Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

О силе общественного мнения

«Квадрига» взбрыкнула, или Почему украинским политикам важно понимать обстоятельства лишения Владимира Путина немецкой премии
18 июля, 2011 - 21:26
ВАЦЛАВ ГАВЕЛ / ФОТО С САЙТА GLAZERSSPACE.WIKISPACES.COM

Немецкая премия «Квадрига», вручающаяся ежегодно в день объединения Германии 3 октября, в этом году превратилась из малозаметного в европейских масштабах события в одно из наиболее обсуждаемых. Надо сказать, совершенно справедливо. Ведь оказалось, что в случае с этой премией европейская общность поневоле столкнулась с рядом вызовов. Наиболее очевидный из них — в самом факте присуждения «Квадриги» Владимиру Путину. Еще один вызов — реакция оргкомитета премии на возмущенные реплики со стороны общественности и на протест лауреата «Квадриги» 2009-го года Вацлава Гавела. В почти ультимативной форме экс-президент Чехословакии, представитель последнего на сегодняшний день европейского поколения принципиальных политиков выдвинул требование, чтобы до понедельника жюри пересмотрело свое решение. Иначе Гавел пригрозил возвратить премию тем, кто ее вручал.

Оргкомитет премии оказался чуток к общественному мнению — и это важно. На втором экстренном заседании в прошлую субботу руководство общественной организации Werkstatt Deutschland приняло решение вообще не вручать «Квадригу» в 2011-м. Таким образом, помимо Владимира Путина, «Квадригу» не получат министр иностранных дел Мексики Патрисия Эспиноса, турецкая писательница Бетюль Дурмас и палестинский премьер-министр Салам Фаят. Пострадали за компанию...

«Награда должна вручаться таким людям как Анна Политковская, Сергей Ковалев или Лю Сяобо — людям, которые посвятили свою жизнь защите человеческих прав и свобод, продвижению демократии», — цитирует слова Вацлава Гавела его пресс-секретарь Сабина Танчевова, передает AFP.

Оргкомитет признался, что «особое сожаление» у них вызвало именно заявление Вацлава Гавела, что может свидетельствовать о том, что немалая роль в этой истории принадлежит не только голосу общественности, но и призабытому фактору личности. К счастью, он до сих пор силен.

Кстати, о личностях. Лауреат «Квадриги-2007» Виктор Ющенко на вопрос «Дня» о его позиции заявил, что солидарен с Вацлавом Гавелом.

«Я искренне горжусь тем, что получил премию «Квадрига» наряду с такими выдающимися политиками, как Бернар Кушнер, Вацлав Гавел или Гельмут Коль. В то же время, я понимаю, что это, скорее, премия украинцам, которые вышли на киевский Майдан в 2004 году, чтобы защитить свои гражданские права. Это признание заслуг мирной помаранчевой революции, которая повлекла за собой новую волну демократизации в некоторых постсоветских странах.

Дискуссии, которые вызвал список лауреатов главной политической премии Германии, являются нормальным явлением для открытого общества. Она еще раз доказала, что никто не имеет монополии на истину (?! — Ред.), что разные люди имеют разные взгляды и интересы. Решение жюри премии не присуждать ее Путину еще раз свидетельствует о том, что не все решает политическая конъюнктура, бизнес-связи или энергетическая зависимость. Есть вещи более высокие — патриотизм, честь, демократические ценности, на которых основано современное европейское сообщество. Не уверен, что как лауреат этой премии я имею моральное право обсуждать решение достопочтенного жюри, но я солидарен с позицией Вацлава Гавела. Отзыв решения относительно присуждения премии «Квадрига» Владимиру Путину является признаком здоровья немецкого общества, наличия обратной реакции общественных институтов на общественное мнение. Украине здесь есть чему поучиться».

Быстроте реакции тоже. Совет премии также признался, что не ожидал столь бурной реакции. Судя по всему, в погоне за прагматическими интересами некоторые его участники просто потеряли ощущение реальности. В результате, попытка реверанса обернулась медвежьей услугой.

В своем письменном заявлении одна из участниц совета, основательница берлинского фонда Bela Барбары-Марии Монхайм назвала «абсолютно недопустимым» тот факт, что обнародуются решения, к которым члены совета не только не имеют никакого отношения, но даже не информируются об их принятии. Напомним, что ранее заявления об отказе от участия в работе совета сделали также историк Эдгар Вольфрум, сопредседатель партии «зеленых» Джем Оздемир и основатель «Википедии» Джимми Уэйлс.

Протест выразили также немецкие политики: уполномоченный правительства ФРГ по правам человека Маркус Ленинг, депутат бундестага от правящей партии ХДС Эрика Штайнбах, глава компании Duales System (один из спонсоров «Квадриги») Штефан Шрайтер и другие. От премии отказался и датский художник Олафур Эллиассон.

К сожалению, те, кто имел непосредственное отношение к выдвижению Владимира Путина на премию, до сих пор не дают знать ни о себе, ни о своей принципиальной позиции относительно роли личности Владимира Путина в истории. Никто из совета премии так и не выступил в его защиту.

Тем временем, прозвучала реакция российской стороны. Прежде всего, уверения в том, что на межгосударственных отношениях России и Германии сей инцидент не отразиться. В интервью агентству «Интерфакс» пресс-секретарь российского премьера охарактеризовал ситуацию как «бардак, который творится в жюри уважаемой премии», а в комментарии «Коммерсанту» сослался на «внутригерманские проблемы и раздрай». Кажется, то, что в их понимании является «раздраем», в иных странах называют демократией... Правда, в комментарии агентству «Франс-пресс» Дмитрий Песков уже был более сдержанным, заявив, что российская сторона с «уважением относится к решению жюри», и что данная ситуация не скажется на взаимоотношениях России и Германии. Проверить это представилась возможность уже в понедельник. Вчера в Ганновере открылся форум «Петербургский диалог», при участии Дмитрия Медведева и Ангелы Меркель, в ходе которого состоялись переговоры России и Германии по поводу увеличения поставок газа и создания фонда поддержки инновационного бизнеса.

Почему история с премией «Квадрига» кажется нам важной в украинском контексте? Традиционно, подобные темы — удел немногих. Но надеемся, что аппарат руководства нашей страны следил за событиями довольно тщательно для того, чтобы отследить параллели. Ведь попытки отмахнуться от общественного мнения как от надоедливой мухи очень характерны и для украинского политикума. При чем, это касается как голосов внутри страны, которые пытаются упрятать в тюрьму за «повреждение плитки», так и призывов влиятельных международных организаций, на которые, в лучшем случае, просто не обращают внимания, а нередко даже обвиняют в заангажированости. Но общественное мнение — это не информационный шум и не надоедливое брюзжание. Это — шанс. Ведь политики, не способные его услышать (что в наших широтах нередко случается в том числе «благодаря» посредникам), сделать соответствующие выводы и принять исходя из этого мудрое решение — обречены.

Европа же, несмотря на очевидную склонность к двойным стандартам и культивирование прагматизма, дорожит собственным фундаментом, неотъемлемой элементом которого является весомость общественного мнения. Без этого, и Европа — не Европа. И даже Старому Континенту с его давними демократическими традициями постоянно приходится доказывать свою им приверженность, напоминать себе о правах человека, ценности свободы слова, и о том, что эти факторы — намного важнее, чем так называемая «Realpolotik». По крайней мере, именно такую Европу мы любим. И к такой стремимся.

КОММЕНТАРИЙ

Олег РЫБАЧУК, руководитель общественной организации «Центр UA»:

— Когда я впервые услышал о попытке наградить премьера Путина знаком, который в свое время получал Горбачев за утверждение свободы, демократии и гласности и Виктор Ющенко как символ помаранчевой революции, я был просто шокирован. Мне показалось, что «Газпром» уже так затуманил немецкие мозги, что они утратили чувство реальности. Но потом, когда я узнал о том, это решение было отменено, я понял несколько вещей. Общественное мнение о роли Путина для укрепления двусторонних отношений за последний год существенно изменилось, и в Германии все более четко звучит очень критический голос о том, что происходит в путинской России. Я думаю, что ситуация с властью в Украине могла бы быть очень похожей, при условии, что гражданское общество и лидеры общественных мнений единодушно заняли бы какую-то позицию. Свидетельством этого были споры, которые возникли в части жюри Шевченковской премии после того, как Банковая отказалась вручать премию автору романа о событиях Холодного Яра.

Я не очень хорошо знаю кухню присуждения «Квадриги». Насколько я знаю, это решение принимается не политиками, не правительственными структурами, а членами оргкомитета. Возможно, власть там имеет определенное влияние, но не определяющее, потому что то, что оттуда демонстративно вышли три участника и в обществе возникла бурная дискуссия, говорит о том, что в первую очередь было влияние лидеров общественных мнений, очень авторитетных немцев, которые заявили о недопустимости подобного сценария. И второе: нужно сказать, что в Германии сейчас меняется политический ландшафт, так как после местных выборов значительно увеличиваются шансы представителей оппозиции, той же Партии зеленых. Хотя поддержка канцлера Ангелы Меркель довольно высока, но партия, которую она представляет, явно переживает кризис. И потому сочетание влиятельных общественных деятелей с очевидным кризисом власти, которая теряет представительство в разных немецких земельных округах, стало причиной того, что произошло. Но мне кажется, что общественное мнение было определяющим.

Мария ТОМАК, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ