Наша Родина просит помощи красноречия, потому что так много ее славных подвигов поминается глубокой молчанием.
Феофан Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ, переводчик, публицист, ученый

НАТО: сигналы для Украины

Йенс СТОЛТЕНБЕРГ: «Мы продолжаем поддерживать украинский суверенитет и территориальную целостность»
30 марта, 2017 - 19:07
ФОТО REUTERS

31 марта в штаб-квартире НАТО в рамках событий, которые происходят в Брюсселе в эти дни, встретятся главы МИД стран Альянса и партнеров. Планируется обсудить актуальные вопросы адаптации военно-политического блока к новым вызовам и угрозам, а также подготовку к саммиту НАТО, который состоится в Брюсселе 25 мая. И что очень важно для нашей страны — в рамках встречи глав МИД пройдет заседание Комиссии Украина—НАТО на уровне министров иностранных дел. Украинскую делегацию будет возглавлять глава МИД Украины Павел Климкин.

Как известно, встречу министров иностранных дел стран-членов Альянса пришлось перенести (должна была состояться 5—6 апреля). Причины такого решения не разглашались, однако, как писали многие мировые СМИ, это было сделано для того, чтобы в заседании министров смог принять участие госсекретарь США Рекс Тиллерсон. И в четверг в НАТО подтвердили, что в пятницу Тиллерсон — точно будет (сейчас он находится с визитом в Турции). Госсекретарь США не мог приехать на встречу министров в апреле, потому что вместе с президентом США Дональдом Трампом планирует встретиться в эти дни с лидером КНР Си Цзиньпином.

Так что накануне, 30 марта, произошел ряд других событий. В первую очередь на общем брифинге генсека НАТО Енса Столтенберга и премьер-министра Республики Молдовы Павла Филиппа сообщили, что в Кишиневе откроется Офис связи НАТО в Молдове. «Республика Молдова является близким партнером НАТО, — заявил Енс Столтенберг. — Мы верны независимости, территориальной целостности и суверенитету Молдовы. Многие наши программы приносят пользу молдовскому народу. Мы помогаем ликвидировать опасные пестициды, противопехотные мины, избытки боеприпасов и опасное ракетное топливо. Мы помогаем Молдове в учениях по киберзащите. Наше партнерство также поддерживает Республику Молдова в проведении реформ для построения эффективного управления и сильных институтов. В настоящий момент мы работаем над программой укрепления оборонного потенциала, чтобы помочь вооруженным силам Молдовы стать эффективнее. По просьбе молдовского правительства мы скоро откроем Офис связи НАТО в Кишиневе. Это будет небольшая дипломатическая миссия, в которой будут работать только гражданские сотрудники».

Напомним, что Центр информации и документации НАТО в Украине открылся еще в 1997-м, а Офис связи НАТО в Украине — в 1999-м (с 2015-го объединены в Представительство НАТО в Украине). То есть в этом году общее представительство НАТО в Украине будет отмечать 20 лет. Возникает вопрос — почему за это время многим странам бывшего соцлагеря — таким как Польша, Румыния, Болгария, странам Балтии, удалось стать членами Альянса, а нам нет? Конечно, это не вина Центра или Офиса НАТО в Украине, это вина в первую очередь украинской власти, которая за все эти годы так и не смогла реализовать курс на НАТО. Хотя такие возможности у нас были. Какой путь уже прошла Украина и какие у нас были шансы? Сделаем небольшой экскурс в новейшую историю Украины.

Еще до 2000 года у Украины было достаточно последовательное и содержательное сотрудничество с Альянсом. Вспомним, что наша страна с 1994 года принимала участие в программе «Партнерство ради мира» (ПРМ), потом была «Хартия об особом партнерстве Украина — НАТО 1997 года», действовал Комитет Украина — НАТО (КУН), также проходило много разных встреч и рабочих контактов. Формировалась атмосфера доверия между Украиной и НАТО. Главой Государственной комиссии по сотрудничеству  с НАТО в декабре 1999 года был назначен секретарь СНБО Евгений Марчук. Дальше произошла кардинальная интенсификация от простого сотрудничества к узакониванию курса на вступление Украины в будущем в НАТО.

О намерении Украины присоединиться к Североатлантическому альянсу впервые на официальном уровне было заявлено 23 мая 2002 года на заседании СНБО. «В связи с изменением ситуации в Европе последующее соблюдение Украиной политики внеблоковости бесперспективно. А в отдельных случаях и вредно», — заявил тогда Евгений Марчук. Ну и очень важно отметить позицию тогдашнего президента Леонида Кучмы, так как спустя некоторое время она изменится: «Мы знаем, что внутри НАТО никто никогда не воевал. И я хочу, чтобы мы никогда не воевали, — вот главная цель нашей политики».

Уже в октябре 2002 года в Верховной Раде состоялись парламентские слушания по НАТО. В результате обширных дискуссий было принято решение: «Определяющим фактором успешного продвижения Украины по этому курсу является подготовка Украины к членству в НАТО...»

Намерения Украины в отношении интеграции в структуры Североатлантического альянса подтвердил Закон Украины «Об основах национальной безопасности Украины» от 19 июня 2003 года, который был принят конституционным большинством. Проголосовала тогда даже фракция Партии регионов. В статье 8 Основных направлений государственной политики по вопросам национальной безопасности было провозглашено, что во внешнеполитической сфере Украина осуществляет активную международную политику с целью «...получения членства в Европейском Союзе и Организации Североатлантического договора при сохранении добрососедских отношений и стратегического партнерства с Российской Федерацией, другими странами СНГ, а также другими странами мира».

Создавал основу, представлял, докладывал и отвечал на вопросы на всех этапах этого процесса Евгений Марчук. До лета 2003 года уже была создана вся необходимая правовая база для реализации этого курса. Но и это еще не все. Более конкретно намерения Украины относительно присоединения к НАТО были изложены в новой редакции «Военной доктрины Украины», которая была одобрена СНБО. Потом она вступила в силу после Указа Президента 15 июня 2004 года.

Серьезную настроенность Украины на членство в Альянсе изменило отношение самого НАТО к нашей стране. На Пражском саммите организации был введен новый, высший режим отношений Украины с НАТО — «План действий».

Ответ Кремля не заставил себя долго ждать. Уже летом 2004 года — после Стамбульского саммита НАТО — Леонид Кучма делает разворот на 180 градусов от Альянса. Когда стало понятно, что Украина очень близка к подписанию ПДЧ (Плану действий по членству в НАТО), и именно в это время Леонид Кучма на один-два дня вместе с Владимиром Путиным исчезли из поля зрения прессы где-то на Азовском море. Вернувшись, Кучма дает команду немедленно исключить из военной доктрины упомянутую формулу о сотрудничестве с НАТО... Далее, придя к власти, команда Януковича изъяла эту формулу через парламент и из упомянутого Закона «Об основах национальной безопасности Украины».

Также нужно вспомнить историю о Бухарестском саммите 2008 года, когда немецкий канцлер Ангела Меркель и тогдашний президент Франции Николя Саркози заблокировали предоставление Украине и Грузии ПДЧ. И как результат в августе того же года Россия напала на Грузию и незаконно оккупировала 20 процентов территории этой страны. А в 2014-м Москва, очевидно понимая, что НАТО не будет реагировать, как в случае с Грузией, незаконно аннексировала Крым и теперь продолжает агрессию на востоке Украины. Также, нужно отметить, если бы в свое время второй президент Кучма не игрался с внешним курсом, как и Виктор Янукович, вряд ли Россия осмелилась бы на открытую агрессию. Украина имела бы совсем другой статус и отношения с Альянсом.

Должна сделать выводы и нынешняя власть. Во-первых, проанализировать новейшую историю Украины и путь, который уже прошла наша страна. А во-вторых, нужно определиться и четко говорить о нашем намерении и желании максимально быстро пройти этот путь и наверстать упущенное. Поскольку на сегодняшний день звучат достаточно неоднозначно заявления. Например, на днях глава Постоянной делегации Украины в Парламентской ассамблее НАТО Ирина Фриз заявила: «Есть амбициозная цель — принять еще один закон, который будет четко свидетельствовать о евроатлантической интеграции, где будут четко очерчены направления интеграции Украины в НАТО». Но зачем принимать еще один закон, если такая возможность была при принятии Закона «О принципах внутренней и внешней политики» (в 2014 г.)? В нем, напомним, сказано: «Углубление сотрудничества с Организацией Североатлантического договора с целью достижения критериев, необходимых для обретения членства в этой организации». Достижение критериев — это хорошо (технологическая цель), но в законе не прописана конечная цель — именно вступление в НАТО. Отдельный позорный факт — отсутствие главы Миссии Украины при НАТО (есть исполняющий обязанности Егор Божок). Несмотря на неоднократные заявления представителей украинского МИД, что этот вопрос решится в ближайшее время, абсолютно неприемлемо то, что он не решается в течение последних почти двух лет.

Мы между тем имели интересную беседу с высокопоставленным чиновником из НАТО. Тема — борьба с мировым терроризмом. Во время общения «День», в частности, поинтересовался у нашего собеседника отношением НАТО к России как государству не просто агрессору, а государству-террористу. Напомним, что украинский парламент принял закон, которым признал созданные Кремлем марионеточные «ЛНР/ДНР» — террористическими организациями, не говоря уже  о том, что сама Россия ведет против Украины войну, постоянно совершая террористические акты. Украинские высокопоставленные чиновники также неоднократно называли преступления России — государственным терроризмом. «Хочу отметить, что все сотрудничество, которое было у нас с Россией, продолжалось до 2014 г., после этого мы приостановили общие программы, — ответил высокопоставленный чиновник из НАТО. — Мы абсолютно точно осуждаем Россию — ее абсолютно незаконную аннексию Крыма, дестабилизацию востока Украины, осуждаем и за то, что Россия прилагает недостаточно усилий для выполнения Минских соглашений, также осуждаем провокативные действия России в плане военного строительства вблизи границ стран НАТО. И именно об этом мы будем говорить на заседании Совета Россия—НАТО на уровне послов в четверг (встреча состоялась до этого. — Авт.). Мы будем призывать Россию предоставлять нам полную информацию о своих действиях, вернуть прозрачность и доверие в наших отношениях, в частности это касается определенных случаев в воздухе и на воде. То есть наша позиция относительно России в последние годы является четкой. Вместе с тем, мы помогаем Украине создавать армию, проводить другие реформы, помогаем в рамках трастовых фондов, в частности относительно киберугроз. Чем лучше будут Вооруженные силы Украины, тем лучше они будут бороться с террористическими проявлениями, о которых вы говорили, со стороны России».

Своеобразной подготовкой к завтрашней встрече стала пресс-конференция генсека НАТО Йенса Столтенберга. Что касается Украины и российской агрессии, он фактически повторил то, что сказал предыдущий собеседник, но с некоторыми нюансами. «На завтрашнем заседании Комиссии Украина—НАТО мы дадим четкий сигнал поддержки Украины, — заявил Йенс Столтенберг во время выступления. — Мы, в частности, поможем с оборудованием по разминированию в Балаклее, персональной защиты и тому подобное. Ситуация с безопасностью на востоке Украине вызывает обеспокоенность, нарушения прекращения огня очень частые, не отведена тяжелая артиллерия, используется запрещенное оружие. Минские соглашения не претворяются в жизнь — мы призываем всех подписантов придерживаться своих обязательств. У нас вызывает обеспокоенность признание Россией паспортов, которые выданы террористами, навязывание российского рубля и захват предприятий. Мы продолжаем поддерживать украинский суверенитет и территориальную целостность».

Как видим, традиционные общие фразы обеспокоенности и призыв фактически к обеим сторонам выполнять свои обязательства. То есть существует проблема не только со стороны Украины, которую мы описали выше, но и со стороны Альянса (хотя, конечно, мы благодарны за ту помощь, которую предоставляет НАТО нашей стране), недооценивающего угрозу со стороны России.

Иван КАПСАМУН, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ