Задача государственного деятеля - почуять ходу Бога, шагающего историей, и попытаться ухватиться за полы его одежды, когда он будет проходить мимо.
Отто фон Бисмарк, государственный деятель и дипломат Пруссии и Германии, первый канцлер Германской империи

У Москвы есть все основания нервничать

Тупик на Южном Кавказе уже отозвался в Беларуси
19 октября, 2020 - 18:20
ФОТО РЕЙТЕР

Азербайджанская армия взяла город Физули, вернее то, что от него осталось. Он был практически разрушен еще в первую войну за Карабах в начале 1990-х гг. 

Как заявил президент Азербайджана Ильхам Алиев в телеобращении к народу, «Эта операция обеспечивает возвращение на свои земли десятки тысяч людей. Со стратегической точки зрения же, провал обороны врага в этом направлении дает нам стратегическое преимущество. Уже не секрет из какого направления мы смогли войти в Физули. До этого был освобожден Джабраильский район и город, а потом Гадрут. Затем были освобождены села Джабраильского, Ходжавендского и Джабраильского районов. И только после этого мы освободили город Физули. Враг в последний момент оставил свое оружие и сбежал». 

Стратегически завершение операции по занятию Физули означает, что, во-первых, открыт путь на центр Карабаха город Степанакерт (Ханкенди), до которого 58 км. Это не значит, что начнется победный марш азербайджанской армии, но положение армянских войск значительно ухудшилось. Обычно в Ереване спешили опровергать отступление из тех или иных сел и городов, но на этот раз комментариев не последовало. 

Впрочем, сам премьер-министр Никол Пашинян в обращении к народу подтвердил, что армянские войска отступили в северном и южном направлениях. «У нас очень много погибших в боях с Азербайджаном, армия несет тяжелые потери ... Все сейчас должны понять, что на линии фронта сложилась крайне тяжелая ситуация».

БЕЛОРУССКОЕ ЭХО

Военные поражения Армении накладываются на все возрастающие проблемы Москвы в отношении Беларуси из-за уменьшающейся прочности режима Александра Лукашенко. 

Можно считать совпадением, но очень похоже, что ультиматум Светланы Тихановской не совсем случайно был предъявлен именно в данный момент времени. 

Во-первых, попытка Лукашенко внести раскол среди лидеров оппозиции  после встречи в СИЗО КГБ провалилась. Никто из значительных лиц на сделку не пошел. Режим постепенно деградирует, его экономическое положение стремительно ухудшается. 

Не случайно Тихановская грозит всеобщей забастовкой. Идет основательное формирование забастовочных комитетов. Белорусский закон запрещает политические забастовки, так можно требовать повышения заработной платы. В данное время это фактически выдвижение политических требований. 

Во-вторых, в отличие от августа протестующие и оппозиция формируют определенные организационные структуры, многие находятся за границей и поэтому недоступны репрессиям режима. Тем не менее, благодаря современным информационным технологиям зарубежные оппозиционеры могут организовывать большие массы граждан на мероприятия протеста. 

Тихановская и ее окружение получили поддержку от европейских организаций и правительств, в том числе и материальную. Получается своеобразная противофаза — материальные возможности режима сокращаются, а его противников расширяются. Очень важный фактор, который уже начинает сказываться. 

В-третьих, режим Лукашенко все больше становится обузой для Кремля. Сейчас для России крайне важно сосредоточиться на проблемах Южного Кавказа и найти способы в первую очередь как-то спасти Армению от военного разгрома и восполнить потери ее армии в технике и вооружениях. Затем решить вопрос отстранения Пашиняна и замены его на откровенно пророссийских политиков из так называемого карабахского клана. Все это требует больших усилий и значительных затрат ресурсов, с которыми тоже проблемы. 

Вот почему в Москве все больше начинают задумываться об устранении Лукашенко и некоторой разрядки в Беларуси, чтобы на какой-то период времени успокоить западное направление. 

Да вот проблема. Нет уверенности, что устранение Лукашенко как-то успокоит ситуацию. Тем более, что он уходить не намерен и готов силовыми способами сохранять свою власть. Это в свою очередь вызывает радикализацию оппозиции, которая происходит на глазах и каждый день. 

Перед Москвой может возникнуть новая сложность. Лукашенко упирается, начнется силовое противостояние по типу украинского Майдана и привести пророссийского политика, если такой найдется, к власти в Минске будет просто невозможно. 

Здесь хорошего варианта нет. Очередной тупик.

ЮЖНОКАВКАЗСКИЙ ZUGZWANG

Срыв, при этом вполне ожидаемый, перемирия в Карабахе продемонстрировал две вещи. Российская дипломатия потерпела полное и оглушительное фиаско. С самого начала было очевидно, что стороны в нем не заинтересованы.  

В Баку прекрасно понимают, что Армения стремительно выдыхается как в военном отношении, так в экономическом и финансовом. Любая передышка будет использована для перегруппировки сил и последующие сражения потребуют от азербайджанской армии больших усилий, ресурсов и, как ни печально, потерь в людях и технике. Сейчас азербайджанская армия владеет инициативой, так зачем давать возможность противнику попытаться перехватить ее.

ФОТО   РЕЙТЕР

В Армении все громче голоса тех, кто обвиняет Никола Пашиняна в военных поражениях и открыто готовится к отстранению его от власти. При полной поддержке Москвы. В таких условиях премьер-министр не может себе позволить даже минимальных уступок, чтобы не давать оснований для обвинений в уступках противнику. 

Два участника конфликта, хоть и по разным причинам, ослушались Кремль и последний ничего вразумительного в такой ситуации сделать не может. Налицо общее ослабление влияния России в стратегически важном регионе. 

Если раньше обе стороны были бы просто вынуждены согласиться на перемирие и прекращение огня, то сегодня они открыто игнорируют московские усилия и отвергают предложения Кремля. Более того, Россия не в состоянии принудить полностью от нее зависящую Армению действовать по ее указаниям. 

Азербайджан, имея в союзниках Турцию, совершенно не боится недовольства России. Более того, в Москве серьезно опасаются чрезмерно давить на Баку, чтобы окончательно не оттолкнуть от себя. К тому же Иран тоже переменил позицию и отказался от поддержки Армении. 

Есть еще одно обстоятельство. Французский президент Эммануэль Макрон развивает большую активность по урегулированию конфликта и все больше принимает сторону Армении. В ней растет недовольство нерешительностью Москвы в защите Еревана. В таких условиях Париж может стать приемлемой альтернативой не оправдавшей надежд Москвы. Естественно, что в Белокаменной стремятся как-то помешать такому развитию событий, но пока не слишком получается.     

На Южном Кавказе формируется новая политическая реальность, которая оказывает существенное влияние на Ближнем Востоке, в регионе Персидского залива и далее в Центральной Азии. 

О Беларуси мы уже говорили, на очереди Молдова, где 1 ноября пройдут президентские выборы с неясным результатом для пророссийского нынешнего президента Игоря Додона. Его соперница проевропейски настроенная Майя Санду все больше набирает рейтинг. Очевидное ослабление России на Южном Кавказе не остается секретом для очень многих в Кишиневе и других городах Молдовы. 

Возможностей для маневра у Москвы не так и много. И все варианты не слишком хорошие, если не сказать плохие. 

Первый. Продолжать призывать стороны к прекращению военных действий. Баку и Ереван будут московские призывы игнорировать. Отсюда следует полный провал российской миротворческой и посреднической миссии. 

В силу сложившейся геополитической и военной обстановки Москва не может реализовать отработанный на войне с Грузией силовой механизм peace enforcement — принуждения к миру. Прямое участие российских войск, внешне миротворческих, а на самом деле в пользу Армении будет означать столкновение с отлично оснащенной передовой военной техникой азербайджанской армией и с вооруженными силами Турции. 

Как следствие будут закрыты Проливы, что поставит в катастрофическое положение не только российский контингент в Сирии, но и режим Асада. Последствия очевидны и не только для Москвы.

Второй. Россия может попытаться усилить свой военный контингент на базе в Гюмри, хотя это сделать будет крайне сложно. Общей границы нет, а Грузия и Иран закрыты для транспорта военных грузов и контингентов. 

В таком действии реального толку нет. Воевать за Армению Россия не может и не хочет. К тому же она сталкивается не только с Турцией, но и с Ираном.

Тегеран категорически не хочет, да и не может быть втянутым в какие-либо действия, расширяющие рамки конфликта. Зачем ему ссориться с Анкарой и тем самым увеличивать число своих врагов. К тому же через Турцию проходит практически единственный путь иранских углеводородов.

В стране почти 20 млн этнических азербайджанцев, которые требуют на демонстрациях поддержки своей исторической родины. Пренебречь этим иранские власти не могут.      

Третий. Можно пойти на гибридный вариант помощи Армении. Утверждать, что настамнет, а на самом деле пытаться воевать иррегулярными соединениями или настоящими армейскими частями без признания такого факта. При соответствующем пропагандистском оформлении. Как показывает опыт Донбасса, особых лавров это не приносит, но отношения с Турцией и Азербайджаном испортит окончательно. И это станет очень серьезным поражением Кремля. Отзовется по всему периметру российских границ. 

Вот и получается — Zugzwang. Каждый ход только ухудшает положение. Своими играми в замороженные конфликты Кремль загнал себя в геостратегический тупик, и выхода из него нет. 

Если к этому прибавят санкции из-за отравления Навального, то у Кремля есть все основания для нервозности. Главная проблема в том, что нет соответствующего успокоительного.

Впрочем, вполне закономерный результат. Игры в замороженные конфликты пришли к своему логическому концу в виде полного провала всей российской политики.

Юрий РАЙХЕЛЬ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ