История - наука о людях во времени, наука, в которой непрерывно надо связывать изучение мертвых с изучением живых.
Марк Блок, французский историк

Партия власти устояла, хотя и с трудом

Результаты выборов в российских регионах особых сенсаций не принесли
11 сентября, 2019 - 10:07
МОСКВА, 8 СЕНТЯБРЯ 2019 г. / ФОТО РЕЙТЕР

Все переизбиравшиеся губернаторы, назначенные Путиным, благополучно сохранили свои места. Особое внимание было приковано к губернаторским выборам в северной столице, но и здесь малопопулярный в городе путинский выдвиженец Александр Беглов после того, как городской избирком в тесном взаимодействии с администрацией президента России устранил всех мало-мальски серьезных его конкурентов, уверенно набрал свои 60% голосов. Хотя и здесь есть основания полагать, что не обошлось без фальсификаций, поскольку протоколы по выборам в Петербурге в течение суток не ввели в систему ГАС «Выборы». Это касается прежде всего выборов муниципальных депутатов, но не исключает вбросов или порчи бюллетеней на губернаторских выборах, с целью избежать проведения второго тура. По словам журналиста и общественного деятеля Марины Шишкиной, ранее на петербургских выборах «активно применялась мошенническая схема досрочного голосования. В этом году, видимо, единой технологии нет, поэтому набор методов включает самые разные формы, включая театрально-постановочные. Кроме этого активно применяется надомное голосование, будто полгорода у нас — больные. Это печально и унизительно». Так, на одном из участков один из присутствующих разыграл сцену, будто ему стало плохо. И бойкие мужчина и женщина, воспользовавшись возникшей суматохой, вбросили несколько пачек бюллетеней в ящик для голосования, по поводу чего оппозиция подала жалобы в Горизбирком и ЦИК, не слишком, впрочем, надеясь на их удовлетворение.

Единственным регионом, где системная оппозиция в лице ЛДПР одержала победу на всех уровнях, стал Хабаровский край — там ранее губернатором стал представитель партии Жириновского. Не исключено, что в администрации президента России и в руководстве Государственной Думы решили, приняв во внимание крайне низкий уровень поддержки «Единой России» в этом регионе, в качестве эксперимента, передать его под управление ЛДПР, которую считают все же более благонадежной, чем КПРФ (в свое время для того, чтобы не допустить победы в Приморском крае коммунистического кандидата в губернаторы, были использованы все законные и незаконные средства).

В Москве перед выборами в Мосгордуму была проведена капитальная зачистка внесистемной оппозиции. Всех ее кандидатов не допустили к выборам под явно фальшивыми предлогами брака в подписных листах, которого на самом деле не было, тогда как откровенно нарисованные подписные листы тех самовыдвиженцев, которые на самом деле представляли «Единую Россию», никаких вопросов в Мосгоризбиркоме не вызвали. А в последние дни перед выборами осудили несколько оппозиционных активистов по делу о массовых беспорядках на реальные сроки заключения. Одному же из активистов, Константину Котову, влепили сразу 4 года по недавно введенной в действие статье, согласно которой тюремным заключением карается многократное нарушение законодательства о порядке проведения массовых мероприятий. Таким образом, административное наказание плавно и практически незаметно для подсудимого может перетекать в уголовное. Это — по части кнута. Но есть и пряник — несколько человек, ранее обвиняемых по делу о массовых беспорядках, освободили и дело против них прекратили, а студента Егора Жукова, ставшего одним из символов протестов из-за явной абсурдности выдвинутых против него обвинений, опровергаемых даже официальной видеосъемкой, перевели под домашний арест.

Еще на всякий случай инсценировали нападение на главу Центризбиркома, системного либерала и правозащитницу Эллу Памфилову. Якобы неизвестный в маске и перчатках, вооруженный электрошокером напал на нее около полуночи в ее собственном коттедже в Подмосковье, нанес ей легкие телесные повреждения (якобы что-то сделал с пальцем и нанес удар в область живота), но из дома ничего не взял и быстро ретировался. Тут же было объявлено, что полученные Памфиловой повреждения не станут препятствием для ее послевыборной пресс-конференции, но заставляют отказаться от подхода к прессе и ответа на вопросы. Тут же была выдвинута версия, будто цель нападения, сработанного внесистемной оппозицией, было вывести главу Центризбиркома из строя и не дать предстать «перед международным сообществом». Затем, очевидно, осознав всю смехотворность данной версии, в Кремле предпочли вернуться к версии с ограблением. Будто бы отважная женщина отбилась от грабителя удачно подвернувшимся под руку стулом, после чего тот бесславно бежал с поля сражения. А вскоре, как по заказу, нашелся и сам грабитель, который прямо в день выборов уже успел признать свою вину. Грабителем оказался, если верить следственным органам, нищий казах-гастарбайтер, ютившийся в шалаше недалеко от дома Памфиловой. Оказывается, ранее неизвестные воры украли у него деньги, документы и все вещи, кроме профессиональных атрибутов — маски, перчаток и электрошокера, вот он и решил разжиться чем-нибудь у богатой соседки, совершенно не подозревая, сколь высокопоставленным чиновником она является. Эпизод с электрошокером напомнил мне исповедь изнывающего в константинопольской нищете генерала Чарноты из булгаковского «Бега». В данном случае, слегка перефразированный, он звучал бы так: «Эллочка, штаны продам, все продам, только не электрошокер! Я без электрошокера жить не могу!».

Нет уж, если ставить такую серьезную сцену как нападение неизвестного грабителя на главу Центризбиркома, то ставить надо было по-серьезному, в стиле Станиславского, а не тяп-ляп. Памфилова остается лежать в прихожей со следами применения электрошокера на лице и других частях тела и с фингалом под левым глазом (можно два фингала под обоими глазами). В доме все перевернуто вверх дном, мебель поломана, на полу раскиданное белье из шкафов, а также пачка долларов и несколько золотых монет, в спешке забытые грабителем. Вот тогда бы публика поверила, а теперь она вслед за Станиславским повторяет: «Не верю!»

Что же касается выборов в Мосгордуму, то определенный эффект «умное» голосование дало. Из 45 избранных депутатов примерно 20 относятся к тем, что прямо не контролируются мэрией. В некоторых случаях власть была явно не в восторге от затеи Навального, например, когда в одном из округов прокатили главу московских единороссов. В других случаях глава ФБК и мэрия в конечном счете поддержали одну и ту же кандидатуру, как, например, в случае с коммунистом Николаем Губенко, более чем лояльным партии власти. Предсказуемо был избран без какого-либо противодействия мэрии и «яблочник» Сергей Митрохин. А еще власть в Москве опробовала новую технологию фальсификации — электронное онлайн голосование, примененное пока только в  трех округах. Явка в этом голосовании была в несколько раз выше средней по столице, составившей менее 22%. И почти все голосовавшие онлайн, что удивительно, поддержали ставленников мэрии.

Так или иначе, но большинство партии власти в Мосгордуме сократилось до исторического минимума, а многие депутаты вынуждены чувствовать себя обязанными за свое избрание внесистемной оппозиции. Это, несомненно, плюс. Минус же заключается в том, что теперь в глазах сторонников Навального новая Мосгордума будет легитимна, и довольно трудно будет требовать ее роспуска, хотя некоторые депутаты обещают внести соответствующее предложение уже на первом заседании. Но подобных по-настоящему оппозиционных депутатов в Московской городской Думе — человека 2—3, не больше.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ