Трусость — самый главный, самый страшный грех на земле.
Олег Сенцов, украинский режиссер, сценарист и писатель, политический заключенный

«Общая платформа»

Молдавская оппозиция положила конец монополии коммунистов на власть
10 августа, 1996 - 19:27
ПОСЛЕ ПОБЕДЫ НА ВЫБОРАХ МОЛДАВСКАЯ ОППОЗИЦИЯ ПРАЗДНУЕТ ПЕРВЫЙ УСПЕХ: ОБЪЕДИНЕНИЕ В КОАЛИЦИЮ. НО ХВАТИТ ЛИ СРЕДИ ЧЕТЫРЕХ ПАРТИЙ ЕДИНСТВА ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ В ЖИЗНЬ ПРОВОЗГЛАШЕННЫХ ПРИНЦИПОВ?

В минувшую субботу в Молдове произошло то, что еще совсем недавно казалось невозможным. Впервые за 18-летнюю историю бывшей советской республики к власти пришли оппозиционные партии. Четыре молдавские партии, выступающие за сближение с Западом и получившие большинство в парламенте по итогам досрочных выборов 29 июля, заявили о создании правящей коалиции «За европейскую интеграцию». Тем самым был положен конец монополии на власть Коммунистической партии Молдовы. Напомним, Либерально-демократическая, Либеральная, Демократическая партии и альянс «Наша Молдова» в сумме получили 53 из 101 места в парламенте.

Лидер Либерально-демократической партии Влад Филат заявил на пресс-конференции, что участников коалиции объединяет 21 принцип, в том числе: сближение с ЕС, обеспечение свободы прессы, проведение рыночных реформ, построение правового государства и мирное урегулирование приднестровского конфликта.

Тем временем лидер Демократической партии Марьян Лупу отметил, что во внешнеполитическом курсе правящей коалиции на первом месте находится европейская интеграция, на втором —восстановление добрых отношений с соседними государствами: Украиной и Румынией, а третьем — стратегическое партнерство с восточным соседом — Российской Федерацией. «Это наша общая платформа», — заявил М.Лупу.

Он же подчеркнул, что Молдова будет придерживаться по своей Конституции статуса нейтралитета, и, безусловно, сотрудничать с НАТО в рамках различных программ типа «Партнерство ради мира». Лидер либеральных демократов В.Филат, со своей стороны, заметил, что «мы должны достичь уровня российских отношений с НАТО».

Следует отметить, что в коалиции достаточно голосов для избрания руководства парламента и кабинета министров. Согласно Конституции для этого необходимо простое большинство голосов — 52, а в коалиции на один голос больше. Для избрания президента Молдовы нужен 61 депутатский голос, и поэтому коалиции придется договариваться с партией коммунистов. Тут действительно большинству придется договариваться с коммунистами и, возможно, пойти на какой-то компромисс.

Тем более, что с моральной точки зрения коммунистам будет трудно отказаться от участия в голосовании депутатского корпуса по кандидатуре президента. Именно за блокирование процедуры избрания главы государства после выборов 5 апреля коалиция жестко критиковала оппозицию. Здесь стоит также упомянуть о высказывании президента В.Воронина о том, что третьи выборы страна не переживет.

«Молдавское общество ждет более-менее внятного компромисса»

Оазу НАНТОЙ, программный директор Института общественной политики, Кишинев:

— Считаете ли вы, что с созданием демократической коалиции под лозунгом «За европейскую интеграцию» Молдова окончательно стала на необратимый путь интеграции в ЕС?

— И да, и нет. Об этом можно будет говорить после завершения процесса формирования всех структур власти. Потому что принципы, на основе которых четыре лидера в субботу подписали декларацию о создании коалиции «За европейскую интеграцию», выглядят проевропейски и не противопоставляют себя России. В заявлении подчеркивается в том числе стратегическое партнерство с Россией. Но остается открытым вопрос, как будет избран следующий президент Молдовы? Декларация коммунистов, что они готовы делегировать восемь голосов в поддержку того кандидата, который получит поддержку остальных членов парламента, пока выглядит достаточно неоднозначно. Потому что неизвестно, на каких условиях коммунисты готовы делегировать свою поддержку следующему президенту. Как мы знаем, политика не строится на актах душевной щедрости. Политика строится на интересах, особенно в ситуации, когда партия коммунистов теряет власть. Им, очевидно, особенно Воронину и его семье, захочется иметь какие-то гарантии. Поэтому я не стал бы торопиться с однозначно оптимистическими оценками ситуации, особенно если учесть, что Российская Федерация располагает рычагами влияния на Молдову. Достаточно вспомнить, например, двухмиллиардный в долларах долг так называемой Приднестровской республики по отношению к «Газпрому». Ситуация, когда 15 процентов «МолдоваГаз», которые принадлежит «Тирасполь ТрансГазу», находятся по доверенности в управлении «Газпрома». Получается, что «Газпром» равнодушно смотрит, как он сам себе создает долг в ситуации, когда Приднестровье не платит за газ. Возникает вопрос, как Россия воспользуется этим рычагом? И воспользуется ли? Поэтому изменения есть. Хочется верить, что в сторону европейской интеграции. Но о конкретных шагах пока говорить рано.

— Нет ли противоречий в словах коммунистов, которые сначала заявляли, что будут в жесткой оппозиции к новой коалиции и тут дарят ей восемь голосов для избрания президента?

— Дело в том, что в ходе избирательной кампании Воронин заявлял, что коммунисты получат 80 процентов голосов. То есть в избирательной кампании декларации зачастую имеют чисто электоральный смысл и ничего общего с реальностью. Другое дело, что после выборов состоялась встреча регионального директора Международного валютного фонда с представителями четырех некоммунистических фракций. И, насколько мы понимаем, картина, обрисованная этим функционером, достаточно тревожная. И в этой ситуации коммунисты понимают, что если они пойдут в жесткую оппозицию и будут блокировать, в том числе и выборы нового президента, рискуя тем самым спровоцировать новые досрочные выборы в начале следующего года, то это может стать последней каплей, которая сломает хребет коммунистическому ослу. Это последняя соломинка. Общество тогда, скорее всего, накажет коммунистов так, что им сегодняшние результаты покажутся очень положительными, но уже будет поздно.

— Как приход оппозиции к власти скажется на урегулировании приднестровского конфликта?

— Сегодня рано говорить об этом. Потому что коалиция только объявлена. В качестве эксперта по проблеме Приднестровья, насколько я понимаю, потребуется достаточно деликатная политика, для того чтобы эти партии заняли общую позицию по отношению к проблеме Приднестровья. Особенно в ситуации, когда в этой проблеме накопилось очень много искусственно созданных стереотипов, которые были созданы в результате московской политики. Типа того, что конфликт является якобы внутренним, или является конфликтом между двумя берегами Днестра, что, конечно, является очевидной чушью. Тем не менее, все эти проблемы придется разгребать.

— И, очевидно, не скоро следует ожидать положительных результатов. А как, по вашему мнению, в Приднестровье восприняли приход молдавской оппозиции к власти в Молдове?

— Я лично знаю Игоря Смирнова достаточно давно: с того момента, когда он был избран по 125-му избирательному округу в Верховный совет Молдавской Советской Социалистической Республики в марте 1990 года. Мы прекрасно знаем, что любые изменения, которые происходят в Кишиневе, этот режим, используя демагогические приемы, пытается обратить в свою «пользу». Единственная у них была проблема, когда 25 февраля 2001 года партия коммунистов с явно пророссийскими лозунгами одержала сокрушительную победу в Молдове. Тогда они на какое-то время замолчали. Но сейчас они подымут истерику, что пришли к власти прорумынские силы, которые заволокут Молдову в НАТО и в Румынию. Поэтому единственный выход — стоять насмерть. Наша республика нас защитит, а деньги будут капать в ту же семейную копилку.

— Каких изменений следует ожидать от новой коалиции в отношениях Молдовы с Украиной?

— Действительно, нормализация отношений с соседними странами была объявлена одним из приоритетов новой коалиции. То, что наговорил режим Воронина по отношению к Румынии и Украине, не влезает ни в какие дипломатические ворота. Нам нужны прагматические, добрососедские отношения, построенные на несомненных принципах и взаимном уважении. Конечно, проблемы есть. Но это вовсе не значит, что они не решаемы, особенно если партнеры корректны и уважают друг друга.

— Как, по вашему мнению, должен ЕС отреагировать на создание в Молдове коалиции «За европейскую интеграцию»?

— Молдова не та страна, которая привлекла бы к себе внимание всего Евросоюза. Молдова не входит в число приоритетов Евросоюза. Другое дело, что ЕС хочет иметь стабильного, предсказуемого и желательно демократического соседа. И одним из условий такой стабильности и предсказуемости является выполнение элементарных норм политической демократии. Речь идет о политическом диалоге, соблюдении законов, конституции, функционировании правового государства. И в этом направлении, конечно, будут и заявления Евросоюза. И они все сводятся к тому, что политические партии на основе общей ответственности перед избирателями, на основе диалога должны прийти к конструктивным вариантам решения проблемы. Вот и все.

— А вы как эксперт, ожидаете, что новая коалиция справится с этой задачей?

— Я ожидаю, что решение будет непростым. Она, наверное, не устроит никого в отдельности. Это будет результатом тяжелого компромисса. Но все сходятся на позицию, что Молдова еще одних досрочных выборов не выдержит. Поэтому надо жертвовать качеством, как говорят шахматисты, и искать решение. Но из того настроя, который существует, общество ждет этого. Если после выборов 5 апреля была жесткая поляризация общества и любой депутат, который бы проголосовал за кандидатуру коммунистов на должность президента, был бы сочтен предателем, то сейчас атмосфера изменилась, и общество ждет какого-то более-менее внятного компромисса.

Мыкола СИРУК, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ