Ни богатство, ни власть, ни могущество и сила не окупит глупости и не заменит мудрости; без мудрости сила или значение будет в лучшем случае производить впечатление какого-то физического редкого явления, а лишь мудрость будет импонирующим качеством
Андрей Шептицький, предстоятель Украинской Греко-Католической Церкви, Митрополит Галицкий и Архиепископ Львовский

Об украинцах Зеленого Клина

Александр ДАНИЛЬЧЕНКО: «Ситуация на Дальнем Востоке с украинским образованием неутешительна»
15 ноября, 2011 - 20:40

Недавно на страницах «Дня» один из наших читателей написал, что хотел бы узнать о том, как живут украинцы на Дальнем Востоке. На прошлой неделе в редакцию пожаловал бывший генеральный консул Украины во Владивостоке Александр ДАНИЛЬЧЕНКО, который прочитал этот комментарий и выразил желание рассказать о дальневосточных украинцах.

— Организованное переселение и экономическое освоение украинцами дальневосточных земель России началось в апреле 1883 года, когда во Владивосток прибыли два парохода из Одессы, — рассказывает Александр Петрович. — На них приплыло около 1700 украинских крестьян из Черниговской и Киевской губерний.

Украинцы селились там, где может расти пшеница, — до зоны вечной мерзлоты, заселяя степные районы нынешнего Приморского края, юг Хабаровского края и юг Амурской области, которые впоследствии получили название Зеленый Клин. А государство заселяло сюда людей сознательно — для того, чтобы укрепить безлюдные территории за Россией. Поэтому и льготы для первых поселенцев сначала были большими — по 100 десятин каждому. Другое дело — все это нужно было осваивать. Но в конечном итоге переселение было успешным. Пробовали сюда переселять и другие народы, но украинцы, имея маловато земли, наиболее охотно ехали. В 1913 году украинцев на юге Дальнего Востока — на Зеленом Клине — было 60% от общего количества населения. Тогда как корейцев — 20%, россиян — 10% и еще 10% малочисленных коренных народов — нанайцев, удэгейцев, орочей. После 1917 года дальневосточное украинство пополнялось за счет беженцев, раскулаченных и репрессированных и т. п.

— Сколько сегодня проживает украинцев на Дальнем Востоке? И сколько из них признают себя украинцами?

— Точное их количество неизвестно. Только в Приморском крае за данными последней переписи проживало около 88 тысяч украинцев. Это официальные цифры, но они занижены. Хотя каждая следующая перепись уменьшает их количество практически вдвое. Если же говорить об этническом происхождении местного населения, то украинцев, бесспорно, больше. Они — потомки первых переселенцев во втором, третьем и четвертом поколениях. Там теперь их родина, ведь они родились и выросли на Дальнем Востоке. Однако они помнят свои этнические корни. Украинцы пластичны, поэтому быстро вживаются в инонациональную среду, неконфликтны; многие имеют высшее образование и соответствующую профессию. Украинцы активно участвуют в производстве, и российская сторона очень заинтересована в их приезде на Далекий Восток.

— Александр Петрович, расскажите, пожалуйста, о современной культурной и общественной жизни украинцев.

— Культурно-национальная жизнь держится на активистах украинской диаспоры — на национально сознательных людях, которым не безразличен вопрос украинской культуры и ментальности. Это малочисленная, но активная прослойка тамошних украинцев. Мой консульский округ охватывал 11 административно-территориальных единиц. В большинстве из них есть общества украинской диаспоры. Самые активные организации во Владивостоке, Хабаровске, Магадане, Южно-Сахалинске, Петропавловске-Камчатском, Якутске, а также в меньших населенных пунктах, в частности, Спасске-Дальнем, Находке, Комсомольске-на-Амуре, Биробиджане. Одна из основных форм работы с дальневосточными украинцами — проведение музыкальных фестивалей. Всего их было пять, не учитывая областных и краевых фестивалей украинской культуры. Кстати, последний, к которому я был причастен, прошел в 2009 году в г. Уссури. Он был приурочен к 200-летию со дня рождения Николая Гоголя. Фестиваль впервые проводился в форме «Сорочинской ярмарки». Было свыше 300 исполнителей с 32 украинских любительских коллективов со всего Дальнего Востока. Эту ярмарку посетило свыше 10 тысяч человек, и, по словам уссурийцев, ничего подобного они не припоминают. Еще одной важной формой работы было возобновление издания украиноязычной литературы. Активно участвовал в этом крайне важном деле член Союза писателей и Союза журналистов России, переводчик, поэт украинец Александр Лозиков. Усилиями дальневосточных украинцев на Дальнем Востоке издается первый литературно-публицистический украиноязычный журнал «Далекосхідна хвиля». Среди лучших книг, которые издал Лозиков, и «Антологія далекосхідної української поезії». Издана интересная монография Вячеслава Чорномаза, посвященная национальному движению украинцев на Дальнем Востоке в 1917—1922 гг., а также его исследование о первом праздновании Шевченковских дней на Дальнем Востоке в 1909 году. Он также написал исследование о первом украинском консульстве на Дальнем Востоке во времена Украинской Народной Республики.

— А как с украинским образованием? Есть ли хоть одна украинская школа или открыт ли хоть один класс с украинским языком обучения?

— Ситуация на Дальнем Востоке с украинским образованием неутешительна, как и в целом по всей России. В Украине около двух тысяч русскоязычных школ и школ, где русский язык изучается как предмет. До недавнего времени в России не было ни одной украинской школы с государственным финансированием. Нет их и на Дальнем Востоке. Местные украинцы пытаются создавать хотя бы воскресные школы или классы. Они самостоятельно нанимают учителей, однако это очень сложно организовывать, к тому же, украинский язык в России не востребован. Украинская диаспора пытается пропагандировать украинский язык и литературу, проводя вечера и конкурсы украинской поэзии.

— А какие настроения в настоящее время преобладают среди украинцев на Дальнем Востоке? Они полностью ассимилировались или все же желают развивать украинскую культуру?

— Если внимательно посмотреть на национально-культурное измерение, то украинский язык исчезает — на нем общаются только в обществах диаспоры и глухих селах Зеленого Клина. Большинство современных дальневосточных украинцев уже русифицированы — о своем украинском происхождении большинство знает только то, откуда они родом. Тем не менее, именно они и их предки сделали, если не решающий, то очень важный вклад в заселение и экономическое развитие этих земель.

— Помогает ли Украина жителям Зеленого Клина?

— Эта помощь реализуется в рамках бюджетной программы поддержки зарубежного украинства. Она, к сожалению, недостаточна по финансированию. Бывали годы, когда ее просто вычеркивали из бюджета. А идет речь о средствах, на которые можно закупить костюмы, компьютеры, аудиовидеоаппаратуру для ансамблей дальневосточных украинцев. Подавляющее большинство обществ украинской культуры сплачивается именно вокруг любительских художественных коллективов: украинских хоров, ансамблей и театров. Эти ансамбли притягивают людей, которым небезразлична украинскость. Поэтому проведение упомянутых выше фестивалей, встреч, фотовыставок и презентаций, национальных праздников и чествование годовщин выдающихся украинцев — важная форма сохранения украинской национальной составляющей на Дальнем Востоке. Из Украины дальневосточные украинцы получают методическую и учебную литературу. Спрос на нее большой, но удовлетворяется не полностью, особенно тяжело с учебниками украинского языка и словарями.

— Вы уже закончили свою миссию на Дальнем Востоке, поддерживаете ли контакты с тамошними украинцами?

— Да, но я остаюсь одним с неформальных представителей дальневосточных украинцев в Украине. Пытаюсь содействовать им в решении неотложных проблем через Министерство иностранных дел, а также Министерство культуры и Министерство образования, науки, молодежи и спорта. Как правило, мы находим понимание. Украинская диаспора в России — это лишь небольшая часть зарубежного украинства. Тем не менее она очень важна для нашего государства, и хотелось бы ее сохранить.

Игорь САМОКИШ, Игорь СЮНДЮКОВ, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ