Мы должны быть отважными, не теряя при этом здравого смысла
Лех Валенса, польский политический деятель, активист и защитник прав человека

Роман ШПЕК: Путь европейской интеграции Украины — это не побег от России

3 июля, 2007 - 20:13
РОМАН ШПЕК

Председатель Постоянного представительства Украины при Европейском Союзе Роман Шпек пользуется репутацией дипломата, который замечательно разбирается в брюссельськой политической кухне. По словам экспертов, интенсивные контакты Украины с Европейской комиссией в значительной степени — именно заслуга Шпека. Является ли реальной дата вступления Украины в ЕС в 2020 году? Насколько важно для Украины включение слов о перспективе членства в новое расширенное соглашение с Европейским Союзом? Когда Евросоюз может начать рассмотрение приема новых членов? Какими темпами должна Украина двигаться в НАТО, и насколько при этом следует учитывать общественное мнение? Как следует гармонизировать работу всех ветвей украинской власти, чтобы за границей Украина говорила единым голосом? Является ли эффективным механизм обратной связи между Киевом и Брюсселем? Об этом — «Дню» в эксклюзивном интервью украинского представителя в ЕС Романа ШПЕКА.

«ПАГУБНО ТО, ЧТО МЫ НЕ ОСУЩЕСТВЛЯЕМ НИКАКИХ ШАГОВ...»

— Роман Васильевич, многие эксперты называют 2020 год датой вступления Украины в ЕС. Реален ли именно такой срок присоединения нашей страны к европейскому сообществу?

— Это вполне реально. Но сейчас я бы говорил не о конечной дате. Будет ли это на год раньше или позже, это несущественно. Для нас чрезвычайно важно начать шаг за шагом приближаться к этой идее и серьезно, целеустремленно работать. А если мы будем друг с другом бороться, то вступления в ЕС не будет ни в 2020-м, ни в 2050 году.

— Насколько важно для Украины включение слов о перспективе членства в новое расширенное соглашение с Европейским Союзом?

— Во-первых, нам не нужно того сигнала, который нам может дать ЕС, и делать вывод, имеющий для нас фатальный смысл. Мы должны быть горды тем, что мы европейское государство, и в соответствии с учредительными документами Европейского Союза имеем право на членство. Но для реализации этого права нужно несколько необходимых вещей. В первую очередь, разделять ценности, на которых создан Европейский Союз и соответствовать критериям. И никто не в праве нам отказать на основании их уставных документов. Впрочем, этот сигнал не будет пагубным. Зато пагубным в наших условиях есть то, что мы не осуществляем никаких шагов на пути европейской интеграции, а все говорим о потребности в сигнале. Не нужно это подчеркивать.

— То есть вы имеете в виду, что в Украине все стороны должны заявить, что они проповедуют европейские ценности...

— И не только проповедуют, но и идут этим путем, ежедневно внедряя различного рода реформы.

— Но ведь со стороны украинского Президента при открытии 4-ого ежегодного саммита «Ялтинская европейская стратегия» прозвучала просьба относительно целесообразности включения в текст нового расширенного соглашения перспективы членства Украины в ЕС. Об этом также постоянно говорит украинский премьер-министр Виктор Янукович...

— Они говорят правильные вещи. У Виктора Андреевича есть фраза, что кораблю легче поймать попутный ветер, когда он знает гавань, к которой направляется. Но ведь мы знаем, в какую гавань направляемся. И если в направлении гавани даже дуют неблагоприятные ветры, мы не должны менять курс. Потому что знаем, что это наша гавань, и мы туда идем.

«МЫ ПРЕИМУЩЕСТВЕННО НЕ ГОВОРИМ О СООТВЕТСТВИИ КРИТЕРИЯМ...»

— Кстати, как вы относитесь к мнению ведущего украинского бизнесмена Виктора Пинчука, который сказал, что никто не знает, каким будет ЕС на тот момент, когда Украина будет готова вступить в него. Зато мы знаем, что Украина должна увеличивать ВВП и улучшать жизнь украинских граждан. А тогда уже смотреть — если ЕС будет пребывать в кризисе, то, возможно, объединяться не с ним, а с кем-то другим.

— Господин Пинчук имеет право на свою точку зрения. Слава Богу, что мы живем в стране, где каждый может говорить, что думает.

И действительно, он объективно отметил, что Европейский Союз находится не в самом простом периоде своего развития. Но, следует заметить, что ЕС от кризиса до кризиса, время от времени возникавших, развивался и становился сильнее. Мне кажется, что мы становимся свидетелями урегулирования институционного и конституционного кризиса. Но ничего не будет страшного, если демократическая сильная независимая Украина с сильной экономикой в будущем подумает, вступать ли в ЕС или нет. Я хотел бы как можно быстрее дожить до того времени, когда мы будем соответствовать всем критериям и перед нами встанет вопрос: вступать или нет. Ведь мы преимущественно не говорим о соответствии критериям, а все говорим, что вступаем. Мы всегда стараемся коня поставить с какой-то стороны повозки, и преимущественно неудачно. А самое главное — быть сильным. Тогда политики и граждане будут решать. Если взглянуть на развитие ЕС за последние 50 лет, то это самое успешное политическое и экономическое объединение. Если раньше на территории Европы постоянно вспыхивали и проходили военные вооруженные конфликты, то сейчас это мирный континент. В Европе уровень развития производительных сил — один из наивысших в мире. На достаточно высоком уровне находятся охрана окружающей среды, образования, культуры. Также чрезвычайно высока энергоэффективность их хозяйства. В принципе, если бы Россия имела такие качественные характеристики экономики, общественной жизни, то, возможно, она бы также была настолько привлекательной для нас. Ведь у нас с Россией нет каких-либо политических антагонизмов, и путь европейской интеграции — это не побег от России. Нет, мы ни от кого не убегаем. Но мы идем навстречу более спокойному и более эффективному обществу. Я бы хотел, чтобы россияне также шли путем демократических и экономических реформ. Чтобы в России не только газовый сектор экономики прогрессировал, но и остальные. Но в России есть свои политики, свой президент и правительство, и они заботятся об этих проблемах. А нам, украинцам, нужно заботиться о собственных проблемах.

«... УКРАИНА — САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО И САМО БУДЕТ ДЕЛАТЬ ВЫБОР» — Как вы считаете, сказанные Черномырдиным слова, что Россия не имеет ничего против вступления Украины в ЕС, искренни или это своеобразный дипломатический жест?

— Во-первых, Россия не может быть против членства Украины в ЕС, потому что она понимает, что Украина — самостоятельное государство, и сама будет делать выбор. Во-вторых, Европейский Союз — не антагонистическое объединение, с точки зрения России. И у ЕС нет такой окраски, как у НАТО, с точки зрения России. Россияне имеют предубеждение относительно членства Украины в НАТО. Но это их дело, и нам нужно не это слушать, а принимать свои решения. Я не думаю, что если бы даже Россия что-то говорила, то это могло бы серьезно влиять. Но для Украины, которая стремится к членству в ЕС, в результате ежедневной работы следует выстроить такую систему отношений с Россией, при которой не будут создаваться проблемы ни для нас, ни для наших отношений с ЕС, либо же отношений России с ЕС. Здесь мы должны становиться все более сознательными и зрелыми игроками на мировой политической арене. И самое важное — научиться строить эти отношения, чтобы они были как можно более ровными.

— А способно ли сейчас наше правительство выстраивать такие отношения с Россией?

— То, как мы выходили с как можно меньшими потерями из того газового кризиса, дает право говорить, что постепенно мы овладеваем такими механизмами. Но неурегулированные вопросы, касающиеся демаркации границы по суше, а также делимитации границы по акватории Азовского моря, говорят о том, что нельзя почивать на лаврах.

«ЕСЛИ ЕСТЬ ДОСТАТОЧНО АРГУМЕНТОВ ОТНОСИТЕЛЬНО ВСТУПЛЕНИЯ В НАТО, ТО ОТ ЭТОГО НЕ СЛЕДУЕТ ОТКАЗЫВАТЬСЯ»

— А если вернуться к теме НАТО. В данных обстоятельствах, когда Россия четко заявила, что выступает против вступления Украины в Альянс, должны ли мы интенсифицировать путь вступления в эту организацию, или, возможно, не стоит форсировать события и идти за общественным мнением, которое значительно упало после двух избирательных кампаний в Украине?

— За последнее время общественное мнение несколько поднялось. Но нельзя ставить вопрос ребром: членство в НАТО или нет. Его нужно ставить иначе: как мы можем лучше решить вопрос нашей безопасности — самостоятельно или в рамках двустороннего сотрудничества с какой-то страной, или в рамках механизмов многостороннего сотрудничества. И туда следует идти. Но это должен быть не заполитизированный разговор. Нужна серьезная экспертиза. Мы должны показать и объяснить нашим гражданам, почему вопрос безопасности следует решать тем или иным путем. Если есть достаточно аргументов относительно вступления в НАТО, то от этого не следует отказываться, и не нужно делать из этого тайну. Требуется, чтобы наши граждане были ознакомлены с этими аргументами в той мере, в какой с ними ознакомлены специалисты. И все. Здесь я не вижу никакой проблемы. Отсутствие такой работы по доказанию объективной целесообразности среди наших граждан влияет на такой низкий уровень поддержки или доверия. Никто вместо нас этой работы не сделает, и НАТО не будет делать. Это наше дело. Это вопрос нашей безопасности. Если мы хотим разрешения вопросов безопасности Украины в рамках коллективных структур, то мы должны это делать.

О ЕВРОПЕЙСКОМ КОМПРОМИССЕ И ОЧЕРЕДНОМ РАСШИРЕНИИ

— А если возвратиться к последним решениям Совета ЕС относительно создания должности президента и верховного представителя по внешним вопросам. Обеспечат ли эти нововведения толчок к единой политике ЕС во всех отраслях, в том числе энергетической?

— Это один из шагов на пути улучшения институционной способности функционирования ЕС. Потому что полугодовые председательства в ЕС становятся все более сложными с точки зрения организации этого процесса. 27 стран имеют различные возможности, и здесь нужно понимать, что вопросы и конституционной, и институционной реформы в ЕС своевременны и такие же неотложные, как в Украине. Но европейцы находят пути. Видите, какая была тяжелая дискуссия, но стороны нашли компромисс. Причем, результативно нацеленный компромисс, а не просто так, когда на следующий день после достижения компромисса все начинают говорить по-другому.

— Роман Васильевич, можете ли вы сейчас сказать, когда Европа может начать рассматривать следующее расширение?

— Я думаю, что они и не перестают думать о расширении. Потому что вопрос членства Хорватии и других стран Западных Балкан стоит на повестке дня. Продолжаются переговоры с Турцией, хотя и они будут очень длительными и непростыми. Так что вопрос расширения не снимается с повестки дня.

«НЕЛЬЗЯ ОТКЛАДЫВАТЬ НЕОТЛОЖНУЮ РАБОТУ»

— Роман Васильевич, вы имеете большой опыт дипломатической работы и, в частности, в структурах Европейского Союза. Как по вашему мнению, можно ли гармонизировать работу всех ветвей украинской власти, чтобы заграницей чувствовалось, что страна имеет единую внешнюю политику? А не выходило так, что одни советники советуют Президенту одно, другие советники премьеру — другое...

— Здесь вопрос не в советниках. А именно в распределении полномочий между различными органами власти и в выработке собственной толерантной деловой культуры, что дает возможность политикам вести диалог не столько через страницы средств массовой информации, а персонально. И тогда уже с согласованными позициями выходить к миру или собственной общественности.

— Возможно, для этого нужно позаимствовать опыт некоторых стран, у которых есть совет по внешним вопросам, как например у Ирана?

— Но у нас нет проблем ни с наличием советов, ни с их отсутствием. Здесь нужна ежедневная целеустремленная работа по реализации провозглашенного в законах Украины и решениях Президента и правительства национального приоритета, что наша цель — интеграция в Европейский Союз. Мы безотлагательно должны следовать цели. А если мы говорим о европейской интеграции, но в то же время кто-то не хочет согласиться с частной собственностью на землю; когда у нас неидеально функционирует рынок зерна и газа; когда вместо того. чтобы проводить реформы, мы дискутируем относительно необходимости проведения этих реформ — тогда мы не приближаемся к нашей цели, а наоборот, отдаляемся от нее. Нельзя думать, что сегодня можно заниматься приятными делами, а завтра придет время для более тяжелых дел. Нужно делать то, что требует каждодневная жизнь. Нам нужно создавать рыночную, конкурентноспособную, социально ориентированную экономику. Нам нужно говорить о расширении налоговой базы. Новый современный налоговый кодекс снимет противоречия, существующие сегодня между нашим налоговым законодательством и бизнесом. Все это является приближением к европейской цели. Нельзя откладывать неотложную работу.

— Хотелось услышать от вас как представителя Украины в ЕС, насколько эффективной является обратная связь между Киевом и Брюсселем?

— Мы информируем Министерство иностранных дел, Секретариат Президента, правительство о всех событиях, которые происходят в ЕС, а также сообщаем о соответствующей реакции или оценке европейских институтов. И тот факт, что Президент в этом полугодии трижды был в Брюсселе, а премьер-министр — дважды, свидетельствует о том, что между Украиной и ЕС происходит усиленный диалог. Во время подготовки наших чиновников к этим визитам мы также информируем об ожидаемой реакции или комментариях, которые они могут получить в результате этих переговоров.

Мыкола СИРУК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ