Мне была суждена такая судьба, что ваши мертвые выбрали меня. Нельзя заниматься историей холокоста и не стать хотя бы наполовину евреем, как нельзя заниматься историей голодомора и не стать хотя бы наполовину украинцем.
Джеймс Мейс, американский историк, политолог, публицист, исследователь Голодомора в Украине, автор газеты "День"

Союз трех с перспективой

AUKUS направлен против Китая, но и России стоит призадуматься
22 сентября, 2021 - 10:34

В мире происходит геополитическая поляризация. Ее основные направления заданы так называемой доктриной Байдена. Она определяет ось мирового противостояния как борьбу диктатур и авторитарных режимов против демократий.Выражением противостояния становится создание системы блоков, в основном военно-политических, для сдерживания в первую очередь Китая, а также России и Ирана.

Президент США Джо Байден инициировал первую в истории очную встречу лидеров четырех ведущих демократий Индо-Тихоокеанского региона, входящих в неформальный альянс Quadrilateral Security Dialogue (QUAD) — Четырехсторонний диалог по безопасности. Как ожидается, премьер-министры Австралии Скотт Моррисон, Индии Нарендра Моди и Японии Есихидэ Суга обсудят с президентом Байденом стремительно меняющуюся ситуацию в регионе, создающую новые угрозы и вызовы для членов QUAD. 

Продолжением, хотя и имеющим самостоятельное значение, стал союз трех государств AUKUS — акроним образованный по составу участников Australia, United Kingdom, United States. Это уже формальный альянс, имеющий ярко выраженную оборонную направленность.

Первым действием нового объединение стало решение, во-первых, об отказе Австралии от контракта с Францией на поставку подводных лодок стоимостью 90 млрд. австралийских долларов или $66 млрд. Окончание контракта предполагалось в 2040 году.

Во-вторых, Австралия становится первым государством, которому США и Великобритания согласились передать технологии строительства подводных лодок с атомными двигателями. Соглашение также предусматривает углубление сотрудничества трех стран в сфере кибербезопасности, квантовых технологиях и в области искусственного интеллекта.

Это важнейший сдвиг не только политический, но и юридический. Для того, чтобы такой союз стал возможным США и Великобритании пришлось изменить свое законодательство  в отношении обмена технологиями в критических системах вооружений, к которым относятся и подводные лодки.

Документы по созданию AUKUS были разработаны британскими министерствами, а окончательная договоренность была достигнута на саммите G7 в июне.

Отказ Австралии от контракта с французским концерном Naval Group на постройку субмарин Barracuda вызвал бурную реакцию в Париже вплоть до отзыва послов из США и Австралии. На самом деле здесь не только политика, хотя она и доминирует.

Переговоры о строительстве подводных лодок Канберра вела с Вашингтоном и Лондоном на протяжении десяти лет. Главным препятствием была невозможность в то время передавать критические технологии. Выбор французского концерна для Австралии был вынужденным из-за отсутствия тогда альтернатив.

И сразу после его подписания в 2016 году возникли проблемы. Очень медленно и неохотно французские изготовители шли на согласование технических параметров. Было ясно, что подлодки Barracuda устарели и не отвечают современным требованиям. Как только возникла возможность получить более современное оружие, Австралия отказалась от контракта. В этом Париж напрасно обвиняет покупателя, предлагаемый им товар не отвечает нужным требованиям.

Еще один важный фактор. За истекший период существенно возросла агрессивность Китая, в частности, в отношении свободы судоходства в Южно-Китайском море (ЮКМ). Это важнейший транспортный узел, через который ежегодно проходят товары на сумму более $5,3 трлн., при этом объем торговли США составляет $1,2 трлн. Это включает почти 40% объема внешней торговли Китая, 80–90% импорта нефти Японии и Южной Кореи, а также 6% внешней торговли США.    

Китай осуществляет насыпку островов в ЮКМ, строит на них военную инфраструктуру, перебрасывает войска, авиацию и корабли, а затем объявляет прилегающую акваторию свой экономической зоной. Фактически он претендует на захват всего ЮКМ.

Не удивительно, что Австралия, фактически островное государство, очень обеспокоено таким развитием событий и ищет возможности защиты своих национальных интересов, в том числе в оборонной сфере в виде заключения союзов. Сообщается, что Канберра планирует закупить у США крылатые ракеты Tomahawk, которые «позволят расширить потенциал для нанесения ударов по целям на больших расстояниях».  Эксперты расценили происходящее как ясный сигнал Китаю.

Отвечая на обвинения Парижа об ударе «ножом в спину», премьер-министр Австралии Скотт Моррисон четко заявил, что «Я не сожалею о решении (разорвать контракт с Naval Group — авт.). Здесь не о чем жалеть. Принимая это решение, мы понимаем, что здесь речь идет о защите суверенных интересов Австралии и, конечно, это большое разочарование для французского правительства, военно-морской группы и тех, кто работал над проектом. Я понимаю их разочарование, но в то же время Австралия, как любое другое суверенное государство должна принимать решение в своих национальных оборонных интересах».

Так в достаточно дипломатичной форме австралийский премьер дал понять Парижу, что его страна не хочет платить за устаревшее вооружение. 

Если вернуться к политической составляющей, то налицо кардинальное изменение геостратегической конфигурации в Индо-Тихоокеанском регионе. Три англосаксонских союзника создали весьма мощную оборонительную организацию, которая в самом ближайшем будущем станет притягательной для всех тех, кто уже сейчас опасается роста экспансионистских устремлений Пекина.

Не удивительно, что в Китае негативно отреагировали на создание нового альянса. Пресс-секретарь китайского МИД Чжао Лицзянь назвал создание AUKUS «крайне безответственным» и «узколобым» шагом, проявлением «мышления холодной войны» и «угрозой безопасности в регионе».

Как передает государственное информагентство  ЦТАК, представитель МИД Северной Кореи назвал создание AUKUS «чрезвычайно нежелательным и опасным поступком, который нарушит стратегический баланс в Азиатско-Тихоокеанском регионе».

Австралийский министр обороны Питер Даттон ответил, что «Мы не в первый раз наблюдаем различные вспышки со стороны Китая по поводу позиции Австралии. Мы гордимся нашей демократией и едины с нашими соседями в стремлении обеспечить прочный мир. Вот правда, которую никакая пропаганда не опровергнет».

Во время правительственного часа в британской Палате общин  глава правительства Борис Джонсон заявил: «Мы твердо защищаем международное право и решительно заявляем об этом всему миру, в том числе Пекину» и добавил, что у Лондона нет желания враждовать с Китаем.

Налицо формирование региональных оборонных союзов с участием ограниченного числа государств. Вашингтон и Лондон убедились, что НАТО и вообще большинство европейских государств не склонны идти на далеко идущую конфронтацию с тоталитарными и авторитарными режимами. Как с Россией, так и особенно с Китаем. Европа болеет мюнхенским синдромом и англосаксонские союзники поняли, что должны действовать самостоятельно.

Еще одно важнейшее обстоятельство. Франция и Германия заражены системой der Putin-versteher — понимания Путина и отсюда их склонность к соглашательской политике в обмен на экономические преференции.

Следует ожидать, по крайней мере, двух последствий.

Первое. В Индо-Тихоокеанском регионе будут складываться антикитайские и антироссийские союзы во главе с США.

Второе. В Европе будет усиливаться противостояние между так называемыми старыми членами ЕС и новыми. Последние во главе с Польшей все более будут полагаться на тесные оборонные связи с США и тем самым образовывать новый центр силы как в НАТО, так и в ЕС.

В ближайшей перспективе процесс изменения мировой международной конфигурации максимально ускорится.  

 

Юрий РАЙХЕЛЬ
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ