Украинские мечи перекуются на орала только тогда, когда лозунг - Независимое Государство Украинское - превратится в действительность и обеспечит возможность использовать родную землю с ее несметными богатствами...
Симон Петлюра, украинский государственный и политический деятель, председатель Директории УНР

Поздравляю вас, гражданин, соврамши!

Скандал в российско-германских отношениях, начавшийся с убийства в Берлине чеченца Зелимхана Хангошвили, набирает обороты
17 декабря, 2019 - 18:21
ФОТО РЕЙТЕР

Министр иностранных дел Германии Хайко Маас в эфире телеканала ZDF прямо заявил, что российские власти не направляли официальные запросы об экстрадиции Хангошвили: «Нас не просили кого-либо выдавать, не говорили, в чем его подозревают. Все это делается сейчас задним числом». По его словам, подобные заявления со стороны властей России звучат странно и выглядят как оправдание совершенному в августе убийству. И еще Хайко Маас добавил, что германскому правительству никогда не говорили о потенциальной угрозе, которая исходила от Хангошвили, а также о том, что его следует экстрадировать.

Тут надо  напомнить о том, что утверждения, будто покойный чеченец был причастен к взрывам в московском метро и что Россия неоднократно просила о его выдаче, но не нашла понимания у германских властей, Владимир Путин озвучил не где-нибудь, а в Париже, на официальной пресс-конференции после саммита в нормандском формате. И затем всю эту ложь, естественно, повторил пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков: «Запросы были, об этом докладывалось президенту». Ну, пресс-секретарю-то врать, не краснея, по должности положено. Хотя никто в Кремле не подумал, что в свете неизбежного рано или поздно германского опровержения Дмитрий Сергеевич будет выглядеть как человек, который подставил президента: сообщил ему о том, чего не было. А ведь за это пресс-секретаря надо бы, как минимум, уволить. Однако Владимир Владимирович так поступать с Песковым явно не собирается, по крайней мере, в ближайшее время.

Руководство же российской генпрокуратуры, памятуя о том, что совсем недавно случилось с одним из заместителей генерального прокурора, слишком много знавшим по делу Скрипалей, на этот раз как в рот воды набрало. Но это все мелочи, на которые и внимания особого не обращают. А вот чтобы глава великой державы, ничуть не смущаясь, врал столь вдохновенно и нагло, причем прекрасно зная, что его почти тут же разоблачат, такое встречается нечасто. Характерно, кстати сказать, что присутствовавший на той же пресс-конференции Хайко Маас тогда прямо опровергнуть Владимира Владимировича не рискнул. Очевидно, не получил санкции на это от Ангелы Меркель. По всей вероятности, тогда им обоим было не с руки уличать Путина во лжи, так как это здорово смазало бы впечатление об успешности проведения саммита нормандской четверки. Возможно, в Берлине все-таки рассчитывали, несмотря на всю наивность такого расчета, что российской «ответки» на высылку из Берлина двух сотрудников военного атташата посольства России не последует. Но ответная высылка, разумеется, последовала, и тогда Меркель решила, что больше не стоит щадить российского лидера и можно официально уличить его во лжи. Тем более, что документальные доказательства в виде никогда не отправлявшегося в Германию запроса о выдаче Хангошвили российская сторона предоставить не в состоянии (или это будет грубая фальшивка, которую быстро разоблачат).

Тем временем немецкие правоохранительные органы переместили обвиняемого в убийстве в Берлине Вадима Соколова (он же — в прошлом боец группы спецназа ФСБ и киллер-уголовник Вадим Красиков) из берлинской тюрьмы Шпандау в другое, неназываемое место заключения. Сделано это было, как сказано, из соображений безопасности, так как существует опасность того, что Соколова-Красикова могут попытаться ликвидировать российские спецслужбы как нежелательного свидетеля. До сих пор доподлинно неизвестно, дал ли он германскому следствию какие-либо откровенные показания или продолжает играть с ним в «молчанку». Германская сторона объявила, что подозревает двух высланных российских дипломатов в том, что они являются сотрудниками ГРУ. Само по себе такое заявление мало что значит. То, что все сотрудники российских военных атташатов по всему миру являются сотрудниками ГРУ, общеизвестно (хотя справедливости ради надо отметить, что изредка в качестве сотрудника военного атташата может быть и офицер ФСБ). Однако неизвестно, были ли в действительности двое высланных из Берлина российских военных дипломатов как-то связаны с убийством Хангошвили. Теоретически они могли только помочь киллеру достать в Берлине орудие убийства — пистолет «Глок» с глушителем. Конечно, Соколов-Красиков мог обзавестись «Глоком» на берлинском «черном рынке» оружия (с собой-то пистолет на самолете из Москвы не повезешь). Но тут был определенный риск провала. Поэтому нельзя исключить, что необходимое оружие доставили в Берлин дипломатической почтой, как в свое время «Новичок» для Петрова и Боширова. На этот раз предпочли обойтись без экзотики, положившись на старый добрый «Глок». А тогда к этому должны были быть причастны работающие в берлинском посольстве сотрудники ФСБ или ГРУ. Ведь кто-то должен был передать оружие киллеру, хотя бы бесконтактно, через тайник.

Повторю, мы не знаем, начал ли задержанный киллер давать откровенные показания или нет. Не исключено, что его перевод из берлинской тюрьмы связан как раз с тем, что сотрудникам ведомства по охране конституции (германская контрразведка) все-таки удалось разговорить незадачливого киллера, популярно объяснив ему: конечно, в  германских тюрьмах сидеть довольно комфортно, но вот то, досидит ли он благополучно до конца весь будущий 15-летний срок заключения, во многом зависит от германских спецслужб. Соколову-Красикову могли ясно дать понять, что его хозяева в Москве совершенно не заинтересованы в том, чтобы он вышел из тюрьмы живым и здоровым, поскольку все равно слишком много знает. Ведь в тюрьме, даже образцовой германской, много что может произойти. Тут тебе и драка с соседями по камере, и несчастный случай в душе, и отравление несвежими продуктами в передаче с воли. Одно дело, если германские правоохранители будут прятать Соколова-Красикова от посторонних глаз в рамках программы защиты свидетелей. И совсем другое дело, если они охотно поделятся с прессой информацией, где и в каких условиях отбывает свой срок убийца Хангошвили. И тогда киллер мог решить, что безопаснее все-таки расколоться и сообщить все, что он знает. Хотя знает он, по всей видимости, немного. Судя по тому, что его отпечатки пальцев отсутствовали в европейской базе данных, это была его первая и последняя поездка в Европу. Убийства, совершенные Соколовым-Красиковым в России, вряд ли могут особо заинтересовать германских следователей. Он мог рассказать им только о том, как приобрел оружие, а также сообщить, кто его курировал со стороны российских спецслужб. Причем кураторы наверняка назывались вымышленными именами и фамилиями и вряд ли уточняли, принадлежат они к ФСБ или ГРУ. Однако Соколов-Красиков мог опознать их в какой-нибудь базе данных, которую ему предъявили, и тогда в скором времени нас могут ждать новые разоблачения.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ