Для негосударственного народа духовая культура играет огромную роль, потому что собственно ею он может превышать народ, политически подбил его.
Иван Огиенко, украинский ученый, митрополит (с 1944), политический, общественный и церковный деятель, языковед

Жесткие перспективы «бархатной революции»

25 ноября, 2003 - 00:00

«Я ухожу домой», — эти слова теперь уже бывшего президента ознаменовали успех проекта «Грузия без Шеварднадзе». Успех, в котором раньше сомневались многие, особенно учитывая опыт противостояния власти и оппозиции в других постсоветских странах. Парламентские выборы 2 ноября в Грузии называли решающими, но не все могли предположить, насколько далеко зайдут их последствия. Победа грузинской оппозиции теперь очевидна. Не ясно, однако, станет ли эта победа полной и окончательной.

В эти выходные Грузия пережила «бархатную революцию». «Я понял, что в подобных обстоятельствах не обойдется без крови. Я никогда не предавал своего народа. В моем положении сейчас лучше уйти и прекратить все это мирным путем, без крови и жертв», — заявил Эдуард Шеварднадзе. Лидеры оппозиции отметили, что президент поступил мужественно. «Думаю, история это оценит», — заявил Михаил Саакашвили, пообещавший предоставить гарантии безопасности Шеварднадзе и его семье.

Теперь обязанности президента страны исполняет глава парламента прошлого созыва Нино Бурджанадзе. И Россия, и США, поначалу явно занимавшие выжидательную позицию, уже дали понять, что готовы развивать отношения с новыми грузинскими властями. В качестве представителя и России, и СНГ (по согласованию с главой Совета президентов стран Содружества Леонидом Кучмой) Грузию посетил министр иностранных дел Российской Федерации Игорь Иванов, который провел переговоры с Шеварднадзе, лидерами оппозиции и главой Аджарии Асланом Абашидзе. Иванов заявил, что Россия не вмешивалась и не вмешивается во внутренние дела Грузии, однако для нее «принципиально важно, чтобы все процессы шли в рамках законности».

А по словам пресс-секретаря государственного департамента США Ричарда Баучера, госсекретарь Колин Пауэлл позвонил Нино Бурджанадзе и предложил ей свою поддержку. Баучер сказал, что Пауэлл беседовал и с Эдуардом Шеварднадзе. Пресс-секретарь госдепартамента отозвался о нем очень тепло, дескать, на Западе ценят Шеварднадзе за его деятельность на посту министра иностранных дел СССР при Михаиле Горбачеве. Отставку Шеварднадзе уже сравнивают с отставкой де Голля, сам экс-президент сказал, что уходит писать мемуары. Однако пока рано говорить, станут ли все эти декорации спектакля об «уходящем лидере ушедшей эпохи» реальностью, каковы будут роль и влияние Шеварднадзе в новой Грузии.

Нестабильность в этой стране противоречит интересам и России, и США, и Украины — как давнего партнера Грузии, участника совместных с Тбилиси проектов, в частности, ГУУАМ. Тем не менее, сегодня звучат и голоса, предрекающие Грузии чуть ли не югославский сценарий гражданской войны и окончательной потери территориальной целостности страны. Эти опасения подогреваются сообщениями из Аджарии: лидер автономии Аслан Абашидзе объявил о введении на ее территории чрезвычайного положения. Он не признает новое руководство Грузии и называет его антиконституционным. После переговоров с Абашидзе министр иностранных дел России Игорь Иванов заявил, что пока рано делать оптимистические прогнозы дальнейшего развития событий в Грузии.

Кроме того, подал в отставку губернатор Имерети, заявивший, что не намерен сотрудничать с Саакашвили, Бурджанадзе и Жванией. По сообщениям грузинских СМИ, губернатор собирается сам принять участие в президентских выборах. Вчера также ожидалась отставка некоторых министров, однако в целом правительство и, что самое главное, состав силовых ведомств признали легитимность новых грузинских властей.

Грузины — и не только ярые сторонники оппозиции — считают хорошим знаком то, что смена власти прошла бескровно. В то же время многие как в Грузии, так и за ее пределами опасаются, что приход к власти националистов, главным из которых является Михаил Саакашвили, которого можно в равной степени называть как харизматичным, так и популистским лидером, будет иметь самые негативные последствия. Перед новыми грузинскими лидерам сегодня стоит гораздо более серьезная задача, чем вытеснение Шеварднадзе, с которым они справились. В первую очередь необходимо гарантировать абсолютную стабильность в стране — на той части ее территории, которая еще контролируется Тбилиси. А затем, если прогнозы оптимистов оправдаются, новому грузинскому парламенту, правительству и президенту, пришедшим к власти на волне «дружбы против Шеварднадзе», на волне недовольства населения условиями жизни, придется доказать, что они способны эффективно сотрудничать и после своей победы, на самом деле способны изменить жизнь людей к лучшему. Только тогда проект «Грузия без Шеварднадзе» увенчается успехом. В противном случае он действительно превратится в катастрофу «Грузия без Грузии».

КОММЕНТАРИИ

Григол КАТАМАДЗЕ, Чрезвычайный и Полномочный Посол Грузии в Украине:

— То, что произошло в воскресенье в Грузии, показало всему миру, что мы цивилизованная страна, европейское государство, что мы можем обойтись без кровопролития. Нельзя заявлять, что теперь в Грузии не будет никаких проблем. Однако последние события показали, что наше общество идет демократическим путем развития. Надо отдать должное президенту Шеварднадзе за его мужественный шаг, сделанный ради того, чтобы избежать кровопролития.

Переговорный процесс по абхазскому урегулированию, по проблеме Южной Осетии будет продолжен. Лидеры бывшей оппозиции заявили, что вопросы, связанные с территориальной целостностью страны, должны решаться мирным переговорным путем. Надеюсь, что лидер Аджарии Аслан Абашидзе не будет принимать решений, которые смогут осложнить отношения между Тбилиси и Батуми.

Монолитность оппозиционной тройки показала, что они понимают всю ответственность, которую берут на свои плечи. Я думаю, что во имя будущего Грузии они не должны допустить раскола или ссор. Выйдя в понедельник утром на работу, люди не увидели и следа того, что происходило в Тбилиси все эти двадцать дней. Это дает мне основания говорить, что политический диалог в Грузии будет спокойным. Конечно, будет политическая борьба, конечно, снова будет оппозиция, но такого противостояния больше не должно быть. Потому что в случае повторения подобных событий мирное развитие уже не будет возможным.

Котэ КЕМУЛАРИЯ, «Национальное движение»:

— Я уверен, что югославский сценарий в Грузии не повторится. Вчера, после завершения бархатной революции, исполняющая обязанности президента госпожа Бурджанадзе заявила, что будут восстановлены все контакты с регионами, с которыми за последние десять-двенадцать лет имели место конфликтные ситуации. Нет никакого основания опасаться осложнений с регионами. Я, наоборот, уверен, что ненасильственная смена власти, состоявшаяся конституционным путем, — президент ушел в отставку и обязанности главы государства приняла спикер парламента, — поспособствует урегулированию этих вопросов.

Я уверен, что новые властные структуры найдут общий язык с Аджарией. Главная причина конфликта заключалась в том, что не было официального конституционного закона о размежевании власти между центром и регионами. Все решалось на основании телефонного права. Я надеюсь, что будет создана государственная комиссия, которая решит этот вопрос.

Внешнеполитический курс Грузии не будет изменен. Он будет ориентирован на дружественные отношения со США и улучшение отношений с Россией. С Украиной у нас отношения прекрасные и останутся такими же дружественными.

Георгий СЕПАШВИЛИ, редактор интернет-журнала «Civil Georgia»:

— Объединенная оппозиция имеет шансы получить на следующих выборах около 80% голосов. Перессориться же оппозиционная «тройка» сейчас просто не может — они понимают, что тогда потеряют все, за них никто не проголосует. На самом деле Жвания, Саакашвили и Бурджанадзе — идеальная команда, они хорошо балансируют друг друга. Зураб Жвания — опытный политик, имеющий опыт работы «в кулуарах», Михаил Саакашвили — харизматичный лидер, который умеет просто и по-свойски разговаривать с людьми. А Нино Бурджанадзе — интеллигентный политик.

Люди в Грузии сегодня бесконечно горды собой, ведь они смогли заставить Шеварднадзе уйти. Все действия оппозиции были безупречно организованы. На всех митингах был порядок, ни одного ограбления, ни каких-либо других подобных случаев. Из регионов в Тбилиси ехали двух-трехкилометровые колонны машин со сторонниками оппозиции. Почему в Грузии получилось сместить Шеварднадзе, а попытки смены власти, например, в Азербайджане провалились? Дело в том, что в Грузии уровень развития гражданского общества гораздо выше, чем в том же Азербайджане или Армении. Негосударственные организации и независимый телеканал «Рустави-2» сыграли ключевую роль в смене власти.

События в Грузии не развивались по сценарию, написанному в Москве или Вашингтоне. Об этом может говорить хотя бы реакция России и США на происходившее в Тбилиси — это не была реакция режиссеров. Сегодня и Москва, и Вашингтон увидели, что Шеварднадзе больше ничего не сможет сделать. И сделали ставку на новых лидеров.

После смены власти действительно возникла проблема Аджарии. Потеря такого союзника, как Шеварднадзе, катастрофична для лидера автономии Аслана Абашидзе. Однако его будущее и будущее Аджарии зависит от политики нового руководства Грузии. Среди же населения автономии никаких сепаратистских настроений нет. Там живут такие же грузины. Так что, думаю, ситуация в Аджарии должна быть урегулирована. Что же касается Абхазии и Южной Осетии — смена руководства страны вряд ли повлияет на ситуацию. Там Грузии уже просто нечего терять.

Варвара ЖЛУКТЕНКО, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ