Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

VIP-агитатор Путин и выборы в Кнессет

Если бы слова о «русскоязычном государстве» президент РФ употребил по отношению к любому из постсоветских государств, это был бы повод для беспокойства. С Израилем дело обстоит не так просто
19 сентября, 2019 - 19:00
12 СЕНТЯБРЯ 2019 Г. СОЧИ / ФОТО РЕЙТЕР

На конгрессе международного еврейского благотворительного фонда «Керен ха-Йесод» в Москве 17 сентября Владимир Путин пошутил: «Граждане России и Израиля связаны семейными, родственными, дружескими узами. Это настоящая сетевая, общая семья, я без преувеличения говорю. Почти два миллиона русскоязычных граждан Израиля проживают в этой стране. Мы считаем Израиль русскоязычным государством». Если бы последние слова о «русскоязычном государстве» российский президент употребил по отношению к любому из постсоветских государств, это был бы серьезный повод для беспокойства. Ведь те страны, которые Кремль называет «русскоязычными», он рассматривает как объект для гибридной агрессии.

С Израилем, разумеется, дело обстоит не так просто. Главный союзник Израильского государства — это США, а израильская армия по боеспособности далеко превосходит российскую. Поэтому ни о какой гибридной агрессии против Израиля говорить не приходится, и российские танки защищать русскоязычных израильтян не придут. Тем не менее, идея так или иначе подключить Израиль к процессу евразийской экономической интеграции не дает Путину покоя. Выступая на конгрессе фонда «Керен ха-Йесод», он заявил: «Дальнейшему наращиванию встречных товарных потоков, несомненно, поспособствует и заключение соглашения о свободной торговле между странами — членами Евразэс, организации в сфере экономического сотрудничества, созданной на пространстве бывшего СССР. Мы подходим к заключительной стадии — подписанию документа о свободной торговле между этой организацией, Евразэс, и Израилем».

Также Кремль находит контакты с Израилем и в плане политики исторической памяти. Путин принял приглашение президента Израиля посетить в январе 2020 года эту страну  для участия в мероприятиях, приуроченных к 75-й годовщине освобождения концлагеря Освенцим и дню памяти жертв Холокоста, и собирается открыть в Иерусалиме мемориал памяти блокадникам Ленинграда, создающийся по инициативе израильских организаций. Это приглашение ярко контрастирует с неприглашением Путина на мероприятия в Варшаву, посвященные юбилею начала Второй мировой войны. И выступая на конгрессе «Керен ха-Йесода» российский президент с удовлетворением заявил: «Когда мы сталкиваемся с негативными явлениями, с попытками пересмотреть результаты Второй мировой войны, исказить историю, я, с одной стороны, с удовольствием, а с другой стороны, с тревогой должен отметить, что почти единственными организациями, которые публично противостояли всем этим попыткам, были еврейские организации Европы, в том числе и в прибалтийских странах. Я, конечно, всегда думаю об этом, и с благодарностью думаю, но жалко, что только они».

17 сентября для путинского выступления на конгрессе еврейского фонда было выбрано отнюдь не случайно. Это был самый канун выборов в Кнессет, и Путин не скрывал свою заинтересованность в сохранении правительства Биньямином Нетаньяху у власти. Речь Путина должна была побудить русскоязычных евреев Израиля голосовать за нынешнего премьера.

Той же цели послужил и рабочий визит Нетаньяху в Сочи 12 сентября. Во время встречи с ним российский президент заявил, обращаясь к гостю: «Скажу прямо, не побоюсь этого, благодаря в значительной степени Вашим усилиям наши отношения приобрели новое качество и по вопросам безопасности, по линии военного сотрудничества. Мы с Вами знаем, насколько это важно, особенно с учётом сохраняющейся угрозы со стороны международного терроризма... И конечно, нас объединяет одинаковый подход к проблемам прошлого, проблемам Второй мировой войны. Еврейский народ пострадал, пострадал так, как, может быть, никто другой, если не считать русского народа — 25 миллионов у нас погибших, это серьёзные потери... я знаю, что ваша страна стоит на пороге крупных внутриполитических мероприятий, выборов в Кнессет, 17 сентября, по-моему. Хорошо известно, что в Израиле проживают свыше полутора миллионов выходцев из Советского Союза. Мы всегда считали их своими людьми, мы называем их своими соотечественниками. И конечно, нам небезразлично, какие люди, честно Вам скажу, придут в парламент Израиля. Мы очень рассчитываем на то, что это будут ответственные политики, которые в любом случае сохранят всё, что было достигнуто в двусторонних отношениях за последнее время, и будут вместе с нами двигаться дальше по пути развития российско-израильских отношений».

Замечу, что для России за пределами постсоветского пространства столь откровенное вмешательство перового лица в предвыборную кампанию в пользу одной партии и ее лидера — случай беспрецедентный. А заодно Владимир Владимирович походя опроверг официальную цифру советских военных потерь в 26,6 млн. человек и склонился к полуофициальной в 41,95 млн. человек, озвученным движением «Бессмертный полк», которая, безусловно, очень близка к действительности. Но из всех погибших Путин упомянул только русских, забыв украинцев, белорусов, казахов, грузин и многие другие национальности, включая тех же евреев. Да и численность русских потерь российский президент существенно завысил. Перед началом Великой Отечественной войны русских в населении СССР было около 52%, так что если принимать потери всех советских народов в 41,95 млн. погибших и умерших, то русских среди них должно быть около 22 млн., но никак не 25.

Интересно, что встреча Путина с Нетаньяху состоялась всего за три дня до атаки на саудовские НПЗ и месторождения нефти, за которыми, как уже теперь мало кто сомневается, стоял Иран. Очень велика вероятность того, что в Кремле были заранее осведомлены об этих атаках, поскольку именно российские миллиардеры и мультимиллионеры, играющие на биржах, больше всех выиграли от скачка нефтяных цен, последовавшего за этими атаками, что предполагает заблаговременную осведомленность об этом событии. Однако Путин, судя по всему, ничего не сказал о предстоящем нападении на нефтяную инфраструктуру Саудовской Аравии израильскому премьеру, опасаясь, что тот предупредит американцев, а те — саудитов. И на конгрессе фонда «Керен ха-Йесод» российский президент не упомянул иранские атаки на саудовскую нефть, хотя они составляют угрозу не только Саудовской Аравии, но и Израилю, для которого Иран сейчас — главный враг. И ни в Сочи. Ни в Москве Путин ни разу не упомянул Сирию — место, где лежат основные противоречия между Россией и Израилем. Последний борется с иранским присутствием в Сирии, а без иранских войск поддерживаемый Россией Асад не имеет шансов удержаться у власти. Нетаньяху, по крайней мере, проявляет готовность координировать с Москвой свои удары по иранцам и их союзникам в Сирии. По всей вероятности, в Кремле всерьез опасаются, что в случае смены власти в Израиле преемник Нетаньяху может начать действовать в Сирии без оглядки на Россию, и любой ценой старается сохранить Биби в премьерском кресле.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ