Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

Путин и Эрдоган: тень Идлиба над МАКСом

Говорили президенты не о самолетах, а о Сирии, где за последние месяцы ситуация серьёзно обострилась
29 августа, 2019 - 18:45
ФОТО РЕЙТЕР

Встреча Владимира Путина и Реджепа Таипа Эрдогана на авиакосмическом салоне МАКС-2019 прошла по всем законам авторитарного театрального действа. Особенно впечатлило пользователей соцсетей то, что русское мороженое, которым Путин угостил Эрдогана, российский президент купил у той же самой мороженщицы, у которой покупал мороженое на том же МАКСе, но двумя годами ранее. Сразу начались гадания, какое именно звание у ставшей в одночасье знаменитой мороженщицы в штатском — старший лейтенант, капитан, майор или полковник ФСО? Даже агентурную кличку «Пломбир» придумали. Тем более, что сразу после визита Путина и Эрдогана загадочная мороженщица, запомнившаяся исторической фразой: «Нет, кусаем!» в ответ на недоумение турецкого президента по поводу отсутствия ложечки, сразу куда-то исчезла вместе с лотком. Добавлю, что во время посещения двумя президентами МАКСа все посторонние, включая мороженщиц, были вытеснены за оцепление.

Никто давно уже не питает никаких иллюзий насчет того, что на всех встречах Путина с народом в роли народа выступают исключительно сотрудники Федеральной службы охраны, некоторые из которых, вероятно, по совместительству являются профессиональными актерами-эпизодниками. Впрочем, все остальное тоже было частью театрального действа. Тут и Эрдоган, находящийся в восхищении от российской авиатехники, (новейший Су-57 он даже потрогал), и Путин, вдохновенно нахваливающий своему турецкому коллеге достоинства самолёта-амфибии Бе-200, и оба президента, осматривающие кабину пилотов и салон российского авиалайнера МС-21, и общение двух государственных мужей по телемосту с членами экипажа Международной космической станции и поздравление их с проведением успешной стыковки с кораблём «Союз МС-14» (словно стыковку специально под визит турецкого президента подгадали!).

На самом деле и Эрдоган знает подлинную цену российской авиации, и Путин догадывается, что в российской авиакосмической отрасли не все ладно. Но говорили президенты о Сирии, а не о самолетах (хотя Эрдоган и припугнул Америку угрозой купить Су-57 вместо американских F-35, но первое против второго, это даже не то же самое, что плотник супротив столяра). За показной дружбой (Эрдоган даже публично назвал Путина «моим дорогим другом») Эрдогана очень волнует наступление сирийских правительственных (а фактически — иранских) войск при поддержке российской авиации в зоне деэскалации Идлиб, где также находятся турецкие наблюдатели. Один из турецких наблюдательных постов, о котором правительство Асада прекрасно знало, подвергся бомбардировке, что привело к жертвам среди турок.

И на пресс-конференции по итогам переговоров в Москве, Эрдоган подчеркнул: «По Сочинскому меморандуму, который в сентябре прошлого года мы подписали, мы смогли достигнуть относительной стабильности. Но, к сожалению, с мая правительственные войска осуществляют бомбардировку в отношении, в том числе гражданских объектов, нарушили это относительное спокойствие. К сожалению, это и затрудняет выполнение Сочинского меморандума. Более 500 человек уже погибли, около 1200 человек ранены, сотни тысяч идлибцев вынуждены были покинуть свои дома. Как вам известно, 3,5 миллиона сирийцев уже находятся за пределами своей страны. Часть из этих людей направились к нашим границам. У нас сейчас, на территории Турции, проживают 3,6 миллиона сирийцев. Под предлогом борьбы с терроризмом правительственные войска наносят удары и сеют смерть среди местного населения. Здесь ситуация настолько усложнилась, что на данный момент наши военнослужащие находятся в опасности. Мы не хотим, чтобы это продолжалось. Здесь все необходимые шаги при необходимости будут своевременно сделаны. Здесь я обо всём этом дорогому другу Владимиру Владимировичу Путину сказал. Для обеспечения стабильности в Идлибе в рамках «астанинского формата» мы готовы сделать всё. Мы можем обеспечить это в рамках Сочинского меморандума». Формально Эрдоган подтвердил приверженность принципу территориальной целостности Сирии, что отнюдь не означает турецкое желание отдать Заевфратье.

И еще турецкий президент выразил надежду, что вопрос о ситуации в Заевфратье будет решен до середины сентября, когда в Анкаре состоится очередное совещание Турции, Ирана и России по Сирии. Все это в переводе с дипломатического языка означает, что Эрдоган предупредил Путина, что в случае продолжения наступления иранско-асадовских сил в дело вступит турецкая армия. И российской авиации в эту драку лучше не соваться. Неофициально же в турецкой прессе публикуются недокументированные высказывания Эрдогана о том, что если ситуация в Идлибе не будет урегулирована и не будет восстановлено статус-кво, то туда войдет турецкая армия. Фактически асадистам и их иранским союзникам дан срок отойти на прежние позиции до середины сентября, иначе их могут принудить сделать это силой.

Что именно ответил Путин Эрдогану, мы не знаем. Скорее всего, просто принял к сведению сообщенное турецким коллегой. Не исключено, что, с точки зрения российского лидера, если турки в Сирии погромят иранцев, большой беды не будет. А если погромят курдов, так это для Москвы только хорошо, поскольку это еще более обострит американо-турецкие отношения. На совместной пресс-конференции по итогам российско-турецких переговоров, касаясь ситуации в Идлибе, Путин указал только, что они «наметили с Президентом Турции дополнительные совместные меры для нейтрализации террористических очагов в Идлибе и нормализации обстановки и в этой зоне, и, как следствие, в Сирии в целом». А отвечая на вопрос одного из журналистов о зоне безопасности, Владимир Владимирович признал, что «мы понимаем озабоченность Турции, связанную с обеспечением безопасности своих южных границ. Считаем, что это законные интересы Турецкой Республики. Господин Президент сегодня много и достаточно подробно, заинтересованно и, на мой взгляд, доходчиво объяснял свою позицию... создание зоны безопасности для Турецкой Республики на её южных границах будет хорошим условием для обеспечения территориальной целостности самой Сирии».

Эрдоган же, отвечая на тот же вопрос, имел в виду в первую очередь курдов, когда говорил о «террористических организациях», которые «должны сейчас поскорее покинуть регион и должны выполнить своё слово по созданию зоны безопасности, потому что сейчас периодически осуществляется нанесение ударов со стороны приграничной зоны на территории Сирии». Фактически слова Путина можно истолковать так, что Россия не будет вмешиваться, если Турция начнет разбираться как с сирийскими курдами, так и с иранско-асадовскими войсками, хотя прямо такое турецкому президенту наверняка не говорилось. Ближайшее будущее покажет, получила ли Турция в Сирии определенную свободу рук.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ