Проблема демократии не в том, нужна ли людям свобода, а в том, насколько они способны ею пользоваться.
Алексис де Токвиль, французский государственный деятель, историк, обществовед

Возвращение пророссийского премьера

В Словакии впервые с 1990 года одна партия сформирует правительство
13 марта, 2012 - 12:01
ФОТО РЕЙТЕР

На досрочных выборах в парламент Словакии в минувшую субботу уверенно победила Социал-демократическая партия Smer-SD во главе с экс-премьером Робертом Фицо. Заручившись поддержкой 44,95% избирателей, эта партия получает 84 мандата в стопятидесятиместном парламенте. На втором месте — Христианское демократическое движение KDH — 8,79% (16 мандатов). Далее идут «Обычные люди и независимые личности» — 8,44% (16 мандатов), Most-Hid — 6,96% (13 мандатов), правая партия экс-премьера Микулаша Дзуринды SDKU-DS — 5,7% (11 мандатов). В парламент Словакии проходит также SАS — 5,47% (10 мандатов). Напомним, что выборы состоялись на два года ранее положенного срока, поскольку в октябре прошлого года одна из небольших партий, входивших в правящую коалицию, покинула ее из-за несогласия с премьером по поводу увеличения финансового стабилизационного фонда ЕС. В результате правительство утратило поддержку парламентского большинства и получило вотум недоверия, а план Евросоюза так и не был ратифицирован.

Социал-демократы намерены повысить налоги, однако главной темой предвыборной кампании являлось так называемое досье «Горилла», предположительно подготовленное словацкими спецслужбами и появившееся в интернете в декабре прошлого года. В материалах утверждалось, что в 1998—2006 годах финансовая группа «Пента» якобы подкупала политиков, связанных с тогдашним правоцентристским кабинетом Микулаша Дзуринды.

Чем объясняется такая крупная победа социалистов? И как возврат бывшего премьера к власти скажется на отношениях Словакии с ЕС и Украиной? «День» попросил прокомментировать результаты выборов в Словакии президента расположенного в Братиславе Института общественных проблем Григория МЕСЕЖНИКОВА.

— Правоцентристские партии потеряли поддержку в связи с последними аферами, связанными с коррупционными делами. Но дело в том, что это аферы из прошлого. Ведь все, что произошло, случилось в 2005-2006 году. Поэтому я думаю, что это результат общего настроения правоцентристского электората, когда правительство упало в результате собственной неспособности решать внутренние проблемы. В результате избиратели, которые традиционно поддерживают правоцентристские демократические партии, просто отвернулись от них. И поэтому Smer-SD удалось мобилизировать своих избирателей. И явка была выше, чем на предыдущих выборах. В результате левоцентристы получили больше голосов, чем на прошлых выборах. И после распределения 20 процентов голосов тех партий, которые не прошли в парламент, Smer-SD получила преимущество. И теперь впервые с 1990 года у нас будет правительство, созданное единственной партией.

— А что, по вашему мнению, имел в виду президент Словакии Гаспарович, заявляя, что это самые важные выборы после 1990 года?

— Я думаю, что на самом деле ничего такого нет. Ведь не решается вопрос установления какой-то новой формы правления или нового режима. По моему мнению, это его личное восприятие, так как он является представителем той части политического спектра, которая сейчас пришла к власти. Гаспарович в свое время был кандидатом от Smer-SD, и я думаю, что он рассчитывает на победу политической силы, которая его поддержала на президентских выборах. На самом деле не происходит никаких кардинальных изменений, свидетельствующих о каком-то принципиально новом развитии. Мы остаемся там, где были до этого: и в Евросоюзе, и в НАТО. Просто меняется политическая карта, меняются политические силы, которые находились у власти. Естественно, Smer-SD будет проводить политику, характерную для левых социалистических партий.

— Иными словами, словаки поддержали идеи этой партии, которая говорит о необходимости облагать богатых большими налогами?

— Посмотрим. Действительно, были подобные предвыборные обещания. Это левая партия, естественно, что она пыталась заручиться голосами избирателей, которые сами себя относят к социально слабым слоям. В такой среде нашли поддержку предложения Smer-SD по повышению налогообложения людей, зарабатывающих больше, чем остальные. Но это касается также и капиталовложений за счет государства, повышения расходов на социальные нужды. В ситуации финансового и экономического кризиса, неопределенности значительная часть населения поверила обещаниям Smer-SD, что именно эта партия способна обеспечить высокий уровень социальных гарантий, сильную социальную политику, сильную роль государства.

— Ожидаются ли изменения отношений между Словакией и ЕС? Ведь ранее социалисты критиковали подписанный правоцентристским правительством пакет стабилизации зоны евро.

— Пока рано об этом говорить. Дело в том, что Фицо на первой пресс-конференции однозначно заявил, что будет придерживаться тех рамок, которые сейчас определены в отношениях между ЕС и Словакией. Ожидания скорее в том, что будет возникать меньше проблем, так как в предыдущем правительстве была либеральная партия, которая не соглашалась с механизмом сохранения евро. У нас правительство ушло в отставку из-за разногласий по этому вопросу. Smer-SD, по крайней мере, до сих пор обозначала себя как проевропейская сила. Исключить полностью возможности, что возникнут какие-то проблемы, тоже нельзя. Ведь этой партии будет сложно объяснить своему избирателю, почему Словакия должна придерживаться этих рамок. А это все может быть довольно болезненно. Ведь там определены максимальные границы дефицита госбюджета, внешнего долга. Поэтому все это нужно будет учитывать. Так как избиратели этой партии настроены на улучшение социальных условий жизни, то они сейчас ожидают этого улучшения, ждут, что государство будет выделять деньги на социальные программы. А, конечно, в этом плане европейские нормы будут ограничивать правительство. Пока никакой антиеэсовской риторики не было зарегистрировано.

— А нет ли угрозы возврата эры Мечиара или того, что, получив большинство, левоцентристы поддадутся соблазну последовать примеру венгерского правительства, которое начало ограничивать свободу прессы, вызвав тем самым недовольство не только в стране, но и в Брюсселе?

— Теоретически такая возможность существует, исходя из прошлых лет, когда Smer-SD была в правительстве. Тогда у нее были такие поползновения. Полностью этого исключить нельзя. Но все-таки, учитывая то, что Виктор Урбан сейчас довольно непопулярен в Евросоюзе и Венгрия является объектом критики как многих стран ЕС, так и внутри страны со стороны оппозиции и СМИ, Роберту Фицо просто ни к чему находиться в той же позиции. Следует отметить, что в этой партии есть определенные авторитарные тенденции. Но хочется надеяться, что прагматизм победит и левоцентристы не будут осложнять свою ситуацию еще тем, что станут объектом критики со стороны Евросоюза.

— А как будут развиваться отношения Словакии с Украиной, учитывая то, что в ноябре 2009 года, встречаясь в Москве с Владимиром Путиным, Фицо заявил, что его правительство «всегда и на всех уровнях» поддерживало позицию Москвы в «газовом конфликте» с Украиной? Будет ли теперь он поддерживать интеграцию Украины в ЕС, как это делало предыдущее словацкое правительство?

— Действительно, Роберта Фицо можно считать по сравнению с другими крупными политиками в Словакии самым пророссийским. И это выразилось не только в том, что он поддержал позицию России в «газовом конфликте» и по сути дела тем самым выступил не с позиции поддержки Украины. Он несколько раз открытым текстом заявлял, что общественное развитие России вызывает у него положительную оценку. Он говорил о Путине как о человеке, который вернул России национальную гордость. Фицо присутствовал на съезде партии «Единая Россия» 24 сентября, на котором Путин и Медведев объявили о том, что они проведут властную рокировку. Иными словами, его личные симпатии на стороне России. Украину он никогда в качестве примера не использовал. Его позиция в отношении Украины четко не обозначена. В связи с тем, что поддержка европейских устремлений Украины — это официальная часть нашей внешнеполитической доктрины, я думаю, что тут отступления не будет. Но он не будет проявлять такой энтузиазм, как это делало правительство Радичевой и Дзуринды, считавших, что развитие на восток от нашей границы — это подключение Украины к процессам европейской и, возможно, евроатлантической интеграции. Фицо на этот счет никак не высказывался. Нужно подождать, и все прояснится довольно быстро.

Мыкола СИРУК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ