пути ее решения? Может ли японский опыт и какой именно пригодиться Украине, чтобы модернизироваться и при этом сохранить национальную идентичность? Что такое сила превращения по-японски? Может ли Украина стать «тигром» в Центральной и Восточной Европе? Что мешает японскому бизнесу прийти в Украину? Об этом — в эксклюзивном интервью «Дню» Чрезвычайного и Полномочного Посла Японии в Украине Муцуо МАБУЧИ.

«ОТ ЯПОНСКИХ ДЕПУТАТОВ ТРЕБУЕТСЯ МОРАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ…»

— На фоне политического кризиса, возникшего в Украине в связи с роспуском Верховной Рады и обусловленного, по мнению многих экспертов, недостатком моральности и принципиальности украинских депутатов, избранных по партийным спискам, хотелось спросить вас о том, какую роль в японской политике играет мораль, соблюдение слова?

— Очень своевременный вопрос. Во-первых, я хотел бы сказать, что роль японского парламента и его функции определены конституцией Японии. В частности, в этом документе говорится, что парламент является высшим органом государственной власти, представляющим интересы всего народа. Исходя из положений конституции, мы понимаем так: парламент состоит из высокоморальных представителей — депутатов, которые, собственно, и выражают волю всего народа. Но, как известно, реальность остается реальностью. Поэтому я не могу отрицать того факта, что бывают случаи, когда депутаты представляют не интересы всего народа, а определенные личные интересы. Такое тоже случается. Но, как я уже сказал, от японских депутатов все-таки ожидается и требуется моральное поведение, соблюдение моральных принципов, и примером этого является создание специальной комиссии по наказаниям в парламенте Японии. В том случае, если депутат поступил плохо, его дело рассматривают на этой комиссии наказаний и его наказывают в соответствии с решением этой комиссии.

— А может ли японское общество или общественное мнение влиять на политиков, чтобы те были ответственными и моральными? Каким образом осуществляется такое влияние?

— Действительно, в Японии общество может влиять на депутатов и политиков, которые ведут себя не совсем должным образом. В первую очередь, при помощи представителей средств массовой информации, а также протестов со стороны избирателей. Действительно, были случаи, когда именно мнение и протесты общества приводили к тому, что депутат, совершивший дурной поступок, терял свои полномочия. Относительно парламента Японии, я хотел бы заметить, что у нас есть две системы выборов: прямые выборы по мажоритарной схеме и пропорциональной — по партийным спискам. В соответствии с законодательством, если избранный по списку партии депутат выходит из этой партии, то он автоматически теряет свои полномочия и свой мандат депутата.

«…В ЯПОНИИ НЕ СЛУЧАЕТСЯ СИТУАЦИЙ С ПЕРЕХОДАМИ ДЕПУТАТОВ ИЗ ОДНОЙ ПАРТИИ В ДРУГУЮ»

— Были ли в истории японского парламентаризма случаи перехода депутатов из одной фракции в другую? Если так, то как на это реагировало общество и политическая элита?

— В Японии был случай, когда в связи со смертью депутата, если я не ошибаюсь, его место хотел занять следующий по партийному списку кандидат, который до этого был исключен из партии.

Исключенный из списка политик стал говорить, что он является следующим в очереди и поэтому должен стать депутатом. Но в результате судебного слушания суд вынес решение, что все- таки исключенный из списка партии депутат не имеет права войти в состав парламента. После того депутатом стал следующий по списку кандидат.

На самом деле, этот случай повлек за собой изменение в законодательстве относительно пропорциональной системы выборов. Депутат, который вышел из партии или перешел в другую, теряет свой депутатский мандат. Как правило, в Японии не случается ситуаций с переходами депутатов из одной партии в другую. Я думаю, что это можно объяснить традиционным и уважительным отношением японцев к организации, к которой они принадлежат.

— Каково ваше мнение относительно позиции Европы, в частности Совета Европы, который настаивает на том, что императивный мандат является несправедливым и нарушает права депутата как человека?

— Вы знаете, на самом деле, в Японии относительно этого также существуют различные мнения. И действительно, есть мнение о том, что система императивного мандата нарушает право человека и право депутата. Также в Японии ведутся разнообразные дискуссии, касающиеся тех положений конституции, в которых говорится, что депутаты обеих палат избраны для выражения интересов всего народа. Дискуссия ведется относительно значения понятия «избранный» и смысла формулировки «представляет интересы всего народа».

— Может ли император морально влиять на парламент, политические партии или политиков?

— Этот довольно сложный вопрос. В конституции говорится о том, что император не имеет права заниматься политической деятельностью. Из этого следует, что автоматически он не может влиять на действия политиков и политических партий. Но вы спрашиваете о моральном влиянии. В этом отношении можно сказать, что все зависит от отношения отдельного депутата к своей деятельности и, возможно, его нравственности. Согласно конституции, император является символом единства народа. И, конечно, японский народ и депутаты, в частности, уважают императора именно как символ нации.

«НУЖНО ОЧЕНЬ МНОГО ВРЕМЕНИ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ДЕМОКРАТИЯ ДОЗРЕЛА…»

— Хотелось услышать ваше впечатление о событиях в Украине, о сегодняшнем политическом кризисе? Какая здесь, на ваш взгляд, роль моральности политиков и народных депутатов? Если сравнить наш парламент с японским, возможно ли, чтобы в вашем парламенте депутаты так обливали друг друга грязью и невероятными обвинениями, как сейчас происходит у нас?

— Такое возможное и в Японии. Потому что все это является признаком демократических процессов. Нужно очень много времени для того, чтобы демократия дозрела. Вашей стране исполнилось только 16 лет и все, что сейчас происходит, это, на мой взгляд, является процессом становления демократической системы в Украине. Мы очень высоко ценим то, что в Украине, невзирая на существование противостояния, нет насилия. Что все-таки до сих пор все проблемы решаются при помощи переговоров. Это очень хорошо. Я хотел бы подчеркнуть, что депутаты как лидеры своего народа, в первую очередь, в своей деятельности должны думать о счастье и процветании своего народа и мне хотелось бы обратиться ко всем депутатам с просьбой руководствоваться именно этими принципами.

Хочу также отметить, что в Японии традиционно очень четко различается частное и общее. Я думаю, что украинские политики также должны помнить, что частное и общее — это разные вещи. В Японии это очень важный момент и очень важная основа для политической деятельности.

— На ваш взгляд, как бы могла сложиться ситуация в Японии, если бы одна сторона, как в случае с украинским парламентом, попыталась бы получить конституционное большинство путем подкупа или переманивания депутатов из других фракций?

— Прежде всего следует сказать, что в истории японского парламента не было такого примера. Я думаю, что, скорее всего, такое и не случится.

— Как вы думаете, каким должен быть выход из украинского политического кризиса? Одна сторона настаивает на том, что это должен быть решение Конституционного Суда, а другая — на перевыборах.

— Мне как послу очень трудно комментировать и говорить о том, какой способ решения кризиса будет правильным. Но, я считаю, что в основе всех переговоров и решения этой проблемы должна быть мысль о счастье украинского народа. Я думаю, что, поставив в центр именно эту идею, политики смогут рассмотреть способы разрешения проблемы и найдут ключ к ее решению. Я надеюсь, что стороны, ведущие сейчас переговоры, достигнут договоренностей и придут к позитивному и рациональному разрешению сложившейся ситуации.

«ЯПОНИИ ПРИСУЩА ТАК НАЗЫВАЕМАЯ СИЛА ПРЕОБРАЗОВАНИЯ...»

— Известно, что Япония в свое время пережила большой период трансформации и перехода от одного уклада к другому. Как вы думаете, что из этого опыта может сослужить службу Украине, дабы она могла модернизироваться и при этом сберечь национальную идентичность?

— Этот очень красивый вопрос. Действительно, в Японии около 140 лет назад была подобная ситуация, когда следовало защищать свои традиции и модернизировать страну. В то время было чрезвычайно сильным влияние западной цивилизации, ее политической и экономической системы. Что делала Япония в этой ситуации? Она преобразовывала западные модерные достижения в соответствии со своими традициями, т.е. приспосабливала западные тенденции к своей культуре и к своим традиционным потребностям. Я хотел бы сказать, что Японии присуща так называемая сила преобразования, т.е. преобразования всего того нового, которое приходит с Запада в соответствии со своими традиционными и культурными потребностями. Иногда бывает так, что японцы, преобразовывая эти достижения, создают что-то даже лучше, чем заимствованный оригинал. Особенностью японской культуры является также и то, что она, заимствуя новое, не противостоит другим культурам, не разрушает их. Она их заимствует, преобразовывает и использует в соответствии со своими традициями. Я думаю, что и Украина, заимствуя новые западные тенденции, например демократию, рыночную экономику и тому подобное, должна приспосабливать или применять их в соответствии со своей давней традицией и культурой. Поэтому можно сказать, что Япония достигла развития, которое она демонстрирует сейчас, именно благодаря тому, что она в течение многих лет сохраняла свои традиции и культуру. Украина также, насколько я могу видеть, бережно относится к своей истории, культуре и традиционным достояниям. Я думаю, что ключ к развитию Украины, ее процветанию лежит именно в этом — следует заимствовать и брать все новое у других стран, но все- таки в центре должна оставаться давняя культура.

«Я ВООБЩЕ СЧИТАЮ, ЧТО УКРАИНЕ ОЧЕНЬ ПОВЕЗЛО…»

— Япония считается фактически единственной страной в мире, которая, не имея собственных энергоресурсов, создала очень эффективную и конкурентоспособную экономику. Может ли быть полезным ваш опыт Украине, которая пытается выстроить высокоэффективную и конкурентоспособную экономику?

— Я вообще считаю, что Украине очень повезло. Во-первых потому, что она имеет чрезвычайно большую территорию и плодородные земли. Эта территория почти в 1,6 раза больше площади Японии. Украина имеет прекрасные природные ресурсы, начиная, например, с урана, которого в Японии вообще нет. Украина имеет прекрасный человеческий потенциал. Это — высокопрофессиональные кадры. Украина, как, кстати, и Япония, имеет богатую культуру. Я считаю, что Япония смогла достичь своего развития благодаря, как я уже упоминал, силе преобразования, а во-вторых, благодаря своему трудолюбию, поскольку японцы — очень работящий народ. Я изучаю сейчас историю Украины и также могу сказать, что украинцам присущи терпение и трудолюбие, которые очень высоко ценили еще в далекие казацкие времена.

— Но, возвращаясь к вопросу, видите ли вы со стороны украинских должностных лиц желание учиться на японском опыте построения высокоэффективной и конкурентоспособной экономики в условиях отсутствия собственных энергоресурсов?

— Но хочу заметить, что в Украине все-таки есть природные ресурсы. Поэтому она обречена на развитие. Конечно, сейчас вопрос заключается в другом — образе мышления и, возможно, во внутреннем отношении к окружающей среде. Я думаю, что украинцам сейчас необходимо научиться разделять частное и общее. В политике это особенно необходимо.

— В 70—80 годах прошлого века было модным называть «тиграми» страны, где наблюдался длительный и стабильный экономический рост. В частности, тогда много писалось об азиатских «тиграх». Может ли, по вашему мнению, стать таким «тигром» в Центральной и Восточной Европе Украина? Недавно об этом заявил украинский премьер.

— Я думаю, что да. Украина имеет все условия для того, чтобы стать «тигром». Как я уже отмечал, Украина является богатой страной. Она имеет ресурсы, культуру, население. Единственное, что необходимо, это все объединить и осуществить хорошее управление. Это уже задание для политиков. Они должны иметь четкое видение того, как управлять всем этим богатством.

«…ДЛЯ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ИНВЕСТИЦИЙ УКРАИНЕ СЕЙЧАС СЛЕДУЕТ УЛУЧШАТЬ ИНВЕСТИЦИОННЫЙ КЛИМАТ»

— Насколько известно, в начале 1990-х годов в Украину приезжали представители крупных японских компаний, которые интересовались возможностями нашей страны, в частности судостроительной, авиационной и ракетно-космической отраслями. Но сегодня мы не видим присутствия японского бизнеса в этих сферах. Значит ли это, что крупный бизнес вашей страны потерял интерес к Украине? Что нужно, чтобы японские компании пришли сюда и начали инвестировать в украинскую промышленность?

— Вы знаете, возможно, это простое совпадение, но на днях в Украине пребывала очень большая и мощная делегация Японской федерации бизнеса Кейданрен, состоящая из руководителей самых известных и авторитетных японских компаний. Участники делегации отметили, что для привлечения инвестиций Украине сейчас следует улучшать инвестиционный климат. К сожалению, до сих пор в этом нет достаточной прозрачности и до сих пор существуют законодательные проблемы. Поэтому вести бизнес в Украине довольно сложно. Если эта система наладится, если все законодательство будет понятным, если будет прозрачной система бизнеса, тогда будут все условия для того, чтобы японский бизнес пришел в Украину. Я также знаю, что эта делегация убедилась на основании объяснений украинской стороны и представителей украинского правительства, своих собственных наблюдений, что у нас есть большой потенциал для сотрудничества, особенно в сферах энергосбережения, эффективного использования энергии. Это в частности, модернизация украинских предприятий, использование японских энергосберегающих технологий с целью эффективного использования энергоресурсов.

— А как относительно сотрудничества в судостроении или ракетно- космической отрасли?

— Я слышал об интересе украинской к сотрудничеству в области ракетостроения и освоения космоса. Относительно сотрудничества в космической отрасли хочу напомнить, что в свое время японцы использовали украинский ракетоноситель для запуска японского спутника. Но говорить о более тесном и более широком сотрудничестве в этой сфере, мне кажется, пока что рано. Этот все-таки вопрос будущего. Но оно возможно. Относительно судостроения, то я думаю, что заинтересованность, в первую очередь, может быть в модернизации и строительстве портов, улучшении инфраструктуры портов, а уже потом можно переходить к строительству кораблей.

— Как известно, недавно велись переговоры о будущем визите украинского премьера в Японию. Когда этот визит состоится и какие результаты могут быть достигнуты в ходе этого визита?

— Как раз сейчас между нашими правительствами ведутся переговоры относительно определения даты этого визита. Если он состоится и премьер- министр Украины господин Янукович посетит Японию, то мы ожидаем, что экономические связи между Украиной и Японией углубятся и создадутся еще лучшие условия для более глубокого диалога, а также будет определен курс на дальнейшее сотрудничество между нашими странами.

В ОСНОВЕ БУДУЩЕГО РАЗВИТИЯ ДОЛЖНО БЫТЬ РАЗНООБРАЗИЕ МИРА

— Многие политики и эксперты расценили выступление российского президента Владимира Путина на Мюнхенский конференции как возврат ко временам холодной войны. Как вы восприняли это выступление?

— Лично меня эта речь особенно не насторожила. Я не думаю, что она может повлечь за собой начало холодной войны, которая была много лет назад. Я считаю, что нет существенной разницы между идеями президента Путина и других европейских лидеров относительно сотрудничества в мире. Важнейшим является то, что между господином Путиным и другими мировыми лидерами существует консенсус относительно необходимости такого международного сотрудничества.

— А как вы прокомментируете мнение некоторых экспертов, которые указывают, что однополярный мир, в котором доминируют США, возможно, не справедлив, но он в известной степени обеспечивает стабильность в мире. Сохранится ли такая стабильность, если мир станет многополярным?

— Я бы назвал этот вопрос философским. Он достаточно сложен. Если проанализировать мировую историю, то видно, что все постоянно меняется. Анализируя историю мира, очень трудно определить и сказать, какая модель порядка является наилучшей. Я также не считаю, что сейчас в мире однополярная система или однополярная ориентация. Возможно, в военном плане США и лидируют, но все-таки нельзя сказать, что американское влияние распространилось на все страны мира. Я считаю, что на данный момент основное задание международного сообщества — найти ответ на вопрос, каким образом развивать весь мир, все многообразие стран.

— Возможно ли такое взаимопонимание между странами в мире? Возьмем конкретную проблему: решения США относительно размещения элементов американской ПРО в Европе, предназначенной для защиты от возможных пусков иранских баллистических ракет. Это решение поддержало НАТО. Тем временем Россия, невзирая на аргументы США и НАТО, категорически выступает против таких планов. Хотя, понятно, что 10 противоракет, которые будут размещены в Польше, никак не угрожают российскому ядерному арсеналу.

— Наверно, этот вопрос лучше всего задать господам Путину и Бушу. Но если вернуться к понятию многополярности, я бы назвал это немного иначе. А именно — разнообразием и диверсификацией. Т.е. в основе будущего развития, я считаю, должно быть именно это разнообразие. Что я имею в виду? Украина со своими традиционными особенностями и своей национальной идентичностью, Европа и европейские страны, Япония. Именно это может быть основой дальнейшего развития.

«ПОЛИТИКА ЯПОНИИ НАПРАВЛЕНА НА УГЛУБЛЕНИЕ ПАРТНЕРСКИХ ОТНОШЕНИЙ, СОТРУДНИЧЕСТВА С НАТО»

— Япония является союзником США и сотрудничает с НАТО. Каким вы видите будущее сотрудничества Японии с Альянсом? Возможно ли вступление вашей страны в НАТО?

— Я не думаю, что Япония может стать членом НАТО. Но сейчас политика Японии направлена на углубление партнерских отношений, сотрудничества с НАТО. Функции НАТО изменились по сравнению с теми, какими они были во время холодной войны. Сейчас функция НАТО заключается в поддержке и упрочении мира в различных регионах мира, в восстановлении стран и преодолении последствий естественных катаклизмов. Эта деятельность распространяется на весь мир. И Япония также проявляет очень большой интерес к предоставлению помощи в этих трех областях. Именно поэтому есть возможность дальнейшего углубления сотрудничества Японии с НАТО.

— А допускаете ли вы возможность создания НАТО или подобной организации в Тихоокеанском регионе, в состав которой входили бы Япония, Австралия, Новая Зеландия и, возможно, Тайвань?

— Эпоха изменилась, и я не думаю, что такое возможно.

Мыкола СИРУК, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments