Свобода, друг мой, священна, это одна из величайших ценностей, которую мы должны спасти любой ценой.
Эрнесто Сабато, аргентинский писатель, физик и художник

11 откровенных наблюдений и... советов

Эрик РАЙНЕРТ: «Что меня шокировало в Украине за последние годы — это локомотив, купленный в General Electric»
17 апреля, 2019 - 18:32

Если возвести самую популярную сегодня в Украине экономическую концепцию к набору тезисов, то получим: свободный рынок — это хорошо, его невидимая рука все приведет в порядок; вмешательство государства, в частности протекционизм, — плохо, потому что мешает невидимой руке; каждый должен использовать свое конкурентное преимущество: программист — писать код, уборщик — убирать, и тогда общее богатство увеличится, ведь программист не будет тратить время и силы на уборку. И если все люди и все страны будут жить по этим правилам, наступит общее счастье и процветание.  Но только в книжках, убеждает Эрик Райнернт, в реальной жизни «сказка» имеет другой конец.

Норвежский экономист Эрик Райнерт, по-видимому, самый известный (и самый скандальный) сторонник дирижизма (политики активного вмешательства государства в управление экономикой) и протекционизма в экономике. По версии Всемирной ассоциации экономистов, книга Эрика Райнерта  «Как богатые страны разбогатели, и почему бедные остаются бедными» вошла в ТОП-50 самых влиятельных книжек по экономике за последние 100 лет. И главный посыл его книги в том, что теория сравнительных преимуществ и свободного рынка неправильна. Государства богатели совсем иначе. Например, британский император Генрих VII, взошедши на трон в 1485 году, ввел налог на вывоз необработанной шерсти, чтобы лишить сырья флорентийских производителей шерстяной ткани. А их английских конкурентов он освобождал от налогов и давал временную монополию на торговлю в определенных регионах. Причем, британцы следовали примеру голландцев.

По Райнерту, стране лучше иметь неэффективную собственную промышленность, чем не иметь ее вообще: это деятельность с выгодами, которые постепенно растут (при увеличении объема производства каждая новая единица продукции будет стоить  дешевле). А вот в сельском хозяйстве или добыче полезных ископаемых — наоборот, рост спроса на зерно заставляет осваивать все менее плодородные участки. Чтобы дать промышленности возмужать, нужны таможенные барьеры.

Автор в книге активно ссылается на немецкого экономиста XIX века Фридриха Листа, одного из разработчиков теории защиты молодых отраслей. Кстати, именно его трудами вдохновлялись японцы при строительстве своего экономического чуда.

РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня», 1996 г.

Райнерт — сторонник этатической школы политической экономии («экономического национализма»), которая отстаивает концепцию, согласно которой настоящее экономическое развитие страны возможно лишь при условии сочетания государственного вмешательства, протекционизма и стратегических инвестиций, а не только благодаря обеспечению условий для свободной торговли. Одна из главных идей Райнерта — мысль о том, что залогом успешного экономического развития государства является сочетание государственного вмешательства, протекционизма и стратегических инвестиций. «Кроме нескольких стран — экспортеров нефти — ни одна другая не достигла благосостояния без индустриализации», — утверждает Райнерт.

Интересно, что Эрик Райнерт — норвежец, который имеет прекрасное западное экономическое образование, — МВА Гарвардского университета, PHD — Корнельского. Он имеет фантастический опыт руководства промышленными предприятиями. Работал как экономический эксперт в более чем 60 странах мира. А личная библиотека профессора Райнерта насчитывает свыше 40 тысяч книг.

МЫСЛИ ИЗ ЛЕКЦИИ

«Какая экономическая политика выгодна Украине?», Экономическая конференция для научной молодежи:

1. «В Украине есть две ключевых проблемы. Остальные — производные. Это — деиндустриализация и эмиграция. Первая является причиной второй.  Это хорошо поняли американцы в 1947 году, когда создали план Маршала. То социальное напряжение, которое сегодня наблюдается в США, является следствием деиндустриализации Центральной Америки и Мексики. Люди, которые потеряли свои рабочие места у себя дома, в настоящее время продвигаются ближе к северу. Деиндустриализация также приводит к проблемам в финансовом секторе. Ведь появляется дефицит во внешнеторговом балансе».

2. «Беда в том, что то, что мы видели в 30-е годы прошлого века, опять появляется на мировой арене. Это, кстати, было важной причиной того, что в Германии к власти пришли нацисты, — появился достаточно серьезный внешний долг. В Германии возник специальный термин для этой ситуации, который означал едва не долговое рабство.  Тенденции, которые мы сегодня наблюдаем на периферии ЕС, из-за деиндустриализованной Португалии, Италии и Греции ведут нас в ту же ловушку задолженности. Германия сегодня по другую сторону баррикад. Они — огромный экспортер, прибыль которого создает дефицит в южных странах.  Для Украины в известной степени — это хорошие новости. Ведь это значит, что вы не сами в такой ужасной ситуации. Вы теперь больше похожи на Италию, Грецию или Португалию».

3. «Люди сегодня почувствовали то, что называется «парадоксом сбережений». Если вы имеете большой долг, и начинаете экономить, то экономика начинает сворачиваться. Это наихудший вариант. Жаль, что Брюссель этого никак не может понять».

4. «Сотни лет ключом к колониализму было запрещение развития промышленности в колониях. Это основная причина, почему США решили стать независимыми. К сожалению, мы опять живем в периоде колониализма. И проблема — это риторический пробел, когда вы должны избавиться от коррупции, а невидимая рука все сделает. Тогда как в реальном мире ваши «друзья» защищают собственное производство. К сожалению, в настоящее время это становится очевидным».

5. «В США был Томас Джеферсон. Который сказал «лучшее правительство то, что мало руководит», хотя когда стал президентом, не очень этого придерживался. Но, с другой стороны, был Гамильтон, который изображен на 10-долларовой купюре, что разработал план индустриализации США.  Своих студентов я заставляю читать Гамильтона едва ли не ежегодно.  На экспорт США продавали теорию Джеферсона — «ничего не делайте», хотя внутри применяли план Гамильтона. Германия делала то же. Свободная торговля на словах. На практике — защита своих производителей».

6. «Почему крупные европейские сельскохозяйственные производители до сих пор получают субсидирование? Если вы ответите на этот вопрос, то поймете, что ни одна страна не может быть богатой, развивая только сельское хозяйство».

7. «Коррупция — одна из длинных теней феодализма.  В государствах, пораженных коррупцией, власть является наследием феодализма.  Украина, кроме того, что имеет наследие этих времен, еще переживает наследие коммунистических времен. Об этом есть важная книга написанная российским американцем, которая называется «Когда умирают деньги».

8. «Что делала одна из колоний Англии  в средневековье? Как они разбогатели? Новый король решил, что страна была достаточно бедной, но в ней производили ткани из английской шерсти. В Гарвардской бизнес-школе сказали бы: «Мы занимаемся не тем бизнесом». Они начали налагать пошлины на экспорт шерсти, из этих денег платили субсидии производителям одежды из шерсти. В действительности этот процесс очень похож на то, что вы делаете здесь для запрещения экспорта леса кругляка и металлолома».

9. «У нас были две очень космополитические экономические политики — коммунизм и неолиберализм. Естественная реакция людей на эти две теории — это национализм.  Подтверждение этому — Германия и Италия 1987-го, где к власти пришли националисты и социал-националисты.  Но важно, что идет речь о симметричном национализме, который позволяет жить и развиваться вашим соседям. Вам нужно делать это осторожно, чтобы не иметь негативных последствий. Это должна быть позитивная игра, где выигрывают все».

10. «Я вырос в Норвегии. Нашим слоганом было: «покупайте норвежское в том случае, если оно лучше». Думаю, что этот ограниченный национализм уже является достаточно здоровым. Но достаточно проблематичным он становится, если его очень много. В Польше, например, он уже выходит из берегов».

11. «Что меня шокировало в Украине за последние годы — это локомотивы, купленные в General Electric. Зачем?  Зачем при таких ограниченных финансовых  ресурсах, как ваши, покупать товар за такие деньги, за какие вы могли бы приобрести технологию? Это непостижимо».

Алла ДУБРОВЫК-РОХОВА, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments