Величайшая честь, которую может оказать человеку история, — это наградить его званием миротворца.
Ричард Никсон, 37-й Президент Соединенных Штатов Америки

Перемирие как промежуточный результат войны

Москва пытается сохранить влияние на Южном Кавказе
12 октября, 2020 - 19:26
ФОТО REUTERS

О возможном перемирии в войне Армении и Азербайджана уже несколько дней писали французские газеты. Для Еревана это стало вопросом предотвращения окончательного поражения или, во всяком случае, получения крайне необходимой передышки.

Не менее важной даже видимость какой-то деэскалации была и для России. Кремль оказался буквально в западне собственной политики и ставки все время повышались.

При этом, разговор идет не о каких-то переговорах, а о решении гуманитарных вопросов, в частности, обмена пленными, поиском тел погибших и других сопряженных вопросов.

Интересна начальная позиция сторон перед переговорами в Москве.    Армянский премьер Никол Пашинян подтвердил готовность начать мирный процесс, подчеркнув, что «народ Нагорного Карабаха стоит на пороге гуманитарной катастрофы».

Со своей стороны, президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что «статус-кво по Карабаху больше не существует: Баку его изменил». При этом он назвал начавшиеся в Москве консультации «последним шансом» для Еревана на мирное урегулирование.

Вот такая разница в подходах к переговорам даже по ограниченному перечню вопросов наглядно показывает прочность позиций сторон. Для начала в военной составляющей, а потом и в дипломатической.

Сколько бы ни твердили в Ереване, что отбивают все атаки азербайджанской армии, на самом деле положение армянских частей с каждым днем становится все хуже.

Хотя бои носят ожесточенный характер, но уже очевидны сложности для обороняющихся. Как это часто бывает, победители склонны готовиться к прошедшей войне. Это относится не только к генералам и адмиралам, но и к политикам.

Конечно, Армения собрала много танков и другой военной техники, были подготовлены кадры, накоплены запасы боеприпасов и другие элементы военного снабжения. Линия соприкосновения в Карабахе, особенно в горной части, была сильно укреплена в инженерном отношении, и создалось представление, что такие позиции непреступны.

Хотя ни для кого не являлось секретом, что Азербайджан приобретает самое современное оружие, готовит кадры для его использования под руководством турецких офицеров и израильских инструкторов. Заявления Баку о создании новой сильной армии в Ереване и Москве не воспринимали всерьез и считали пустым бахвальством.

Стратегия и тактика армянской армии основывалась на представлении о низких боевых качествах противника и поэтому в случае азербайджанского наступления его передовые части будут остановлены, и обескровлены армянскими контратаками. Затем начнется мощное контрнаступление, и азербайджанские части второго эшелона побегут, бросая дорогостоящую технику. После этого под патронатом великих держав и в первую очередь России быстро договорятся о перемирии, и все вернется на круги своя.

Действительность оказалась совершенно иной. И первое поражение Армении было даже не на поле боя, а в ее отношениях, вроде бы союзнических, с Россией. Москва долго занимала невнятную позицию и не проявляла никакого желания вмешиваться в конфликт на стороне Армении. Вот этого в Ереване никак не могли просчитать, хотя все предыдущие события наглядно показывали снижение военно-политического веса России, и ее откровенное нежелание и даже боязнь прямого столкновения с Турцией.

Кстати, такой же неожиданностью оказалась и жесткая позиция Анкары в поддержке Баку. Да, Турция всегда поддерживала своих азербайджанских союзников, но то, что она готова зайти в этом так далеко почему-то в армянской столице считали маловероятным. Здесь опять их подвела своего рода слепая вера в такую же помощь и военно-политический заслон Россией от Турции.

Теперь о некоторых военных факторах. Новым для армянского командования оказалась стратегия и тактика азербайджанцев, которые отказались от фронтальных атак больших масс пехоты и танков на подготовленные оборонительные позиции. Наоборот, была использована тактика массированного использования артиллерии, как ствольной, так и ракетной, наводимой дронами разных видов. В этой связи следует отметить достаточно высокий уровень взаимодействия различных родов войск в азербайджанской армии при решении той или иной задачи в процессе наступления.

Второе важное обстоятельство. С первых часов боев азербайджанская артиллерия и авиация нанесли массированные удары по складам боеприпасов и снабжения армянской армии и сильно затруднили логистику снабжения фронта. В Карабахе журналистам иностранных СМИ добровольцы рассказывали, что с оружием и боеприпасами большие проблемы, часто нет даже продовольствия. Господство в воздухе позволило азербайджанским силам нанести значительные потери в технике, системам связи и управления армянкой армии.

Не удивительно, что, несмотря на сильное сопротивление, азербайджанская армия продвигается вперед, особенно на южном направлении, где местность менее гористая и позволяет использовать танки и другую бронированную технику. На данном этапе восполнение армянских потерь в технике не представляется возможным из-за логистических трудностей. Иран, как и Грузия, отказывается пропускать военные грузы в Армению по своей территории. Других путей для этого нет. По воздуху многое не перебросишь. Причем лететь придется опять же через иранское воздушное пространство и с этим тоже будут проблемы.  

Российский военный обозреватель Павел Фельгенгауэр заявил изданию «Росбалт», что «Драматизм положения армянских войск в Карабахе характеризуется, например, тем, что сейчас в вооруженные силы Армении призывают даже тех, кто только что отслужил в армии. До этого действовало жесткое правило, по которому демобилизованных снова могут призывать в войска не раньше, чем через год после окончания срочной службы». Это говорит о том, что у армянской армии есть проблемы с комплектованием боевых частей. Это не удивительно даже по демографическим причинам, но также свидетельствует о высоком уровне потерь в живой силе.

Министерство обороны Азербайджана заявило, что «Личный состав воинских частей вооруженных сил Армении, понесший тяжелые потери от огневого удара азербайджанской армии по Ханкенди (Степанакерту), эвакуируется. Большое количество военнослужащих было убито и ранено в результате артиллерийского обстрела укрытия одной из воинских частей в Ханкенди».

Сейчас трудно найти подтверждение этому из независимых источников, но довольно нервная реакция Еревана и его постоянные напоминания о готовности к переговорам косвенно свидетельствует, что военное положение не просто плохое, а постоянно ухудшается. Отсюда повторяющиеся призывы к Москве и Парижу прийти на помощь. 

Почему же в Баку согласились на перемирие, если его военные успехи налицо.

• Во-первых, в азербайджанской столице свое согласие сопроводили фактическим ультиматумом последнего шанса для Армении. Тем самым демонстрируется желание мирного урегулирования с возможностью спокойной эвакуации военных частей Армении из Карабаха. Понятно, что Ереван не согласится, но предложение, пусть и  такой форме, было сделано.

• Во-вторых, в Баку сделали пасс в сторону Москвы, давая ей возможность показать свои возможности в убеждении Еревана пойти на уход, если не из всего Карабаха, то из большей его части. Если не получится, то уже Кремлю не на кого будет кивать.

• В-третьих, Путин не может сейчас допустить разгрома Армении Азербайджаном и Турцией, ни при каких условиях. В случае серьезного поражения Еревана под вопрос будет поставлен краеугольный камень российской политики по периферии ее границ. Уже сейчас у многих возникают вопросы по поводу надежности России как союзницы и ее готовности выполнять взятые на себя обязательства. Более того, оказывается, что Москва не столь доминирует, даже в военном отношении, как она представляла до недавнего времени.

Вот почему для Кремля крайне важно заставить обе стороны остановиться и начать хоть какие-то переговоры, иначе инициатива по урегулированию перейдет к другим. Президент Франции Эммануил Макрон день и ночь бьется, чтобы созвать конференцию с участием больших государств и попытаться как-то решить проблему.

Исходя из сказанного, можно говорить о промежуточных результатах боевых действий.

• Первый. Любое даже самое успешное наступление не может продолжаться больше 10-15 дней. Наступающие войска устают, части первой линии необходимо отвести на отдых, пополнение людьми и техникой. Нужно изменить логистику снабжения, подтянуть тылы, создать запасы, новые пункты и склады снабжения. Отсюда оперативная пауза, к которой перешла азербайджанская армия.

Со своей стороны, армянская армия попытается воспользоваться оперативной паузой и контратаками отбить хоть какие-то позиции. Логика понятна, но такие действия требуют затрат ресурсов, которые и так довольно ограниченные и все это с неясным результатом. Именно этим объясняются масштабные нарушения достигнутого перемирия.

• Второй. Война в Карабахе показала, что замороженных конфликтов не существует. Все они на постсоветском пространстве изобретенные и поддерживаемые Москвой оказались не столь долгоживущими, на что в Кремле так надеялись.

Кроме того, возник прецедент военного решения территориального конфликта и наглядная демонстрация ограниченности возможностей России по вмешательству и его купированию.

Несомненно, что соответствующие выводы сделают в Киеве в отношении Донбасса, как ближайшей цели, но также и в отношении Крыма. Не столь незыблемыми оказываются позиции Москвы даже в таком вопросе.

• Третий. В Азово-Черноморском регионе создалась новая политическая и военная реальность в связи с вмешательством Турции. Оказывается, что военное решение замороженных и патронируемых Россией конфликтов вполне возможно при внешней поддержке достаточно мощного, по крайней мере, в военном отношении государства. В определенных условиях может оказаться достаточной только дипломатической поддержки.

Россия декларирует невмешательство в войну в Карабахе из-за того, что она проходит на признанной миром территории Азербайджана. Аналогия с Донбассом и тем более с Приднестровьем вполне очевидна.

Победа Азербайджана в Карабахе запустит процесс решения проблем с сепаратистскими и оккупированными Россией территориями. И это главный промежуточный результат происходящего на Южном Кавказе.

Юрий РАЙХЕЛЬ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ