Страсть к победе пылает в каждом из нас. Воля к победе - вопрос тренировки. Способ победы - вопрос чести.
Маргарет Тэтчер, премьер-министр Великобритании (от Консервативной партии) в 1979-1990 годах

Подмена настоящего и будущего прошлым

Навальному или любому другому лидеру постпутинской России придется отказаться от агрессивной внешней политики
26 августа, 2021 - 19:21
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Находящийся в заключении Алексей Навальный дал обширное интервью «Нью-Йорк Таймс», явно приуроченное как к сентябрьским выборам, так и к годовщине его отравления. Газета называет Навального «самым знаменитым российским заключённым». На вопрос, как он оценивает встречи президента Байдена и других западных лидеров с президентом Путиным, Алексей Анатольевич ответил, что «работа президентов во многом состоит из встреч с другими президентами, даже если они очень неприятные люди и лгут в каждом своем слове, как это происходит в случае с Путиным». Но, по его словам, Байден этими переговорами пока что ничего не достиг, зато дал лишний повод российской государственной пропаганде превозносить «мудрость» Путина. Наоборот, после визита Байдена ситуация в России стала только хуже: «Уже после встречи Путин фактически криминализировал любую оппозиционную деятельность, объявив ее «экстремистской». Десяткам тысяч людей запрещено быть кандидатами на выборах любого уровня. От текущих выборов в Госдуму с формулировкой «за поддержку Навального и участие в митингах» отстранены все сильные кандидаты. Разгромлены и объявлены иностранными агентами лучшие СМИ. Фактически в России возрожден печально известный советский закон «Об антисоветской агитации и пропаганде». Интернет-сайты блокируются сотнями уже даже без формальных судебных решений. Количество политзаключенных растет. Градус антизападной истерии в СМИ тоже, хотя вроде куда уже дальше. Так что Путин послушал Байдена и сделал все наоборот. Ужесточение репрессий произошло бы и без встречи с Байденом, но ее факт их не предотвратил и не замедлил».

Навальный предложил, что «санкции, гораздо более жесткие, чем сейчас, должны быть наложены на тех, кто грабит Россию, делает ее народ беднее и лишает его будущего. Это так и должно называться: «Пакет санкций в поддержку российского народа, против коррупции, лжи и тирании»... То, что до сих пор не введены санкции в отношении олигархов, — страшное разочарование. Режим Путина — это мафиозная группа. Даже по формальным признакам. Обратите внимание, что члены этой мафии переженились, породнились через детей. Это уже набор семейных кланов, где папа — глава ФСБ или бывший глава ФСБ, а сынок — глава государственного банка, «легально» приносящий в семью миллиарды долларов. И над этим стоит capo di tutti capi — Путин». Он справедливо указал на то, что все до сих пор принятые санкции направлены только против исполнителей, которые на Запад не ездят и активов там не имеют. И еще Навальный отметил, что на уровне законодательной власти и в США, и в Евросоюзе есть понимание необходимости введения санкций против путинских олигархов, но «исполнительной власти по обе стороны океана трудно совладать с армией юристов, лоббистов и банкиров, сражающихся за право владельцев грязных и кровавых денег оставаться безнаказанными... А пока олигарх Усманов, плативший миллиардные взятки Дмитрию Медведеву, без проблем живет между Монако и Италией на своей яхте Dilbar стоимостью выше 470 миллионов долларов, а Роман Абрамович, финансировавший дворец Путина, заказывает постройку особняков на Upper East Side, никто не поверит в то, что Запад действительно хочет помочь русским спасти свою страну от разграбления группой Путина. Не бывает борьбы с коррупцией без борьбы с коррупционерами».

По поводу же угроз западных правительств ввести жесткие санкции, если с самим Навальным в тюрьме что-то случится, тот ответил: «С одной стороны, Путин реально опасается, что новые секторальные санкции обрушат экономику России, где и без того реальные доходы населения падают семь лет подряд. С другой — вот это «не поддаюсь давлению» давно превратилось у него в фирменную иррациональную борьбу. Если от меня чего-то требуют, то я сделаю наперекор, даже если это во вред моим интересам».

Касаясь своего пребывания на зоне, Навальный отметил, что на работы его не направляют, как и других заключенных его маленького отряда, чтобы «я был под максимальным контролем 24 часа в сутки и 7 дней в неделю. Общался с минимальным количеством зэков, а все, что говорю, сразу становилось известно администрации». Тем не менее, как мы убедились, «главный российский заключенный» смог получить вопросы редакции «Нью-Йорк Таймс» и передать ответы на них так, что администрация колонии ничего не узнала.

По словам Навального, в 18 часов в колонии начинается «главная часть программы превращения преступника в нормального гражданина — «патриотическое воспитание». Мы смотрим фильмы о Великой отечественной войне. Или о том, как однажды, лет 40 назад, наши спортсмены разгромили американцев или канадцев. До того, как я попал сюда, и представить не мог, как много фильмов на эту тему снято на деньги госкорпораций. Именно в 18 часов каждого дня мне особенно четко понятна суть идеологии путинского режима: подмена настоящего и будущего прошлым. Реально героическое прошлое, приукрашенное прошлое, полностью вымышленное прошлое. Все виды прошлого должны постоянно находиться в фокусе внимания, чтобы вытеснить мысли о будущем и вопросы к настоящему». В этом и заключается суть путинского режима.

По поводу своего возможного убийства в тюрьме, Навальный ответил философски: «Или убьют, или не убьют. Давайте не забывать о том, что мы имеем дело с явно психически нездоровым человеком — Путиным. Патологическим лжецом с маниями величия и преследования. 22 года бесконтрольной власти сделают таким любого, и мы наблюдаем классическую ситуацию полубезумного царя. Как мы сейчас знаем, убийцы из ФСБ стали ездить со мной по стране буквально со следующего дня после того, как я объявил о том, что иду на выборы президента. Умный ли это ход? Серьезно, отдать приказ своей спецслужбе убить политического противника химическим оружием? Так себе идейка. Но Путин сделал это потому, что одержим какими-то своими страхами и идеями. Вы же знаете, что в Кремле официально трудятся астрологи и шаманы. Путин помешан на оккультизме и ходит с красной ниткой на запястье. Тоже ничего удивительного — типичный признак деградации и разложения при абсолютной власти. Вот мы пытаемся строить какие-то рациональные версии, а на самом деле когда-нибудь выяснится, что президент России принимает решение на основе советов какого-то старца из леса. Или покемона».

В эффективности российской государственной системы Навальный продолжает сильно сомневаться: «Тот хаос и бардак, в который превращается государственная система, в принципе не способны порождать какой-то результат. Господи, да они даже проект «давайте убьем Навального» не смогли реализовать при всех своих возможностях. Впрочем, не хотелось бы, чтобы это стало первым проектом Путина, доведенным до конца». Тут, замечу, еще ничего не решено. Сейчас как раз самый опасный период — месяц перед выборами. Путину, который не сомневается, что после выборов будут протесты, было бы важно лишить протестующих их главного вождя.

Навальный отмечает, что сейчас власти «уже отстраняют даже не самых проходных кандидатов, испугавшись, что наше «Умное голосование» принесет победу над путинскими кандидатами даже им». И поэтому он убежден, что «если бы мы могли участвовать в выборах, то даже без денег и информационных ресурсов разгромили бы путинскую партию «Единая Россия» прямо сейчас. И на федеральных, и на региональных выборах... Победить самого Путина лично — тоже да. Не надо преувеличивать его популярность, цифры соцопросов значат мало в авторитарной стране. Путин — это политик, ни разу не участвовавший в дебатах. Он боится неподготовленных вопросов. Вот на днях он выступал перед «рабочими Башкирии», так выяснилось, что все эти рабочие — местные чиновники, на которых надели форменные комбинезоны».

Навальный допускает, что Путин может быть сметен либо посредством революции, в которую выльются протесты, либо путем переворота, который, по его мнению, мог бы возглавить мэр Москвы Собянин, сконцентрировавший в своих руках «огромные медиа— и денежные ресурсы» и якобы контролирующий «половину кадров Кремля», или министры Лавров и Шойгу, рейтинг которых выше рейтинга Путина. Тут я с Алексеем Анатольевичем не соглашусь. Собянин, в отличие от Лужкова, феноменально непопулярен среди москвичей из-за бестолковой политики в связи с пандемией, а за пределами Москвы вообще никакой популярностью не пользуется. Любой переворот для него — верная гибель, даже если он его возглавит, потому что в случае успеха переворота найдутся люди посмелее и порешительнее и без отрицательного рейтинга, которые с ним легко расправятся (да и мансийская национальность в глазах толпы — отнюдь не плюс). Что же касается Лаврова и Шойгу, то они всего лишь мастера пиара и возглавить переворот не в состоянии. Да и соответственно армянская и тувинская национальность — для переворота отнюдь не подходящие, учитывая шовинизм масс. Если переворот и будет, то его лидерами будут люди второго ряда, которые сейчас не на виду.

А еще Навальный предложил свой рецепт борьбы с бедностью в Прекрасной России Будущего: «Победа над бедностью может быть связана только с экономическим ростом, а он будет обеспечен в первую очередь двумя вещами: тотальным дерегулированием экономики и освобождением бизнеса и инвестициями в человеческий капитал. В образование и здравоохранение. Источник для этих инвестиций — безумно раздутый военно-полицейский бюджет, пожирающий сейчас 35% общего бюджета».

Идеи, конечно, привлекательные. Но для этого Навальному или любому другому лидеру постпутинской России придется отказаться от агрессивной внешней политики, в том числе по отношению к постсоветским государствам. И только время покажет, готовы ли они будут пойти на это. А еще Навальный повторил бессмысленную мантру о том, что «Россия должна стать одним из лидеров в борьбе с изменением климата». Что ж, это, пожалуй единственное, в чем с ним согласится нынешний президент России.

А что же ответил на все идеи Навального его главный оппонент Путин? Его основные предложения на встрече с ведущими кандидатами «Единой России», которых опять держали на двухнедельном карантине (а это заставляет усомниться в том, что президент России действительно привился) свелись к единовременным выплатам в 10 тыс. рублей пенсионерам и в 15 тыс. рублей военнослужащим. А через день Владимир Владимирович предложил распространить 15-тысячные выплаты на всех сотрудников правоохранительных органов. Вот где собака зарыта! Если у пенсионеров просто покупают голоса, то у силовиков — не столько голоса, сколько готовность бороться с послевыборными протестами и идти на определенные лишения. Значит, Путин не сомневается, что протесты будут, и полиции и Росгвардии (а может — и брошенным им в помощь войскам) придется провести неделю, а то и больше на казарменном положении, разгоняя протестующих.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ