Работать надо идейно, чтобы дать свою духовную лепту для родного народа
Кость Левицкий, украинский государственный деятель, адвокат, публицист

«Она сделала в Украине поколение 1990-х»

Увидела мир книга воспоминаний о Соломии Павлычко
6 июня, 2006 - 19:43
ВЕЧЕР ПАМЯТИ НЕ ВЫЗВАЛ ОСОБОГО ВНИМАНИЯ СМИ. ДАЖЕ ПРИСУТСТВИЕ ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА ЮРИЯ ЕХАНУРОВА НЕ СТАЛО «ИНФОРМАЦИОННЫМ ПОВОДОМ» ДЛЯ ЕГО ОСВЕЩЕНИЯ / «MITY» ДЛЯ СОЛОМИИ...

«Безусловно — это ее я имею в виду в своем посвящении к «Двенадцати обручам»: «Кристиану, Соломии и Другим»... Когда... я таки нашел лазейку в обстоятельствах и начал писать «Двенадцать обручей», то пытался делать это так, чтобы оно безусловно ей понравилось. Я писал для нее. При этом ее уже больше года не было в живых, и я никоим образом не могу быть уверен, что ей это действительно понравилось (бы) «. Это признания писателя Юрия Андруховича в книге «Соломия. Воспоминания о Соломии Павлычко», выданной издательством Соломия Павлычко «Основы» и которую презентовали в понедельник в Киево-Могилянской Академии. В книге — мемуары-откровения 60 авторов из Украины и из заграницы, некоторые из которых между собой лично даже не знакомы, но все считают себя «Соломииными людьми». Вера Агеева, Оксана Забужко, Оксана Пахлевская, Вячеслав Брюховецкий, Юрий Винничук, Валентина Кирилова, Николай Жулинский, Юрий Шевчук, Богдан Жолдак, Дмытро Стус, Михайлина Коцюбинская и другие — у каждого из них была своя Соломия. Презентация одновременно стала вечером памяти и воспоминаний ее друзей, близких, коллег, студентов — людей, не устающих повторять «она изменила мою жизнь».

«Прощание с Соломией было если не общенациональным, то общекиевским событием. На самом деле это очень важно и многое говорит о культуре, как эта культура умеет оплакивать своих героев. На моей памяти было два таких похорона: Анатолия Соловьяненко, великого украинского тенора, и прощание Киева в стенах Киево-Могилянской академии с Соломией Павлычко. Думаю, все тогда поняли, во всяком случае, почувствовали, одну очень важную вещь: состоялось событие, перевернувшее страницу украинской истории, — вспоминает писательница Оксана Забужко. — Я не знаю, можно ли в литературоведческом срезе говорить о восьмидесятниках, девяностниках, двухтысячниках... Но для меня неоспорим тот факт, что в украинской культуре в целом было одно поколение — поколение 90-х. Независимо от того, какого возраста были люди деятелями, соучастниками, состроителями этого поколения. И только после того, как кто- то отошел, я по-настоящему поняла одну важную вещь: поколение может состояться только тогда, когда у этого поколения есть неоспоримый, интеллектуальный и моральный лидер, одновременно являющийся духовным центром притяжения. И Соломия была именно таким лидером. Она сделала в Украине поколение 1990-х».

«Именно Соломия Павлычко относится к классикам украинского литературоведения ХХ века, — говорит доктор филологических наук, литературовед Вера Агеева. — Именно ее книги изменили ландшафт украинской литературы. Невероятные изменения на протяжении 1990-х годов, последних 15 лет в украинском литературоведении происходили на наших глазах. И эти изменения начинались и утверждались Соломииными книгами. Это ее книги сделали Ольгу Кобылянскую и Лесю Украинку культовыми фигурами в украинской культуре. Это она ввела психоанализ в украинское литературоведение. Сегодня без ее классического «Дискурса модернизма в украинской литературе» не обойдется, очевидно, ни один серьезный исследователь украинской литературы ХХ века. Она часто любила говорить, что в науке, истории нет двух иерархий: нет таких вещей, о которых можно говорить приватно в коридорах, но нельзя писать и говорить публично».

«Мы встретились с Соломией, как два солдата невидимого войска. Наш пароль был — «Европа». Соломия со своим англоязычным миром, я — со своим итальянским, Север и Юг, протестантизм и католицизм, две души западноевропейской цивилизации», — так вспоминает о Соломии в книге культуролог, писательница, заведующая кафедрой украинистики Римского университета «Ла Сапьенца» Оксана Пахлевская. Юрий Шевчук, директор украинского киноклуба Колумбийского университета в г. Нью-Йорке, продолжает: «Соломия Павлычко была большой провокаторшей в первом и наилучшем смысле слова. Она провоцировала коллег, оппонентов, читателей, общество к действиям, необходимым для того, чтобы избавиться от наследия империи в культуре, в речи, в мышлении и стать свободной украинской европейской нацией».

Естественно, что на вечере звучали «Mity» классика польской музыки Кароля Шимановского в исполнении заслуженного артиста Украины, скрипача Кирилла Стеценко. Почему именно «Mity»? «... Соля настаивала, чтобы я сыграл «Mity» Кароля Шимановского, — вспоминает Стеценко. — В общем, цикл создан для исключительно посвященных музыкальных гурманов и требует самого качественного рояля, безупречной акустики и особого духовного настроения. Именно поэтому эти пьесы исполняются очень редко. Я попробовал объяснить, что гостям будет неинтересно надолго отвлекаться от пищи и разговоров. А еще со мной не было пианиста... В ответ хозяйка отвела меня в другую комнату. Вплотную закрыла за нами двери. И чтобы вы думали?... Она снова попросила сыграть «Mity». Ее тон не позволял ни шуток, ни возражений. Следовательно, должен был играть без пианиста. И только для нее... Вряд ли вспомню более благодарного и проницательного слушателя».

В общем же книга, через разное восприятие Соломии, дает интеллектуальный срез украинского общества конца 90-х. В ней есть место для оценок исторических и культурных процессов, «советского Тартара», европеизации культурной сознательности, результатов идеологической патологии, переломных периодов украинской литературы . .. Как сказала директор издательства Соломии Павлычко Валентина Кирилова, книга для всех, кто знал ее и слышал о ней. А скорее всего для тех, кто стремится услышать, чтобы знать.

Юлия КАЦУН, фото Бориса КОРПУСЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments